Шанс на развитие есть даже у самой бедной общины

Апрель 20, 2018  |   Автор :   |   Экономика

Весна в село Гандзак Гегаркуникской области пришла по армянской традиции внезапно. И, хотя деревья еще только начинают цвести, повсеместно ощущается аромат цветов и свежей зелени. На проселочной дороге почти никого не видно. Женщины заняты на полях, а мужчины большей частью уже выехали на заработки в Россию, Казахстан, Украину и другие страны постсоветского пространства.

Проблема — в подходах и представлениях

Гандзак — одна из немногих армянских общин, где обрабатывается около 98% земель сельскохозяйственного назначения. Это довольно высокий показатель, однако основным источником благосостояния Гандзака, впрочем, как и многих других сел Армении, давно уже являются частные трансферты и денежные средства, которые к концу сезона привозят с собой местные жители после выездных работ. Трудовая миграция, по сути, является спасением для сельчан, ибо деньги гастарбайтеров создают некую оживленность в общине: люди могут расплачиваться за газ, электроэнергию, отовариваться в магазинах.

“Представьте, из небольшого села в сезон выезжает на заработки примерно 700 человек. Если каждый из них в среднем привезет с собой по 5 тыс. долларов, то это существенно скажется на жизни села”, — поясняет житель Гандзака Артавазд, добавляя, что людей, по большому счету, заставляет выезжать отсутствие рабочих мест в своей стране, а не поиск приключений в ближнем зарубежье.

К беседе сразу подключаются и другие сельчане, собравшиеся небольшой группой в центре села. Для предотвращения массовой трудовой миграции, рассуждают они, есть одна простая формула — создание рабочих мест внутри страны. Любым другим способом удержать людей не удастся. Всем понятно, что если человек не востребован у себя на родине, у него нет возможности здесь заработать, то он вынужденно уедет, чтобы прокормить свою семью. “Вот скажите, что делать квалифицированному строителю в условиях отсутствия строительства у нас?” — звучит риторический вопрос.

Есть среди трудовых мигрантов и такие, кому удалось заработать не только на хлеб насущный, но и отстроить хоромы в родных местах. В областном центре Гегаркуника — Гаваре — за последние два десятка лет появилась улица, называемая в народе “проспект Лордов”. Так ее прозвали из-за помпезных двух-трехэтажных особняков, выстроившихся плотными рядами. А в селе Личк Мартунийского района добротными усадьбами усыпан аж целый квартал, ласково именуемый тут жителями “Путинка”, поскольку построена эта внушительная часть села благодаря заработанным в России средствам.

Беда в том, что почти ни в одном из этих домов годами никто не живет. В свое время их построили на зависть всем и вся и уехали. Судя по всему, поясняют нам оставшиеся соседи, возвращаться никто не спешит. А куда? Работы как не было в здешних краях, так и нет. Единственным крупным предприятием в области является Сотское золотоносное месторождение, обеспечивающее несколько сот рабочих мест. И все…

За трактор больше некого сажать

Но что интересно. Одной из отличительных черт Гегаркуника является то, что на заработки отсюда выезжали даже в советские годы. Многие из местных гастарбайтеров обжились и стали довольно успешными бизнесменами за рубежом, а не просто рабочей силой, выезжающей на сезонные заработки. Возможно, именно поэтому целые “проспекты Лордов” и “Путинки” встречаются здесь, а не в других областях Армении.

Проблема в том, что если, с одной стороны, трудовая миграция, как было сказано выше, вносит оживление в жизнь общин благодаря полученным средствам, то, с другой — отсутствие рабочей силы приводит к вымиранию сел. Практически все главы общин, с кем довелось встретиться в Гегаркунике, в один голос заявляли о том, что некого уже за трактор посадить.

Государство в качестве выхода из ситуации предлагает объединяться в сельские кооперации, дабы повысить эффективность сельского хозяйства. Для стимулирования кооперационного процесса даже специальный закон был принят пару лет назад. В реалиях, однако, есть множество препятствий для объединения и общего использования земельных участков. К примеру, объединились пять человек, а шестой (участок которого между ними) уже много лет не проживает в деревне, и связаться с ним невозможно. Такая ситуация повсеместно. Но вопрос в том, что без укрупнения земель невозможно добиться каких бы то ни было результатов в сельском хозяйстве.

