Что будет делать президент Трамп?

Февраль 01, 2017  |   Автор :   |   Регион

Дональда Трампа продолжают сопровождать скандалы. Если в предвыборный период бурную, преимущественно негативную, реакцию вызывали его высказывания, то после вступления в должность президента США общественность потрясают указы главы Белого дома.

В самом разгаре противостояние Дональда Трампа с рядом СМИ, объявившими ему информационную войну, а также с проводящими акции протеста звездами Голливуда. Аналогичная ситуация в Госдепартаменте США: через несколько дней после прихода администрации Трампа и назначения госсекретаря Рекса Тиллерсона Госдеп решили покинуть сразу несколько высокопоставленных карьерных дипломатов, в т.ч. помощник госсекретаря США по делам Европы и Евразии Виктория Нуланд и заместитель госсекретаря по управлению и ресурсам Патрик Кеннеди. Как сообщил газете Washington Post бывший руководитель аппарата Госдепа Дэвид Уэйд, “это крупнейший на памяти нынешнего поколения отток институциональной памяти, восполнить его будет невероятно трудно”.

Не меньшую бурю породило решение Трампа о выходе из пакта по Транстихоокеанскому экономическому партнерству, подтверждение намерения построить  стену на границе с Мексикой. И уж поистине геополитическое цунами вызвал указ Трампа “Защита страны от иностранных террористов, пытающихся въехать в США”, который, по сообщениям СМИ, запрещает въезд в США на 90 дней всем гражданам 7 стран (Ирана, Ирака, Йемена, Ливии, Сирии, Сомали и Судана), а также приостанавливает прием любых беженцев на 120 дней и отодвигает на неопределенный срок прием беженцев из Сирии.

Группа американских дипломатов, по данным агентства Ассошиэйтед Пресс, их несколько сотен, утверждает, что меры по ограничению въезда не способствуют укреплению безопасности в США, противоречат американским ценностям и могут разжечь антиамериканские настроения в мире и приведут не к сокращению числа терактов в США, а “к уменьшению доброй воли по отношению к американцам в мире”.

Парламент Ирака на заседании в понедельник проголосовал за принятие ответных мер в отношении США. Как передает телеканал Al Sumaria, иракские депутаты выступили за применение принципа взаимности и принятие ответных мер, а также призвали ООН и Лигу арабских государств занять твердую позицию в отношении действий американской администрации.

Верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль Хуссейн назвал меры в миграционном указе президента США Дональда Трампа противоречащими международным нормам в области защиты прав человека: “Дискриминация по национальному признаку запрещена правом в сфере прав человека”.

МИД Ирана осудил решение Трампа: “Подобные непродуманные дискриминационные шаги в отношении граждан исламских государств играют на руку экстремистам, позволяя вербовать мусульманскую молодежь и разжигая ненависть в мире”. В Тегеране пообещали “симметричный ответ”, не уточнив, правда, в чем он будет состоять.

Обеспокоенность решением Трампа выразили Лондон, Берлин, Хельсинки. Евросоюз намерен вступиться за права своих граждан, обладающих также паспортом одной из семи мусульманских стран, которые упоминаются в указе Трампа. Адвокаты в Брюсселе консультируются с партнерами ЕС и другими странами по этому вопросу, заявил представитель Еврокомиссии, передает DW.

По данным СМИ, за один только день в американских аэропортах было задержано около 200 человек, прибывших в США из мусульманских государств. Суд Восточного округа штата Нью-Йорк, в который обратились два иракца, задержанные в нью-йоркском аэропорту с визами, полученными до подписания указа, постановил — лица, прибывшие в США из стран с преимущественно мусульманским населением и имеющие действительные визы, не подлежат немедленной депортации. Министерство нацбезопасности заявило, что, хоть и “будет соблюдать постановление суда”, решение о временном запрете на въезд граждан из семи государств остается в силе.

Сам Трамп заявил, что его иммиграционную политику, которую окрестили “запретом для мусульман”, неверно истолковали. “Хочу ясно сказать, что это не запрет для мусульман, как неверно сообщили СМИ. Это не вопрос религии — это вопрос террора и безопасности в нашей стране”, — говорится в специальном заявлении Трампа.

Президент США отметил, что в мире существует более 40 государств, где живет много мусульман, и на которых не распространяется действие данного документа. Он напомнил, что его предшественник Барак Обама также вводил временные ограничения на въезд в США для граждан некоторых стран.  “Моя политика похожа на то, что президент Обама сделал в 2011 году, когда он запретил визы для беженцев из Ирака на шесть месяцев. Семь стран, названных в указе, являются теми же странами, которые ранее были определены администрацией Обамы в качестве источников террора”, — заявил Трамп.

