Вопрос “на засыпку”, или не рой другому яму…

Январь 20, 2017  |   Автор :   |   Регион

Думал ли официальный Баку, задавая в лоб главе МИД России вопрос о возможной реакции Москвы на проведение Азербайджаном “контртеррористической операции” в Арцахе, что получит в ответ дипломатическую оплеуху? Я не оговорилась. Именно официальный Баку, ибо азербайджанские журналисты, как показывает моя многолетняя практика общения с коллегами из этой страны, в своих вопросах на темы, касающиеся Армении и Арцаха, не занимаются самодеятельностью.

Не знаю, готовился ли этот вопрос в аппарате президента Азербайджана, но уж посольство АР в РФ точно приложило к этому руку. Неспроста подконтрольный Алиеву haqqin.az поторопился перевести стрелки на “азербайджанских журналистов” (почему-то во множественном числе), расценив заданный вопрос как “провокационный” и сделав вид, будто не знает, какое (какие) СМИ эти безымянные журналисты представляют. Можно подумать, что в МИД РФ аккредитованы тысячи азербайджанских журналистов.

Судя по всему, в Баку свято уверовали в собственное представление о, якобы, безоговорочной поддержке международным сообществом территориальной целостности Азербайджана, предполагающей ее восстановление в рамках границ бывшей Аз. ССР. Равно как и в собственную  вседозволенность и безнаказанность. Если с рук сходят многочисленные многолетние военные преступления и провокации, то почему бы не пойти на дипломатическую. А вопрос Сергею Лаврову был действительно провокационным. Формулировавшие его азербайджанские “умники”, видимо, полагали, что это будет вопрос на засыпку и что министр иностранных дел страны, по ряду причин геополитического характера заинтересованной в сближении с Азербайджаном и Турцией, будет вынужден высказаться в проазербайджанском духе. Вышло, однако, иначе.

Глава МИД РФ заявил, что азербайджано-арцахский конфликт “уже не является чем-то абстрактным, не является исключительно темой внутренних дел Азербайджана”. Он к тому же напомнил азербайджанцам, что решения СБ ООН, на которые в Баку так любят ссылаться в поисках опоры для своей т.н. “территориальной целостности”, искажая при этом их суть, принимались в самый разгар конфликта и требовали прекращения огня. Лавров не стал указывать на Азербайджан как на нарушителя этих решений и требований, но посоветовал азербайджанским журналистам “обратиться к архивам и увидеть, как соблюдались эти требования о немедленном прекращении огня,  кем они соблюдались и кем не соблюдались”.

“С тех пор, как при посредничестве Российской Федерации и ОБСЕ состоялось  прекращение огня, сохраняет силу требование об освобождении оккупированных территорий, но ни в коем случае не силой и при определении окончательного статуса Нагорного Карабаха. Это записано в тех документах, которые разработаны Минской группой ОБСЕ, через ее сопредседателей (Россия, США и Франция). Это закреплено в многочисленных заявлениях, которые принимали президенты-сопредседатели (президенты России, США и Франции), а также в заявлениях и документах, которые принимались и подписывались президентами Армении и Азербайджана. Мирное урегулирование споров записано там со всей недвусмысленностью”, — отметил Сергей Лавров.

Говоря о вызывающих “глубокую тревогу” “кровавых событиях в апреле 2016 года”, он напомнил, что Россия сыграла в тот момент решающую роль, чтобы остановить это кровопролитие и с учетом “взаимных обвинений” договаривалась на встречах в Вене с президентами Армении и Азербайджана о необходимости создать механизм расследования инцидентов, увеличить количество наблюдателей ОБСЕ непосредственно на линии соприкосновения. Лавров добавил при этом, что о необходимости расследования инцидентов речь шла еще в 2010г., когда встреча президентов России, Армении и Азербайджана проходила в Астрахани. “Но, к сожалению, такая элементарная, необходимая для этого вещь, как механизм расследования инцидентов и увеличение наблюдателей ОБСЕ на линии соприкосновения, не может воплотиться в жизнь, пока отсутствует консенсус в ОБСЕ. О причине отсутствия консенсуса в ОБСЕ можно тоже поинтересоваться у представителей этой организации”, — заключил Лавров.

Более того, глава МИД РФ, отвечая на другой “провокационный” вопрос азербайджанских журналистов, высказался “против криминализации в качестве уголовного преступления посещений журналистами или просто частными лицами той или иной территории в том или ином регионе”, а также “против того, чтобы экстрадировать граждан Российской Федерации, задержанных в той или иной стране, в третью страну”. Речь о блогере Александре Лапшине, которого в декабре прошлого года задержали в Белоруссии по запросу Азербайджана, включившего его в “черный список” за посещение Арцаха “без разрешения” Баку. Генпрокуратура Белоруссии сейчас изучает запрос Азербайджана об экстрадиции Лапшина. Лавров отметил: “Исходим из того, что будем предпринимать все меры, чтобы эту ситуацию разрешить при полном уважении прав гражданина Российской Федерации, который одновременно является гражданином Израиля”.

