Этот удивительный Кайда

Октябрь 31, 2014  |   Автор :   |   Культура

6 июня в Ереване был торжественно открыт барельеф Владимира Высоцкого (автор- ведущий современный латышский скульптор Янис Струпулис- ред.). Это событие несколько оживило притихшую жизнь отпускного Еревана, однако, с другой стороны, произошло нечто неожиданное. Торжество выплеснулось за границы республики и достигло дальнего зарубежья. В Польше Марлена Зимна и Даниэль Ольбрыхский пожелали удачи Еревану Высоцкого, из Германии пошли звонки от первого космонавта Германии Зигмунда Йена, а из Франции живо откликнулась Марина Влади. Чехия, Венгрия, Италия… Словом, пошел резонанс — в Армении установлен барельеф Барду!

После первой же публикации по этому поводу в прессе загудел интернет, и на всех форумах авторской песни пошло живое обсуждение. Дело в том, что это не просто барельеф, каких в мире уже три (Германия, Латвия, Армения), а синергетический. Представьте: Армен Джигарханян берет кусок пластилина, мнет, вкладывая в него свою энергетику, затем расписывается на нем и лепит к доске. И так делают много сотен человек: художники, артисты, космонавты, ученые. Метеорит в центре композиции слепила астроном Людмила Журавлева, окрестившая найденную малую планету “Влад Высоцкий”! Форма метеорита на барельефе максимально приближена к его естественным формам, которые вычислила Людмила. Таким образом, энергия сотен персоналий сливается в цельный сгусток человеческой энергетики! Приложите к нему руку и, скорее всего, вы ее почувствуете.

Знаменательность события подчеркнуло личное присутствие на открытии летчика-космонавта, дважды Героя Советского Союза, члена и председателя всех мыслимых и немыслимых академий мира Виктора Петровича Савиных. Под тяжестью его регалий можно согнуться, но, отбросив пыль общечеловеческого значения, пред нами предстает человек-улыбка, человек-радость!

На следующий день загудели тропы Высоцкого. Юрий Кайда (координатор проекта “Чаша мира”, руководитель проекта “Владимир Высоцкий и современники”, в рамках которых был установлен барельеф — ред.)  не смеет их ослушаться, и мы уже мчимся навстречу с Севаном. Когда-то Севан покорил Владимира пронзительно синими водами, а потом он увидел камни старых церквей.

Юрий впитывает в себя восторг Высоцкого и предвкушает слияние с ним на древнем острове, где, как писала Марина Влади: “…ты стоишь на коленях, в глазах — слезы, ты громко объясняешься с высокими ликами святых… Накаленный до предела величественными пейзажами,… ты на четвереньках вползаешь в церковь. Ты издаешь непонятные звуки, бьешься головой о каменные плиты пола…”

Крутые ступени уходят вверх, к храмам, и я понимаю, что Юрий осторожничает, будто готовится к священнодействию, после которого душа чиста и светится! Медленно входит во двор церкви и тут же уносится в древность расколотых хачкаров.

Идет служба. Юрия потрясают мелодии Комитаса в добротном исполнении церковного хора. По его растерянному лицу я угадываю непривычные для него эмоции. Потом, усмиренный, он просит благословения. Благообразный старец, отец Минас, глядя на гостя по-детски чистыми глазами, читает молитву.

Совершенно иная реакция на Гегард. Юрий собран, серьезен и ни разу не взял в руки гитару. Здесь он во второй раз, поэтому жадно фотографирует все, что потрясло его в первую поездку. Получено еще одно благословение, теперь уже от архимандрита Тарона, и на обнаженных камнях небольшой реки он впервые в жизни пробует дурум с сыром, зеленью, помидорами, огурцом и отваренным яйцом.

— Очень вкусно! Армянская еда — это нечто!

Через некоторое время Юрий является весь мокрый.

— Умылся святой водой, что исходит из внутренней стены храма.

Возвращались умиротворенные и расслабленные. Хотелось лечь в траву у подножия храма и уснуть. И видеть такие же умиротворяющие, как глаза священников, сны.

P.S. Совершенно недавно стало известно, что Юрий готовит для Армении еще один дар — медальон, который намеревается установить в одном из мест, связанных с именем Высоцкого. Думается, будет справедливо, если мы, хотя бы мысленно, пожелаем Юрию Кайде выдержать то неимоверное напряжение, которым он живет последние три года сотворения барельефа! И до новых встреч, до новых открытий армянского Высоцкого на нашей земле.

Альберт МЕЛКОНЯН


facebook twitter gplus linkedin