Вопросы борьбы с терроризмом были одной из ключевых тем первого телефонного разговора президентов России и США. По сообщению пресс-службы Кремля, Владимир Путин и Дональд Трамп высказались за объединение усилий в борьбе с международным терроризмом, назвав его врагом номер один, и именно в этом ключе обсуждалось урегулирование в Сирии. Стороны обсудили также положение дел на Ближнем Востоке в целом, арабо-израильский конфликт и основные аспекты кризиса в Украине. Глава МИД РФ Сергей Лавров отметил, что разговор проявил взаимное уважение, стремление лидеров общаться без нравоучений, опираясь на национальные интересы каждой страны.

При всем при этом пока совершенно непонятно, какие именно шаги на Ближнем Востоке будет предпринимать новая вашингтонская администрация. Буквально на следующий день после разговора с Путиным Трамп поручил министру обороны Джеймсу Мэттису начать поиск новых партнеров для коалиции в борьбе с “Исламским государством” (ИГИЛ). Как говорится в президентском меморандуме, опубликованном на сайте Белого дома, главе Пентагона поручено в течение 30 дней подготовить предварительный план по уничтожению ИГИЛ. В свою очередь,​ план должен включать в себя поиск новых партнеров для коалиции в борьбе с этой террористической организацией и политику по поддержке партнеров по коалиции в борьбе с ИГИЛ и связанных с ней группировок.

В настоящее время на Ближнем Востоке действуют аж три коалиции:

— возглавляемая США международная коалиция по борьбе с ИГИЛ из более чем 60 стран;

— исламская коалиция во главе с Саудовской Аравией;

— коалиция России, Ирана и Турции.

Что намерен предпринять Трамп — расширять первую, возможно, за счет перетасовывания трех существующих, или создавать совершенно новую?

Только ли борьба с ИГИЛ интересует нового главу Белого дома на Ближнем Востоке?

Какими в деле переформатирования ближневосточного региона видятся администрации Трампа роли Ирана, Израиля, Турции?

В своих предвыборных речах Трамп заявлял, что его приоритетом №1 является отмена “катастрофической” ядерной сделки с Ираном, клялся “полностью демонтировать созданную Ираном глобальную сеть террора” и сулил Тегерану прочие разные кары. Пока никаких шагов на иранском направлении он не предпринял, но министр атомной энергетики ИРИ Али Акбар Салехи заявил, что если Трамп откажется от осуществления “ядерной сделки”, то Иран возобновит свою ядерную деятельность.

Израиль Трамп называл “единственной демократией на Ближнем Востоке”, поддержал Тель-Авив, осудив принятие СБ ООН резолюции о запрете строительства израильских поселений “на оккупированных палестинских землях”. Администрация Трампа планирует прекратить финансирование США любых международных организаций, которые предоставили статус полноправного члена Палестинской национальной администрации и Организации освобождения Палестины.  Премьер-министр Израиля Бениамин Нетаньяху посетит Вашингтон 15 февраля. По словам пресс-секретаря Белого дома Шона Спайсера, Трамп рассчитывает обсудить с Нетаньяху “стратегическое, технологическое, военное и разведывательное сотрудничество”.

Ранее Нетаньяху на своей странице в Facebook написал, что в самое ближайшее время планирует “поговорить с президентом Трампом о том, как противостоять угрозе иранского режима, который призывает к уничтожению Израиля”, добавив, что, на его взгляд, к конфронтации с еврейским государством стремятся нынешние власти Исламской Республики, а не простые граждане ИРИ.

Встретиться с Трампом рвется также президент Турции Реджеп Эрдоган. Почти сразу после избрания Трампа Эрдоган, “забыв” о своей жесткой критике высказываний Трампа о мусульманах, поздравил его по телефону и обсудил укрепление отношений двух стран и сотрудничество для борьбы с терроризмом, напомнив, что Анкара и Вашингтон являются союзниками, которых объединяют взаимное уважение, общие интересы и ценности. О реакции Трампа не сообщается, однако в бытность кандидатом в президенты он выражал удивлением “стремительным” завершением попытки военного переворота в Турции в июле 2016г., указывал на то, что Турция должна бороться с ИГИЛ, которая “пользуется преимуществами, которые предоставляет ей Турция”. В то же время Трамп намекал на то, что может выдать известного исламского проповедника Фетуллаха Гюлена, которого в Турции считают причастным к попытке госпереворота. Ну, и выражал готовность в качестве президента действовать так, чтобы Анкара осталась союзником США.

Для Анкары, входящей, кстати, во все три вышеназванные антитеррористические коалиции, перезагрузка отношений с США крайне важна в плане, как минимум, сохранения ее инициативы и влияния на Ближнем Востоке.

Однако все неопределенно. В т.ч. с Евросоюзом (Трамп поддержал британский Brexit) и НАТО, которую он назвал “устаревшей организацией”. И весь мир пока задается вопросом — что будет делать президент Трамп?

 


facebook twitter gplus linkedin