Буря в стакане воды

Декабрь 22, 2017  |   Автор :   |   Государство

Как сообщала “РА” в предыдущем номере, в повестку созванного по инициативе правительства внеочередного заседания Национального Собрания РА включено 17 объемистых законодательных пакетов, охватывающих почти все сферы нашей жизни.

Изначально было очевидно, что парламенту предстоит тяжелая работа, а в таких случаях частенько не выдерживают нервы, и можно любой вопрос возвести в статус принципа, отстаивать свои права.

Так, собственно, и получилось. Правительство представило и корректировки в действующий Судебный кодекс, и проект нового Судебного кодекса. Сыр-бор возник при голосовании первого из этих документов, когда председатель НС Ара Баблоян до начала голосования предупредил депутатский корпус, что базовый закон считается конституционным, посему принимается как минимум 3/5 голосов народных избранников — минимум 63 голосами. Сложилось, однако, так, что не функционировала кнопка  электронного голосования одного из депутатов-республиканцев, а от блока “Царукян” Наполеон Азизян — то ли по ошибке, то ли вопреки решению фракции — проголосовал за принятие проекта. Естественно, во фракции этот поступок послужил поводом к серьезной разборке — дошло до рукоприкладства, когда один из представителей блока позволил себе площадную брань в адрес Азизяна. Кому сильнее досталось — не суть важно, пусть сами разбираются, в парламентах других стран бывает и похуже.

Оппозиционная фракция “Елк”, полагая, что законопроект не прошел, начала требовать повторного голосования, для чего председательствующий на заседании не видел оснований.

Камнем преткновения, вызвавшим бурю в стакане воды, стал вопрос конституционности корректировок в действующем Судебном кодексе. Спорным остается он и для меня, как гражданина РА. Спикер, естественно, основывался на заключениях постоянной комиссии по государственно-правовым вопросам и юридического управления НС, в которых отмечено, что законопроект конституционный. То есть может быть принят минимум 63 голосами.

А когда к трибуне подошел министр юстиции Давид Арутюнян — заметим, чтобы представить проект нового Судебного кодекса, — заявил, что предыдущий документ (корректировки в действующем СК) не является конституционным: таковым является документ, который он собирается представить —  новый Судебный кодекс.

Заметим, что в разделе Заключительные и переходные положения Конституции РА четко отмечено: новый Судебный кодекс РА вступает в силу в день вступления в должность новоизбранного Президента Республики Армения. И в тот же день считается утратившим силу принятый 21 февраля 2007 года Судебный кодекс, в который парламент внес корректировки в ходе нынешнего внеочередного заседания и из-за чего и начался весь сыр-бор. Но, естественно, Конституцией не оговаривается, конституционным является ныне действующий СК, который через несколько месяцев будет признан утратившим силу, принятый вчера в первом чтении, или и тот, и другой.

Этот вопрос должны решить юристы, о чем и заявил спикер. Однако логичнее предположить, что конституционным является новый Судебный кодекс. Упаси Боже, у меня и в мыслях нет трактовать Конституцию — это сугубо предположение журналиста, долгие годы освещающего работу представительного органа.

Спор этот продолжался весь вчерашний день. Оппозиционная фракция “Елк” попыталась показать, что парламентское большинство не владеет ситуацией, и, пользуясь предоставленной Регламентом НС (также являющимся конституционным законом) возможностью, до начала каждого голосования брала 20-минутные тайм-ауты.

Конечно, прозвучали выступления, изрядная доля критики в которых адресовалась правительству, в последние дни года представившему масштабные пакеты законопроектов, и в установленные им кратчайшие сроки в авральном режиме их обсудить и принять. В знак протеста против подобной практики работы правительства блок “Царукян” покинул зал заседаний. Очень странно, но вместе с однопартийцами покинул зал и вице-спикер от блока “Царукян” Микаел Мелкумян. В этой связи спикер Ара Баблоян заметил, что господин Мелкумян может иметь свои точки зрения, согласованные с блоком, однако, как вице-спикер НС, не вправе покидать заседание. По большому счету, этот шаг блока “Царукян”, не упускающего случая критиковать исполнительную власть,  был явным демаршем в отношении правительства.

Кстати, о правительстве, вернее, правительствах. Все составы Кабинета министров независимой Армении в конце года входили в НС с огромными пакетами законопроектов, которые, действительно, принимались в авральном порядке. Видать, это необходимость, но депутаты недовольны подобным режимом работы. И вчера показали характер. Возможно, это связано  с переходом Армении к парламентской форме правления, и народные избранники (пока что в лице оппозиции) решили  продемонстрировать, что не собираются становиться придатком исполнительной власти. И это правильно. Существует  четкая дифференциация ветвей власти, каждая из которых борется за полноценное исполнение своих полномочий и обязанностей.

Некоторые парламентарии вчера, конечно, перегнули палку — речь идет о блоке “Елк”. Никол Пашинян, пользуясь Регламентом НС и интеллигентностью  спикера, фактически, нарушил нормальный ход заседания (своими 20-минутными тайм-аутами на несколько часов продлил работу), но, повторюсь, все это было сделано сугубо в рамках закона. Если Закон позволяет дестабилизировать ситуацию в парламенте — грех не поменять такой закон. Что и собирается сделать парламентское большинство, но уже после Нового года. И получится, что с подачи оппозиционного депутата будут ограничены их же возможности превращать законодательный орган в балаган.

 


facebook twitter gplus linkedin