Петербургский зигзаг

Июнь 17, 2016  |   Автор :   |   Регион

20 июня в Санкт-Петербурге состоятся трехсторонние переговоры президентов России, Армении и Азербайджана. Владимир Путин сначала проведет отдельные встречи с Сержем Саргсяном и Ильхамом Алиевым, а затем пройдет трехсторонняя встреча по Карабаху. По словам помощника президента РФ Юрия Ушакова, с российской стороны будет предпринята активная попытка оказать содействие сторонам в урегулировании конфликта.

“Мы уже сыграли, я бы даже сказал, решающую роль в прекращении боевых действий, которые происходили. Сейчас мы готовы продолжить свою посредническую миссию, естественно, в полном взаимодействии с другими государствами-сопредседателями Минской группы ОБСЕ и на основе принципов, которые были изложены в совместных заявлениях президентов России, США и Франции в период с 2009 по 2013 годы… Наша сторона будет проводить самые заинтересованные и активные переговоры”, — сказал Юрий Ушаков.

Он отметил, что Россия намерена продолжать свою посредническую миссию в русле совместных заявлений президента РФ, президента США и президента Франции, в которых говорится о недопустимости силового решения карабахской проблемы, содержится призыв к руководителям Армении и Азербайджана решать спорные вопросы на основе принципов неприменения силы или угрозы применения силы, территориальной целостности государств, равноправия и права народов на самоопределение.

Россия исходит из того, что стороны конфликта должны строго придерживаться соглашения о прекращении огня от 1994г. “Всех участников противостояния призываем проявлять сдержанность, отказаться от использования силы и принимать все возможные меры по стабилизации положения”, — добавил Ушаков.

Этот стандартный для официальных анонсов подобных мероприятий набор фраз поначалу не вызвал особой реакции, ибо после встречи Саргсян-Алиев в Вене с сопредседателями МГ ОБСЕ 16 мая то и дело проскакивали сообщения о готовящемся в конце июня новом армяно-азербайджанском саммите. Неожиданностью стало сообщение ТАСС о том, что ОБСЕ в подготовке петербургского саммита по Нагорному Карабаху участия не принимает. “ОБСЕ не вовлечена в организацию саммита по Нагорному Карабаху в Санкт-Петербурге, и мы не можем его комментировать”, — сказала исполняющая обязанности руководителя отдела по связям с прессой ОБСЕ Наташа Раджакович, посоветовав агентству адресовать все свои вопросы российским властям, по инициативе которых созывается саммит.

Это сообщение сразу породило вопросы. В частности, означает ли это, что американский и французский сопредседатели во встрече участвовать не будут? Судя по содержанию кремлевского анонса, их участие не предусматривается. Согласован ли был сей формат встречи с Вашингтоном и Парижем? 9 июня замминистра иностранных дел РФ Григорий Карасин принял посла Франции в РФ Ж.-М.Рипера по его просьбе. Согласно сообщению МИД РФ, в числе прочих обсуждался вопрос подготовки “к трехстороннему саммиту по нагорно-карабахскому урегулированию в Санкт-Петербурге”. Означает ли это согласование? Тогда почему американский сопредседатель МГ Джейм Уорлик, позднее сообщивший о предстоящей в конце июня встрече президентов, не назвал ни места (ранее предполагалось, что она пройдет в Париже), ни формата ее проведения? Более того, Уорлик еще и выразил надежду на то, что стороны продолжат обсуждать договоренности, достигнутые в мае в Вене.

Основной договоренностью в Вене было внедрение со стороны ОБСЕ в максимально кратчайшие сроки механизмов расследования инцидентов, а также расширение возможности команды личного представителя действующего председателя ОБСЕ. Кстати, г-н Ушаков, анонсируя встречу, ничего по этому поводу не сказал.

Между тем, Степанакерт рассчитывает на принятие конкретных действий по  внедрению механизмов расследования инцидентов на линии соприкосновения ВС Нагорного Карабаха и ВС Азербайджана. Пресс-секретарь президента НКР Давид Бабаян, комментируя Арменпресс предстоящую встречу президентов Армении и Азербайджана, отметил ее важность в плане разработки механизмов фиксации нарушений режима прекращения огня и их применения в приграничной зоне. По его словам, после достижения договоренности в Вене “необходимо обеспечить переход от общего к частному, а именно: обсудить конкретные вопросы, например, установку приборов различного типа, вопрос  увеличения штата сотрудников офиса личного представителя действующего председателя ОБСЕ и т.д”. Без внедрения механизмов расследования, как принципиального звена, будет невозможно продвинуться вперед, подчеркнул Бабаян.

