Артур Алексанян: “Я не утратил вкус к победам”

Декабрь 23, 2016  |   Автор :   |   Спорт

В 2016 году самым знаковым событием в армянском спорте безусловно стала победа Артура Алексаняна на олимпийских играх в Рио-де-Жанейро. 25-летний гюмриец, признанный по итигам сезона лучшим спортсменом страны, в интервью нашему корреспонденту рассказал о том, как ковалось олимпийское “золото” и что он ощущал в первые мгновения исторической победы.

— Нашу беседу хотелось бы начать издалека: когда у вас впервые в жизни появилось неукротимое желание стать олимпийским чемпионом?

— Сразу и не вспомнишь. Я с детства стремился к максимальным результатам, а спортивный азарт возник практически в первые годы занятия спортом. Греко-римской борьбой я увлекся с 7 лет, так что давайте отметим – стать олимпийским чемпионом было моей детской мечтой.

— Тогда я, как говорят летчики, зайду на второй круг. Какое желание вы загадали в начале этого года?

— Наверное, опять разочарую вас, но ничего не загадывал. Если вы хотите узнать, думал ли я о высшем спортивном титуле, то отвечу, что я был одержим этой мыслью — она не покидала меня ни зимой, ни летом, ни днем, ни ночью. Так что, я думал об этом постоянно, а не только в Новый год.

— Нетрудно представить что вы испытали, когда заняли всего лишь второе место на предолимпийском чемпионате Европы.

— Опять не угадали – я вовсе не был удручен этим результатом, который, можно сказать, не стал для меня сюрпризом. Дело в том, что при подготовке к этому первенству я получил травму спины и не мог проводить полноценные тренировки на ковре. Именно этим и обусловлен тот результат, из которого мы не делали трагедии. Мои тренеры все рассчитали так, чтобы основные усилия сконцентрировать на подготовке к олимпиаде. Давайте причислим то европейское “серебро” к разряду событий с формулировкой “в спорте бывает всякое”.

— Давайте. Тогда другой вопрос — перед олимпиадой вы считались одним из фаворитов весовой категории до 98 кг. Это обстоятельство стесняло или, наоборот, воодушевляло вас?

— Думаю, любой спортсмен потвердит, что статус фаворита является тяжелейшим психологическим грузом, поскольку понимаешь, что все рассчитывают на тебя, ждут призовых выступлений. Конечно, не буду раскрывать мою формулу самонастроя, но факт, что я справился с нелегкой ситуацией. Считаю, что преуспел благодаря опытности. Это обстоятельство очень помогло мне на этот раз.

— Сильно ли волновались в ночь перед олимпийским стартом?

— Она ничем не отличалась от похожих ночей, предшествовавших другим соревнованиям. Я, как обычно, лег спать, не загружая себя мыслями о предстоящих поединках. А уже утром начал готовиться и настраиваться.

— В любом случае, в первом поединке на олимпийском ковре вы выглядели скованным. Сказалось чувство ответственности?

— Конечно, именно в момент старта предметно осознаешь уникальность олимпийских игр. Думаю, с этим сталкиваются все спортсмены. А вообще, я всегда с трудом вхожу в соревновательный ритм. Зато после этого все получается намного легко.

— В финале вы сошлись с кубинцем Ясмани Луго, с которым ваши турнирные пути пересеклись впервые. Напрягало ли это обстоятельство?

— Действительно, до этого мне не доводилось встречаться с ним, но он не был для меня темной лошадкой. Я вместе с тренерами досконально проанализировал его выступления на предолимпийских турнирах и, можно сказать, имел достаточно информации о сильных и слабых сторонах соперника. Знал, что кубинец силен в положении борьбы стоя, поэтому выбрал не удобную для него тактику, которая оказалась эффективной.

— И вам не пришлось корректировать ее по ходу поединка?

— Откровенно говоря, я намечал добыть основную часть очков с использованием приемов борьбы в партере, однако, если внимательно присмотреться, то можно увидеть, что на последних двух минутах у меня была возможность провести результативный прием и с позиции стоя. Но, учитывая важность поединка, решил не рисковать и даже не попытался выполнить этот прием.

— И, видимо, правильно поступили, поскольку после поединка именно вы принимали поздравления. Кстати, если не секрет — о чем шептались вы с отцом, обняв друг друга прямо на ковре?

— Поверьте, эмоции так захлестывали, что мы не могли говорить. В первые секунды происходящее вокруг казалось нереальным – я, словно, был во сне. Затем постепенно начал различать звуки и силуэты, потом возникло ощущение, что действительно произошло нечто очень важное и давно ожидаемое. До сих пор трудно передать это все словами. А сейчас каждый день приносит новое восприятие титула олимпийского чемпиона.

— Говорят, что завоевать титул легче, чем защитить его. Чем вы собираетесь удивить ваших соперников в новом сезоне?

— Я прекрасно осознаю, что теперь все борцы, выступающие в весовой категории до 98 кг, будут по-особому настраиваться против меня и, естественно, готовлюсь обновить свой технический арсенал. Секретов раскрывать не стану, но после каждого турнира наши тренеры разрабатывают новинки, делающие нас непредсказуемыми для соперников. Что касается встреч с принципиальными соперниками, то я никогда не готовлюсь против конкретного визави, а ко всему турниру в целом. Просто всегда помню о том, чего можно ожидать от каждого из них.

— Кстати, какой ваш коронный прием?

— Я даже не думал об этом. В моем арсенале есть хорошие приемы, которые использую в зависимости от ситуации. А вообще в нашей весовой категории преобладают приемы борьбы в партере.

— На этот Новый год тоже не будете загадывать желание?

— Отмечать буду за рубежом,  возможно, вместе с друзьями в США. А желание, наверное, опять не буду загадывать, но пусть в 2017 году исполнятся все добрые намерения. К примеру, моя цель вновь стать чемпионом мира и Европы. Я не утратил вкус к победам — желание быть первым не иссякло.

 


facebook twitter gplus linkedin