Безопасность и экономическое развитие: эксперты обсудили итоги трехлетия членства Армении в ЕАЭС

Апрель 27, 2018  |   Автор :   |   Экономика

Учитывая вызовы региона, ключевой гарантией безопасности Армении является евразийская интеграция, экономический и военно-политический союз республики с Россией и ее союзниками. Об этом заявил экономист, член Евразийского экспертного клуба Ашот Тавадян в ходе “круглого стола” “Евразийский экономический союз: итоги первых трех лет функционирования и обозримые перспективы”, организованного Научно-образовательным фондом “Нораванк”, общественной организацией “Интеграция и развитие” и Ереванским государственным университетом.

“Очевидно, что интеграционные процессы и военно-политическое сотрудничество тесно взаимосвязаны. ЕАЭС создает значительные возможности для роста экономического потенциала Армении. Эти возможности позволят обеспечить существенное экономическое и политическое развитие и укрепление страны, а также значительно увеличит ее потенциал и возможности на международной арене”, — отметил эксперт.

Вступление Армении в свое время в ОДКБ, а затем в ЕАЭС, продолжил он, стало стратегическим шагом, гарантирующим Армении безопасность и экономическое развитие. Именно в такой конфигурации — и как член ОДКБ, и одновременно как член ЕАЭС — Армения может наиболее эффективно обеспечить свой экономической рост, в том числе свой военно-промышленный потенциал. Интеграция в рамках ОДКБ, по его словам, позволяет странам-членам этого объединения, в том числе, конечно, и Армении быть готовыми к адекватному ответу на внешние вызовы. Армении это позволяет приобретать оборонную продукцию по льготным ценам, обучать курсантов в лучших военных институтах, совершенствовать военную выучку в совместных учениях, формировать самые современные совместные военные подразделения, что значительно повышает военный потенциал Армении.

При этом г-н Тавадян полагает, что ЕАЭС имеет все возможности стать полноценным и конкурентоспособным транснациональным объединением, который способен эффективно проводить согласованную макроэкономическую политику, координировать и корректировать валютную политику и обрести, таким образом, реальный финансовый и экономический суверенитет.

“Включение в процесс формирования евразийской экономики в качестве полноправного участника — это эффективный шаг не только для Армении, но также для других государств постсоветского пространства, стремящихся к существенному росту возможностей и перспектив на устойчивое и сбалансированное экономическое развитие. Это тот тренд, который является сегодня самым ценным и актуальным для Армении. Для максимального использования создавшихся возможностей необходимо скорректировать приоритеты экономической политики, с учетом членства в ЕАЭС”, — выразил свою точку зрения экономист.

Повышению уровня конкурентоспособности Армении способствовали очень много факторов, начиная от стабилизации курса российского рубля, снижения цен на газ до показателей отечественного экспорта, которые впервые превысили 2 млрд долларов. Наряду с этим, по оценкам г-на Тавадяна, немаловажен и тот факт, что Россия занимает первое место по объему инвестиций в Армению.

Для обеспечения же долгосрочного динамичного роста экономики Армении следует существенно повысить уровень кооперации, в том числе и посредством взаимных инвестиций, что является одной из основных целей ЕАЭС.

“Необходимо использовать все возможности, созданные договором о ЕАЭС, для создания совместных предприятий. Имеются перспективы сотрудничества стран ЕАЭС в сфере оборонной промышленности, нанотехнологий, машиностроения, электротехники и приборостроения, привлечении инвестиций в производство стройматериалов и строительство плавилен цветных металлов, в химической промышленности, в легкой промышленности, в сельском хозяйстве и пищевой промышленности, в производстве лекарств, в развитии туризма”, — перечислил он.