Другой вопрос — означает ли инициатива России по трехсторонней встрече в Петербурге намерение Москвы застолбить за собой решающую роль в урегулировании азербайджано-арцахского конфликта? Кстати, в Баку инициативу Москвы расценили как направленную “на полное отстранение Запада от участия в процессе урегулирования” и, заметим, ни печали, ни тревоги по этому поводу не выказывают. Вашингтон и Париж молчат. В Армении основная часть экспертного сообщества, ранее предполагавшая, что новая армяно-азербайджанская встреча на высшем уровне станет продолжением венских консультаций, ныне также напряженно отмалчивается. А некоторые аналитики и политологи высказывают обеспокоенность возможным “выводом переговоров из формата ОБСЕ на российскую площадку и в поле азербайджано-российской сделки за счет армянских интересов”. Посему, как заявил News.am эксперт Центра политических и международных исследований Рубен Меграбян, армянская сторона должна отказаться от встречи.

Экс-глава МИД НКР, ныне независимый аналитик Арман Меликян полагает, что Россия спешит решить свои проблемы с Азербайджаном с целью восстановить там свое военное присутствие и взять под свой контроль военно-политические, экономические и внешнеполитические ресурсы официального Баку, а другие страны-члены Минской группы и, особенно, сопредседатели пока наблюдают за действиями России. “Взятый официальной Москвой путь предполагает, что решение этого очень важного для нее вопроса возможно посредством сдачи Азербайджану двух третей территории Арцаха”, — пишет Меликян на своей странице в Facebook, отмечая, что в этой ситуации армянские стороны либо воспротивятся Кремлю, либо смирятся и сдадут территории. Однако после этого через некоторое время Россия все равно будет вытеснена из Азербайджана, считает Меликян. По его мнению, “Запад просто ждет, чем закончится российская попытка вывернуть нам шею, а результат в любом случае будет ему на руку — Россия будет вытеснена с Южного Кавказа”. “Просто в первом варианте это произойдет без неприемлемых для нас территориальных потерь”, — подчеркивает аналитик.

Стремление России восстановить свое полновесное военно-политическое присутствие в Азербайджане за счет передачи под контроль Баку 2/3 территории НКР А.Меликян объясняет начинающейся между Анкарой и Москвой битвой за тюркский мир.

“В стартовавшем противостоянии Россия не располагает достаточным идеологическим и политико-экономическим ресурсом, способным нейтрализовать рост турецкого влияния в Азербайджане, Узбекистане, Кыргызстане, Туркменистане, Казахстане, а также на своем Северном Кавказе, в Татарстане, Башкортостане и других тюрконаселенных регионах России. На постсоветском пространстве надеждой и опорой России являются президенты Алиев, Каримов, Назарбаев и др., после ухода которых у Москвы более не будет союзников на местах, исходя из личных и иных интересов, способных не потакать либо противостоять турецкой политико-идеологической экспансии. Сплав русской имперско-национальной идеи и русского же православия не может быть эффективным средством для противодействия идее тюркского национального единения на почве этно-языковой, исторической и религиозной общности, сдобренной вдобавок еще и изрядной долей бытовой русофобии.

Видимо, поэтому в Москве кое-кому, возможно, кажется, что, перекрыв Азербайджан за счет ущемления армянских интересов, удастся закрыть доступ вредных веяний в Центральную Азию, на Северный Кавказ и в Поволжье. В силу целого ряда обстоятельств и факторов такое решение лишь ненадолго — на каких-то полтора-два года — отсрочит крах российской политики на Кавказе и в Центральной Азии и, скорее всего, следствием практической реализации данного подхода станет ликвидация российских военных баз в Армении и Таджикистане. Если последствия ухода русского военного контингента из Армении в военно-политическом плане и не окажут большого и незамедлительного негативного воздействия на Россию, то потеря базы в Таджикистане сразу же отбросит границы российской зоны влияния далеко на север — к русскому поясу в Северном Казахстане, и тогда нашим московским коллегам надо будет срочно принимать меры для обеспечения безопасности 7-8 миллионного русского и русскоязычного населения, разбросанного на территории в четыре миллиона квадратных километров.

В случае задействования иранского фактора для России существует куда более эффективная альтернатива, однако захочет ли она поступиться малым для сохранения всего остального — большой вопрос”, — считает аналитик.

Насколько верны вышеприведенные выкладки, трудно сказать. Однако в свете всего вышесказанного в ином контексте представляются и льстивые послания Эрдогана Путину, и рост напряженности в странах Центральной Азии, связанный как с межэтническими отношениями, так и с фактором роста исламистских настроений.

Между тем, Таджикистан, как считает директор Института Евразийского Экономического Союза Владимир Лепехин, — это следующая страна, которая должна вступить в ЕАЭС.

Любопытно, что, по словам Лепехина, “до недавнего времени предполагалось, что вполне возможно каким-то образом когда-то присоединится и Азербайджан, но в ситуации нарастания конфликта между Азербайджаном и Арменией, я думаю, что этот процесс отложен на неопределенный срок”.

Заметим, что Азербайджан ни разу публично не выказывал намерения присоединиться в ЕАЭС, и слова Лепехина могут означать лишь, что шел закулисный торг. И о каком “недавнем времени” идет речь, можно лишь предполагать, исходя из того, что с подобным заявлением Владимир Лепехин выступил в интервью изданию 4esnok.by не далее, как 10 июня…


facebook twitter gplus linkedin