Работа над ошибками: готовится новый Закон “О высшем образовании”

Декабрь 07, 2016  |   Автор :   |   Общество

Необходимость реформирования действующего Закона РА “О высшем образовании” назрела уже давно. В первую очередь, с точки зрения наших нынешних ожиданий, связанных с улучшением качества и развития сферы высшего образования, что невозможно осуществить без законодательных изменений. Об этом заявил 2 декабря на пресс-конференции министр образования и науки РА Левон Мкртчян, представивший журналистам  находящийся в процессе доработки проект нового Закона РА “О высшем образовании”.

“Министерство довольно долгое время работало над изменением этого проекта: порядка двух-трех лет закон находился в процессе разработки. Над проектом работали несколько международных экспертов. Чтобы узнать мнения, мы также направили его в вузы Армении и где-то на протяжении 2-3 месяцев получали различные предложения, которые приняли во внимание во время работы над документом”, — отметил Левон Мкртчян. Он также выразил уверенность, что после представления на утверждение правительства и отправки в НС проект пройдет тщательный этап обсуждений и слушаний, вследствие чего у нас будет хороший закон, регулирующий сферу.

В предлагаемом новом Законе “О высшем образовании” предпринята попытка по возможности снизить роль Министерства образования и науки и иметь более свободные  университеты и самостоятельную вузовскую систему. По убеждению министра, для университетов необходимо создать такие условия, чтобы у них была внутренняя система демократического управления. В этом плане  проектом закона предлагается ряд серьезных изменений: разграничиваются два важных понятия — профессионального управленца в лице ректора и увеличение роли Ученого совета, отвечающего за академическое состояние вуза.

Сегодня у нас есть следующий подход, когда ректор вуза должен быть и хорошим ученым (иметь звание минимум доктора наук), и хорошим менеджером, что, если честно, не самая эффективная модель. Разграничивая вопросы экономического и финансового управления от академических вопросов, тем самым повышается и роль кафедр. Кроме этого, проект закона открывает путь для создания сетевых университетов и научно-образовательных кластеров, что является одним из положений новой программы правительства РА.   Следующее важнейшее регулирование, предлагаемое законопроектом — внедрение полноценной кредитной системы. После вступления закона в силу студент сможет набирать кредиты в самых разных университетах республики, что обеспечит мобильный обмен между местными вузами. Не секрет, что сегодня возможность свободного передвижения наших студентов и набора ими кредитов в различных учебных заведениях наиболее легко осуществляется в рамках международных программ (“Эразмус+”, “Темпус” и т.д.), чем внутри страны и местных вузах.  Разница между существующими в нашей вузовской системе кредитами не дает студенту возможности свободно использовать существующий в нашей стране потенциал. К примеру, если какой-то вуз оснащен дорогостоящим оборудованием, то оно должно быть доступно не только для обучающихся в нем, но и любых других студентов. Мы — маленькая страна, а потому не имеет смысла пытаться закупать дорогое оборудование всем вузам. Общую потребность можно вполне удовлетворить одной, а не несколькими однотипными мощными техническими лабораториями, для создания которых у нас попросту нет ресурсов. Однако в этом смысле наши вузы являются закрытыми структурами и не позволяют “другим” пользоваться своими техническими возможностями. А потому новый закон предполагает вовлечение вузов в формат сетевых университетов, что позволит студентам в своем вузе набрать определенный, обязательный объем кредитов, необходимый для своей специальности, а остальной — в других вузах Армении. А после получения кредитов студент может представить их для включения в диплом. По словам Л.Мкртчяна, очень часто у вузов вызывает недовольство закрепленное в нынешней системе вступительных экзаменов понятие “приоритета первой заявки”.

Этот приоритет в последующие год-два сохранится, однако новый закон позволяет сделать систему вступительных экзаменов более гибкой как посредством изменения принципа “приоритета первой заявки”, так и расширения системы собеседований на вступительных экзаменах. Новый подход предлагается ввести и в систему вузовских государственных выпускных экзаменов. Согласно новому проекту закона, в вузах должна быть исключена возможность повторной сдачи экзаменов, а потому законом предусмотрена возможность изменения формата госэкзаменов.