Интеграция в действии, или без эффекта “здесь и сейчас”

Тему о целесообразности принятия Арменией решения о вхождении в ЕАЭС продолжил руководитель исследовательского центра “Альтернатива”, член Евразийского экспертного клуба Татул Манасерян, отметив, что Армения (в отличие от целого ряда стран Восточной Европы) приняла мудрое решение, выбрав экономический суверенитет и заодно получив шанс на реальное и самостоятельное экономическое развитие в рамках своей собственной национально-цивилизационной идентичности.

“Страна получила реальную возможность стать равноправным соучредителем Евразийского экономического союза, что дало ей возможность самостоятельно определять свои планы и перспективы”, — констатировал г-н Манасерян. Он также добавил, что включение в процесс формирования евразийской экономики в качестве полноправного участника  является серьезным шансом как для Армении, так и для целой группы государств постсоветского пространства, стремящихся к сохранению возможностей и перспектив на устойчивое и сбалансированное экономическое развитие.

“В настоящее время лидеры России, Казахстана, Беларуси, Армении и Кыргызстана не дают национальным экономикам ни “слиться” под глобальные рынки,  ни вернуться в административно-расточительное прошлое. Суверенность — то качество, та характеристика национальных и региональной экономик, которая открывает перед любой суверенной страной возможности модернизационного рывка. Такие возможности открываются сегодня перед Арменией, вынужденной противостоять давлению со стороны глобальных игроков путем обращения к своим собственным ресурсам и технологиям самомобилизации”, — оценил ситуацию экономист.

Тем не менее, концепция евразийской интеграции понимается по-разному. В большинстве случаев цели, задачи и содержание интеграционных процессов рассматриваются преимущественно в поле ситуативных интересов, как способ получения конкретного эффекта “здесь и сейчас”. В этом смысле, по словам г-на Манасеряна, наиболее эффективными и приоритетными форматами евразийской интеграции считаются объединения ряда постсоветских государств в Евразийский экономический союз (ЕАЭС) и Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). В первом случае речь идет о восстановлении, укреплении и развитии хозяйственных связей и совместной реализации транспортно-логических, энергетических и иных сетевых трансрегиональных проектов. А во втором — обеспечении коллективной безопасности на постсоветском пространстве и предотвращении возможных внутренних конфликтов. Между тем, интеграционные процессы в социокультурной и политической сферах на постсоветском пространстве не менее важны, чем те же процессы в сфере экономики.

“Границы евразийской цивилизации должны в скором времени совпасть с границами действия евразийской денежной единицы, общей в данном случае для стран-членов Евразийского экономического союза. Однако же вопрос о параметрах евразийской цивилизационности и реальной глубине социокультурной и политической интеграции постсоветских государств остается без ответа на самом высоком уровне, в силу чего объективные предпосылки формирования на базе ЕАЭС самодостаточной валютной зоны, а затем и полноценной евразийской цивилизации, могут так и остаться предпосылками”, — подчеркнул экономист.

В то же время необходимость интеграции на постсоветском пространстве обоснована созвучностью и гармоничностью экономических потребностей новых независимых государств и их цивилизационной общностью. Первые три года членства в ЕАЭС, уверен г-н Манасерян, доказали, что даже в условиях жесточайшего экономического кризиса страны-члены Союза остро нуждались друг в друге: политические, экономические и социальные аргументы лишь в пользу развития интеграции.

“Лидером современной интеграции, ее локомотивом выступает Российская Федерация. Это исторически обусловленное лидерство, которое сопровождается полным уважением к интересам, выгодам и потребностям стран-союзниц. Лидерство России в ЕАЭС основано на экономических, политических, культурных и иных факторах. Одновременно это лидерство обусловлено тем, что Россия также несет своеобразную внешнеполитическую и внешнеэкономическую ответственность за жизнеустойчивость и конкурентоспособность Союза. Вместе с тем, экономическое лидерство проявляется не только в объемах ВВП, инвестиций, экспорта и других показателях, но и в привлекательности как для стран ЕАЭС, так и для третьих стран объемного потребительского рынка России и ее ресурсов”, — заключил глава исследовательского центра “Альтернатива”.

 


facebook twitter gplus linkedin