Азербайджан возобновил провокации

Октябрь 25, 2017  |   Автор :   |   Регион

Спустя ровно неделю после встречи президентов Армении и Азербайджана в Женеве Баку вновь перешел к активным действиям по эскалации ситуации на границе с Арцахом. 22 октября ВС Азербайджана на северном направлении линии соприкосновения с Арцахом (Мартакерт-Матагис) применили артиллерийские установки, обстреляв карабахские позиции из минометов (5 снарядов) и противотанковых ракетных установок “Спайк” (1 снаряд).

Выступившее в связи с этим с заявлением Министерство обороны Арцаха отметило, что “происшедшее подтверждает, что, как всегда, Баку не только не намерен направить достигнутые договоренности на мирное урегулирование конфликта, исключение неоправданных жертв, но и, напротив, посредством умышленных провокаций идет на дестабилизацию ситуации”. “Учитывая необходимость эффективного продолжения усилий мирового сообщества, и, в частности, сопредседателей Минской группы ОБСЕ, ВС Арцаха воздержались  от ответных действий. Однако это вовсе не означает, что в случае подобного развития событий агрессивные действия противника останутся без ответа. Министерство обороны Арцаха со всей ответственностью предупреждает военно-политическое руководство Баку, что в случае продолжения провокаций ответ будет неравноценным и достаточно болезненным”, — подчеркивается в заявлении.

Однако, несмотря на предупреждение МО Арцаха, днем 23 октября азербайджанская сторона вновь применила артиллерийскую установку “Спайк” при обстреле на восточном направлении линии соприкосновения ВС НКР и АР. Пока арцахская сторона от ответных действий воздерживается.

Подобное развитие событий было вполне предсказуемым. Изначально было ясно всем, что, не готовый к компромиссному урегулированию, Баку не горит желанием идти на внедрение механизмов расследования инцидентов, то бишь установления постоянного контроля над ситуацией на границе и расширения офиса личного представителя действующего председателя ОБСЕ Анджея Каспшика. Ведь это позволило бы не просто фиксировать случаи нарушения режима прекращения огня, а иметь доказательную базу — кто, когда и с применением какого оружия эти нарушения инициировал. Это важно не только для армянских сторон, но и для посредников. Одно дело понимать, кто является источником агрессии, другое — иметь на руках доказательную картину происходящего.

К примеру, 31 августа с.г. мониторинговая группа ОБСЕ на участке приграничного села Чинари Тавушской области Армении не смогла провести мониторинг, поскольку, как оперативно сообщил пресс-секретарь МО РА Арцрун Ованнисян, азербайджанская сторона открыла огонь по группе. Каспшик признал, что 31 августа с.г., когда мониторинговая группа ОБСЕ посетила Чинари с целью встречи с местными властями, неподалеку послышались выстрелы. “В соответствии с принятой процедурой: мониторинговые группы незамедлительно попросили местных командиров с армянской и азербайджанской стороны прояснить ситуацию и подтвердить гарантии безопасности. После получения дальнейших гарантий я и мои полевые помощники вновь три раза услышали выстрелы на расстоянии. Находясь в центре села и будучи окруженными зданиями и холмами, мы были неспособны подтвердить, с какой стороны идут звуки выстрелов и кто стрелял. Кроме того, у нас нет мандата на проведение расследования”, — отметил Каспшик.

Кроме того, внедрение механизмов расследования в дальнейшем позволит привлечь Азербайджан к ответственности. Поэтому Баку всячески тормозит реализацию венских и санкт-петербургских договоренностей. Азербайджан к тому же заинтересован в демонстрации международному сообществу угрозы возобновления широкомасштабных военных действий в зоне конфликта с целью шантажа и влияния на позиции стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ и так или иначе вовлеченных в процесс урегулирования международных структур. “Азербайджан показывает, что он не согласен с созданной им же политической ситуацией, не желает признавать нынешний “статус-кво”. Показывает, что не готов к замороженной напряженности и идти на компромиссы, поскольку понятно, что пока стреляют на границе, погибают люди, серьезный компромиссный вариант нереалистичен”, — заявил Tert.am заместитель директора института Кавказ, политолог Сергей Минасян.