“Будет сделано все, чтобы государственные экзамены в РА, которые содержат большие коррупционные риски, канули в лету. Если функционирует кредитная система и студент набирает кредиты в течение 4-5 лет, то выпускной госэкзамен должен быть в формате дипломной работы или тезисов. По нашему мнению, самый верный путь — быстрое становление кредитной системы и упразднение госэкзаменов. Вузы сами должны предложить свои модели системы выпускных экзаменов, однако не должно быть такого, чтобы студент изучал предмет четыре года, да еще в конце сдавал по нему госэкзамен. Что это дает студенту?” — заявил министр образования и науки РА. Он также напомнил истории с жалобами, которые министерство получило в этом году: они были связаны с выпускными экзаменами и получили широкий общественный резонанс.

— В конце концов, если студент, изучавший в вузе определенный предмет на протяжении 4 лет, на госэкзамене получает неудовлетворительную оценку, это означает, что здесь существует серьезная проблема: или четыре года обучение было плохого качества, или же госэкзамен был необъективным.

По его словам, сегодня пока еще ответственность за госэкзамены в вузах лежит на государстве, в лице Министерства образования и науки, которое каждый год формирует Государственную экзаменационную комиссию, качество работы которой трудно гарантировать.  Нам же остается надеяться на внедрение более логичных и целесообразных методов итоговой оценки учебы студентов, которые воздадут “каждому по способностям, каждому по труду”.

Еще одно важное изменение в законе предлагает пересмотр источников финансирования университетов. У университетов Армении на данный момент их два: 20% идет из госбюджета и 80% — это плата студентов за свое обучение. Однако, если брать мировой опыт, то становится ясно, что там в университетских бюджетах доля платы за обучение составляет максимально 30%, а все остальные средства вуз получает благодаря своей деятельности и предоставленным услугам или же в виде различных пожертвований. Теперь и у нас будет сделана попытка применения подобной модели — путем создания неприкосновенных фондов, вначале обладающих скромными средствами, которые в будущем будут увеличиваться и создавать возможности для развития вуза. Естественно, это станет возможным лишь при полной прозрачности вузовского бюджета…

Что касается системы управления, то сделана попытка ее кардинального пересмотра: в новом законе закреплено требование, согласно которому в советы по управлению вузами отныне не могут входить лица, занимающие высокие государственные и политические должности.  Это, кстати, являлось одной из главных постановок вопроса со стороны наших европейских партнеров. Однако это не означает, что входящие в советы лица не могут иметь партийной принадлежности: это, так сказать, личное дело каждого — быть членом той или иной партии и демонстрировать политическую активность.

— Если же говорить об университетской площадке, то кто должен быть носителем идеологического направления, если не студент? А вот в формате совета управления не должно быть людей, занимающих высокие партийные и государственные должности, чтобы вуз мог свободно проводить свою политику.  При этом данное требование не означает, что университетское сообщество должно быть беспартийным, так как это будет означать уничтожение политической культуры в стране.

Зато, по словам Левона Мкртчяна, будет весьма приветствоваться вовлечение частного сектора и крупных работодателей в советы по управлению вузами.

Отметим, что в новом документе также ужесточены требования к содержанию: университетом может называться только то высшее учебное заведение, которое   реализует образовательные программы минимум по четырем направлениям.

“Закон создает хорошую базу для укрупнения вузов. Мы должны понять, что вуз, имеющий 300-400 студентов, не может обеспечить качественное университетское образование. В мировой практике такого просто нет. Мы должны постараться положить конец нынешнему “параду” университетов”, — резюмировал г-н Мкртчян. Здесь с министром трудно не согласиться, однако возникает резонный вопрос: если мы сейчас собираемся прикрывать все эти расплодившиеся за годы независимости “университеты”, осознав, что это чистая профанация, спекуляция ничего не значащими дипломами и легкий способ зарабатывания денег на доверчивой части населения, желающей во чтобы то ни стало дать своему ребенку высшее образование, то для чего нужно было разрешать их появление?  Тем более, что образовательное ведомство имеет к этому самое непосредственное отношение. Сначала принимаем документы, разрешающие вузам множиться, потом, спустя время, меняем их, чтобы избавиться от существования “университетов”, между прочим прозванных в народе не иначе как “жавели будка”…

Сегодня реально пришло время работы над ошибками, что созвучно требованиям нового правительства  и его новой программы. Нужно “переформатироваться” и образовательному ведомству, и вместо постоянного реформирования образовательной сферы (от которого уже голова идет кругом), постараться более серьезно подходить к своим обязанностям, сто раз взвешивая то или иное решение. Чтобы потом снова не пришлось разрешать, а потом запрещать тот или иной “парад глупости”.


facebook twitter gplus linkedin