По вопросу Лапшина еще одну оплеуху Баку получил от Вашингтона. Хотя вопросы экстрадиции блогера Александра Лапшина должны комментировать страны, вовлеченные в этот процесс, США напоминают о необходимости защиты свободы слова, заявил представитель госдепартамента США Джон Кирби: “Лучше каждой конкретной стране говорить об этом. Но свобода слова важна для нас”.

Ничего вразумительного в ответ Баку привести не смог. Министр иностранных дел АР Эльмар Мамедъяров не нашел ничего лучше, как в очередной раз пропеть песенку о том, что, якобы, “вся мировая общественность признает и поддерживает суверенитет и территориальную целостность Азербайджана”, и привести бакинскую версию резолюций СБ ООН. А фраза Мамедъярова о его “полной уверенности” в том, что “если Россия подойдет к этому вопросу со всей серьезностью, то будут обеспечены изменение статус-кво, стабильность в регионе и вывод войск Армении с оккупированных территорий Азербайджана”, лишь подтверждает наше предположение о том, что “провокационные” вопросы Лаврову готовились в азербайджанских властных структурах, решивших, что Москва готова полностью поддержать позицию Баку, притом публично.

Заместитель директора Института стран СНГ Владимир Евсеев считает, что Азербайджан зря рассчитывает на усилия России по этому вопросу. “Изменение статус-кво в Карабахе приведет к военным действиям, как это было в апреле 2016 года. А для России абсолютно неприемлемо решение карабахского вопроса путем применения силы”, — сказал он агентству “Русарминфо”. Вывод хоть какой-то части вооружений или военных подразделений из Нагорного Карабаха непременно приведет к войне, убежден военный эксперт. “Поэтому Россия не будет предпринимать никаких шагов, чтобы из Карабаха были выведены армянские войска. Кроме того, это в принципе невозможно. Россия не может обеспечить вывод армянских войск из Карабаха. Здесь также надежды Мамедъярова напрасны. К тому же, если говорить о выводе войска, то именно Азербайджан должен вывести войска из оккупированных территорий бывшей Нагорно-Карабахской автономной области”, — отметил Владимир Евсеев.

Член Российской Ассоциации международного права, публицист Денис Дворников отмечает, что по интонации Сергея Лаврова во время ответа азербайджанскому журналисту по поводу возможной реакции Москвы на т.н. “контртеррористическую операцию” в Нагорном Карабахе чувствовалось, что терпение российской дипломатии на пределе. “Азербайджан сам своими действиями вынудил Россию сформулировать позицию, которая неприятна Баку. Запрос на арест Лапшина, очевидная координация действий по этой ситуации с руководством Беларуси за спиной у России, не могли не вызвать справедливого раздражения. Манипуляции с правами российского гражданина — шаг явно недружественный”, — пишет Дворников. Он отмечает, что для Москвы такая ситуация вдвойне болезненная, поскольку российские дипломаты и без того многократно закрывали глаза на провокации Азербайджана, теряя при этом лицо перед своими стратегическими союзниками в Ереване: “Не стоит забывать и скандальный контракт на поставку тяжелого наступательного вооружения, а также передачу Азербайджану территорий южной части Дагестана. Уступки и поблажки, которые Москва делает Алиеву, возвращаются в виде арестов российских граждан, а также провокаций на границах с Арменией и НКР”.

Провокации не прекращаются. Раздражение Азербайджана вылилось в новые обстрелы армянских позиций на границах с Арцахом и Арменией и в убийство военнослужащего Армии обороны НКР, 20-летнего Андраника Мусикяна. Баку тем самым лишь подтверждает, что именно он не заинтересован и торпедирует внедрение механизмов расследования инцидентов.

Омбудсмен Армении Арман Татоян заявил, что в конце 2016г. в ходе диверсионной вылазки близ села Чинари Тавушской области Армении Азербайджаном были допущены серьезные нарушения прав человека. Таковыми он назвал лишение жизни трех армянских военнослужащих в условиях, когда они не представляли опасности для азербайджанских ВС, отметив, что близ села Чинари нет военных объектов, что доказывает тот факт, что целью азербайджанских ВС было нанесение вреда здоровью и жизни гражданского населения, так как с утра до часа дня обстреливались жилые дома. “Инциденты продолжились и 3 января, мишенями стали детский сад и школа, а также ночью 8 января, когда гражданское население наиболее уязвимо”, — сказал Татоян. Он представил подробную карту района с указанием мест расположения села и дислокации ВС Армении и Азербайджана, фотографии, на которых видны следы обстрелов, а также снаряды, застрявшие в стенах домов, школы, детского сада. Изучение собранных материалов свидетельствует об умышленности обстрелов, подчеркнул омбудсмен.

На основе собранных на месте фактов составлен доклад, который на следующей неделе будет представлен в международные структуры. На следующей неделе Татоян с рабочим визитом посетит Страсбург и Брюссель, где представит своим коллегам информацию об этих и других инцидентах.


facebook twitter gplus linkedin