На острие карандаша: США начали многоходовую игру в отношении Ирана

Январь 17, 2018  |   Автор :   |   Регион

Акции протеста, начавшиеся в Иране 28 декабря и длившиеся всю первую неделю января, стали поводом для начала Соединенными Штатами массированной дипломатической  атаки на Исламскую Республику, которую администрация Дональда Трампа объявила “террористическим государством номер один”, заявив, что им управляют “фанатики”, которые поддерживают террористические группировки “Аль-Каиду” и “Талибан”. И уже неважно, носили ли демонстрации, прошедшие в десятках городов Ирана с участием, по официальным данным, 42 тысяч человек, сугубо социальный характер или все же были “заказом заинтересованных внешних сил” и было ли соразмерным применение иранской полицией силы (25 человек погибли).

Несмотря на признание президентом ИРИ Роухани наличия у общества оснований для недовольства как экономического, так и политического свойства, и разблокирование доступа к соцсетям, Иран, по образному выражению постпреда США при ООН Никки Хейли, “взят на карандаш”. “Мир будет следить за вашими действиями”, — предупредила Хейли.

Пока мир с тревогой следит за действиями президента США, который ранее неоднократно критиковал заключенный в июле 2015г. между Ираном и “шестеркой“ международных посредников (РФ, США, Великобритания, КНР, Франция, Германия) Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) по иранской ядерной программе, а ныне приступил к реальным шагам в этом направлении. В конце прошлой недели Дональд Трамп принял решение продлить режим снятия санкций в отношении Ирана, которые были отменены в рамках реализации СВПД, но отметил, что делается это в последний раз. Он пригрозил выходом США из СВПД, если к маю в него не будут внесены изменения, которые существенно ужесточат требования к Тегерану. Трамп считает, что благодаря СВПД власти ИРИ получили доступ к более чем $100 млрд замороженных средств, однако использовали их не на улучшение жизни иранского народа, а на “покупку вооружений, финансирование терроризма и карательных действий, а также пополнили карманы коррумпированных лидеров иранского режима”. По плану Трампа, следует выработать дополнительное к СВПД соглашение , в котором будет закреплен запрет на разработку и испытания баллистических ракет, право на инспекции любых иранских объектов в любое время, а также придание ограничениям в отношении иранской ядерной программы бессрочного характера. И это при том, что, во-первых, у МАГАТЕ, которая по СВПД имеет доступ ко всем ключевым объектам в Иране, за все эти годы не было ни одного замечания к тому, как ИРИ выполняет соглашение, во-вторых, в СВПД никаких ограничений на ракетную программу ИРИ нет. Просто принятая в поддержку СВПД резолюция 2231 СБ ООН призывает Тегеран в течение 8 лет “не осуществлять деятельность, связанную с разработкой и созданием баллистических ракет, спроектированных таким образом, чтобы они были способны доставлять ядерное оружие”.

Как предполагает Трамп, в случае, если хоть одно из требований дополнительного соглашения будет нарушено, США и ЕС должны вновь ввести против Тегерана санкции, включая жесткие ограничения в отношении банковской и энергетической сфер. Причем президент США сразу же исключил возможность участия в переговорах по выработке этого соглашения не только Ирана, но и России с Китаем. Он надеется на поддержку Великобритании, Франции и Германии.

Реакция Тегерана, Москвы и Пекина была ожидаемо резко негативной. МИД ИРИ заявил, что не примет никаких поправок к СВПД — ни сейчас, ни в будущем. Замминистра ИД РФ Сергей Рябков заявил РИА Новости, что “СВПД коррекции не подлежит, и мы будем противодействовать попыткам его подорвать”. МИД КНР отметил, что Пекин выступает против односторонних санкций Вашингтона в отношении Тегерана и за сохранение СВПД, который “поддерживает большая часть международного сообщества“.

Что касается Великобритании, Франции и Германии, то они по итогам переговоров с главой МИД Ирана Мохаммадом Джавадом Зарифом с участием также России и верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерики Могерини настоятельно призвали США не отказываться от атомной сделки с Ираном, несмотря на спорную политику, проводимую правительством в Тегеране. Глава МИД ФРГ Зигмар Габриэль считает, что у США нет никаких оснований для восстановления экономических санкций против Ирана, приостановленных после заключения атомной сделки. Он также приветствовал согласие Ирана обсудить его роль в региональных конфликтах, подчеркнув, что эти переговоры следует начать как можно скорее. Габриэль призвал США рассматривать ядерную сделку с Ираном как отдельный вопрос и воспринимать без увязки с программой по баллистическим ракетам и роли этой страны в сирийской войне, а глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан предложил отделить ядерную сделку с Ираном от его ракетной программы и участия в военных операциях в Йемене и Сирии. А вот Ф.Могерини при всем при этом выразила озабоченность ракетной программой Ирана, подчеркнув, что этот вопрос должен решаться вне СВПД.

Как поведут себя европейские страны дальше, пока неясно. Однако очевидно, что действия США направлены на ослабление роли Ирана на Ближнем Востоке, где Тегеран последовательно набирал силу. По мнению Вашингтона, иранское влияние угрожает их главным региональным союзникам в регионе — Израилю и Саудовской Аравии. По мнению некоторых экспертов, если ядерная сделка перестанет существовать, это может повлиять на ситуацию внутри Ирана и ослабить позиции президента-реформатора Хасана Роухани, который и так находится под прессингом консервативных групп, и это может быть выгодным Трампу, у которого, в отличие от администрации Обамы, нет интереса поддержания даже ограниченных отношений с иранскими реформаторами. Кроме того, США не сомневаются в том, что Иран при желании сможет быстро обзавестись ядерным оружием. “Несмотря на то, что СВПД может усложнить программу ядерных вооружений Тегерана, мало сомнений в том, что Иран быстро сможет добиться получения ядерных возможностей, если этого захочет”, — говорится в обнародованной Huffington Post несекретной части американской ядерной доктрины.

Сторонники сохранения сделки по иранскому атому утверждают, что лет 10-15 у Ирана не будет возможности создавать ядерное оружие и что это гарантирует стратегическую стабильность на Ближнем Востоке, а ее срыв грозит новой напряженностью в регионе Большого Ближнего Востока. С другой стороны, выход США из ядерной сделки с Ираном может поставить под вопрос режим нераспространения ядерного оружия не только на Ближнем Востоке, но и в мире вообще. Спроста ли именно сейчас обострилось напряжение в российско-американских отношениях в вопросе ядерных соглашений? Да и в Северной Корее, наверняка, пристально наблюдают за происходящим, пытаясь понять, можно ли в принципе договариваться с США.

Другие эксперты полагают, что Трамп, скорее всего, не станет трогать СВПД. “Поддержание договора в подвешенном состоянии — очень сильный инструмент в современных реалиях, и Трамп это хорошо понимает”, — считает глава Центра глобальных интересов в Вашингтоне Николай Злобин. По его мнению, хотя Трамп и хочет выйти из договора, он хочет сделать это с максимальной выгодой: “Трамп хочет добиться максимальной геополитической выгоды для США, политической внутренней выгоды для себя и максимального эффекта на внутреннюю ситуацию в Иране. Выход из договора — часть перестройки глобального миропорядка и подрыва стабильности иранского режима. Очень сильный ход. Но как выходить — вопрос тонкой тактики”.

 


facebook twitter gplus linkedin