Понимают это и в правительстве. Наша газета уже писала о том, что Минсельхоз подготовил законопроект, в котором один из главных пунктов направлен на полноценное использование необрабатываемых земель сельскохозяйственного назначения на основе сдачи в аренду земельного участка, не лишая при этом собственника права собственности  на земельный участок.

Сплотиться вокруг общей идеи

Впрочем, есть в Гегаркунике и такие общины, которые, несмотря на все имеющиеся сложности, успешно развиваются. О небольшом селе Калаван молва, как выяснилось,  дошла уже и до… Аляски. Все началось с того, что в 2013 году один из жителей села, Роберт Гукасян, получив уже профессию археолога и археозоолога и объездив полмира, решил основать фонд Time land, намереваясь на профессиональном уровне заняться вопросами охраны окружающей среды и общинного развития с акцентом на туризм.

“В то время я был очень далек и от туризма, и от общинного развития. Но дело в том, что, увлекаясь археологией и археозоологией, участвуя во многих международных экспедициях в разных странах, я мечтал превратить родное село в такое место, которое  будет привлекать людей со всего мира, как многие известные туристические места в мире”, — вспоминает Роберт.

Мог ли он тогда подумать, что уже через год с момента старта программы в Калаван будут приезжать туристы со всего света — начиная с Перу, Чили, заканчивая Австралией. Только в прошлом году это затерявшееся в горах село посетило свыше 2500 человек, при том, что спрос оценивался в 10 тыс. Возможно, такой поворот событий произошел благодаря простой случайности, хотя, когда чего-то очень хочешь и к тому же имеешь конкретный план действий, эта самая случайность всегда приходит вовремя.

Претворяя свою программу общинного развития в действие, Роберт общался со многими организациями в Армении, в том числе и с турагентством “Гардман тур”, специализирующемся на приключенческом туризме. Как-то глава этой компании посетил Калаван вместе с небольшой группой иностранцев, среди которых был представитель международной сети туроператоров — Adventure Travel Trade Association. Он всерьез заинтересовался проектами развития села, рассказал об увиденном своему руководству, и через какое-то время Роберт по скайпу пообщался с президентом этой глобальной сети. Последний предложил ему выступить в качестве одного из главных докладчиков на предстоящей международной конференции по туризму, которая должна была проходить на Аляске.

От каждого по способностям, каждому — по труду

А потом последовали статьи в разных международных СМИ, в том числе в израильском издании National Geographic Magazine, после чего в Калаван в буквальном смысле хлынул поток иностранцев. Здесь людям предлагали огромное разнообразие блюд из собранных в окрестностях села ягод, трав и плодов, организовывали пешие прогулки, знакомя с местной флорой и фауной, некоторые виды которых занесены в Красную книгу. Плюс туристы могли поучаствовать в своеобразной игре “Мамонт”, почувствовав себя первобытным человеком, добывая огонь, строя хижины и соревнуясь друг с другом в умении жить вдали от цивилизации. Фишка в том, что в программе общинного развития Калавана участвуют все жители села по принципу: от каждого по способностям, каждому — по его труду.

“Как-то принято у нас в стране постоянно заострять внимание на проблемах и говорить, что развиваться не можем из отсутствия того-то и того-то. Вы видели, что асфальтированных дорог в селе нет, магазинов — тоже, и проблем в общине настолько много, что если рассматривать с этой точки зрения, то окажется, —  здесь невозможно жить. Но мы пошли в обратном направлении: отсутствие дорог превратили в конкурентное преимущество и просто перестали зацикливаться на том, чего у нас нет, — объясняет свои подходы наш собеседник. — На самом деле, у нас в стране нет такой общины, которая не обладала бы достаточными природными и человеческими ресурсами. Наша слабая сторона — в наших подходах и представлениях. Если мы действительно сумеем сплотиться вокруг общей идеи, то даже самая бедная община получит шанс на развитие, бросив вызов всем остальным”, — резюмировал глава Time land.

 

 


facebook twitter gplus linkedin