Вместе с тем, по его словам, прошлогодняя апрельская война показала, что, несмотря на беспрецедентное напряжение, Азербайджан не стремится к войне: “Это означает, что есть факторы, которые даже такое непредсказуемое руководство, коим является руководство Азербайджана, сдерживают от крупной войны. С другой стороны, если даже со стороны сверхдержав оказывается давление, это не влияет на Азербайджан, — стало быть, повторение эскалации напряжения на границе более чем вероятно, но вероятность широкомасштабной войны небольшая,  для этого должно быть много факторов, и необязательно, чтобы эскалация переросла в широкомасштабную войну. Наоборот, порой напряженность низкого уровня перерастает в широкомасштабную войну: Азербайджан опасается идти на широкомасштабную войну, поэтому вместо этого сохраняет напряженность”.

Сергей Минасян не считает встречу президентов в Женеве переговорами. По его мнению, это была встреча не для заключения договоренностей, а создания предпосылок и возможностей для переговоров. “Сопредседатели МГ ОБСЕ организовали встречу для создания основ для переговоров и для проведения на каком-то этапе переговоров. МГ ОБСЕ, в конце концов, не только содействует решению вопроса, но и способствует соблюдению режима прекращения огня, тем самым будет оправдано ее участие в данном процессе”, — сказал эксперт.

На замечание о том, следовало ли встречаться с тем, кто не выполняет ни одной договоренности и соглашения, политолог ответил, что если не идти на встречу, то даже не будет надежды, что на азербайджанцев можно будет политическим образом повлиять, объяснить необходимость соблюдения режима прекращения огня.

“Альтернативой неучастия в переговорах и встречах является готовность  к постоянной войне”, — отметил Минасян.

Ведущий аналитик Центра региональных исследований Давид Шахназарян в эфире передачи “Р-Эволюция” телекомпании “Армения”  высказался за продвижение переговорного процесса путем его интенсификации по части реализации венских и санкт-петербургских договоренностей о внедрении механизмов мониторинга ситуации на линии соприкосновения. Ответственность за гибель армянского военнослужащего в результате нарушения Азербайджаном режима прекращения огня после встречи в Женеве эксперт возлагает лично на Ильхама Алиева, отметив, что окончательной договоренности нет, и Баку продолжит такую политику. Однако новую военную агрессию Азербайджана против Арцаха, подобную апрельской 2016г., Шахназарян исключает: во-первых, Азербайджан извлек серьезные уроки из прошлогодних событий, и у него нет международной поддержки, чтобы начать  новый “апрель”, во-вторых, потерпев фиаско в прошлогодней попытке блицкрига, Алиев не уверен в успехе нового. С учетом внутренней ситуации новый провал, по мнению эксперта, может привести к потере Алиевым власти.

Не исключено, что эскалация Азербайджаном напряженности и насилия в зоне конфликта направлена на срыв планирующегося в конце ноября на саммите Восточного партнерства  в Брюсселе подписания Соглашения о всеобъемлющем и расширенном партнерстве Армения-ЕС. Отношения с Европой у Азербайджана, отказывающегося от выполнения требований о защите прав человека, круто замешанного в распространении коррупции в Парламентской Ассамблее Совета Европы, а также в т.н. “Панамском досье”, опубликованном в мае прошлого года, в связи с которым 16 октября на Мальте была убита 53-летняя журналистка Дафна Каруана Галиция, проводившая расследование коррупционных дел и обвинившая соратников и жену премьер-министра Мальты Джозефа Муската во владении оффшорными компаниями, которые получали деньги от семьи президента Азербайджана, мягко говоря, напряженные. Столь напряженные, что в ПАСЕ звучат требования инициировать процесс прекращения членства Азербайджана в СЕ. Алиев, в свою очередь, сам угрожает выходом из СЕ.

Недоволен Баку и отсутствием со стороны Европы поддержки т.н. территориальной целостности Азербайджана, в связи с чем стороны никак не могут согласовать новое соглашение с ЕС о стратегическом партнерстве. Посему в Баку, как заявил замминистра иностранных дел АР Махмуд Мамедгулиев, не ожидают подписания этого соглашения до конца 2017г.

Шантаж очевиден. Поддастся ли ему Брюссель? И о чем в этой ситуации будут говорить главы МИД Армении и Азербайджана, встречу которых в ближайшее время 19 октября анонсировал Эдвард Налбандян?


facebook twitter gplus linkedin