Турецкая провокация

Декабрь 14, 2018  |   Автор :   |   Регион

Заявление и.о.премьер-министра Армении Никола Пашиняна о готовности Еревана установить прямыедипломатические отношения с Анкарой без предварительных условий, без увязки сАрцахом, возымело эффект брошенного в воду камня — круги от него разошлисьдалеко за пределы нашей страны. Заявление было сделано на встрече Пашиняна синостранными журналистами на следующий день после внеочередных парламентскихвыборов в Армении в ответ на вопрос корреспондента турецкого информагентства Anadolu о том, будут липредприниматься новые шаги в направлении нормализации отношений с Турцией.

В принципе, вопрос можно было не задавать. За время пребывания в должности главы правительства Никол Пашинян неоднократно высказывался на эту тему, получая в ответ стандартные заявления из Анкары о том, что нормализация армяно-турецких отношений возможна после “освобождения территорий Азербайджана” и отказа Еревана от “претензий к Анкаре из-за событий 1915 года”, то бишь от политики международного признания Геноцида армян в Османской Турции и Западной Армении в начале ХХ века. Такая же реакция последовала на этот раз. Ни слова не изменили. Что примечательно, ответ Анкары со ссылкой на источники в администрации президента Турции распространило азербайджанское агентство Trend. Видимо, в Баку и Анкаре решили прозондировать позицию новых властей Армении на предмет реализации азербайджанских и турецких чаяний.

Некоторые армянские эксперты высказывают мнение, что когда-нибудь, со сменой поколений, к власти в Турции придут силы, которые осознают, что нельзя избегать ответственности, признают факт Геноцида армян и без каких-либо предусловий разблокируют границу с Арменией и начнут процесс по нормализации армяно-турецких отношений.  Однако на сегодняшний день подобный подход представляется чем-то из области фантастики. В Турции нет и изначально не было ни одной политической силы, ратующей за установление дипотношений с Арменией. Не углубляясь далеко в историю, отметим, что еще в 1991г. Анкара выставила Еревану не только вышеприведенные предусловия, но и требование остановить  антитурецкую деятельность армянской диаспоры.  После заявления Пашиняна член оппозиционной Республиканской народной партии Мустафа Саригул отметил, что принимая предложение Еревана, Анкара “получает шанс выступать посредником в урегулировании нагорно-карабахского конфликта”, но при этом подпадает под воздействие через США армянской западной диаспоры, и сильно сомнительно, что Турция в этом случае сможет действовать по этому вопросу по собственному или азербайджанскому сценарию. И в Баку, и в Анкаре давно не скрывают разочарования тем, что, несмотря на все их дипломатические и углеводородные усилия, а также невзирая на членство Армении в ОДКБ и Евразийском экономическом союзе, ни США, ни Евросоюз не поддерживают в одностороннем порядке Баку в вопросе Арцаха.

Трудно согласиться и с распространенным в экспертных кругах мнением о том, что в вопросе Арцаха Анкара находится в заложниках у Баку. Для Турции вопрос отношений с Арменией, как отмечают турецкие эксперты и бывшие высокопоставленные чиновники, не входит в разряд первоочередных, судьбоносных. Напротив, для Анкары этот вопрос является своего рода рычагом для продвижения собственных интересов в регионе, которые заключаются в сведении к минимуму, это по меньшей мере, влияния России, да и Ирана и в утверждении своих правил игры. Все это Анкара проделывает с помощью Баку, по мере возможности подключая к своим играм Тбилиси. Нынешнее сближение Турции с Россией вызвано отнюдь не совпадением их интересов на Южном Кавказе, а напряженностью в отношениях Турции с США в связи с ситуацией в Сирии. Анкара пытается маневрировать и не позволить ни Вашингтону, ни Москве помешать реализации ее пантюркистских планов на Ближнем Востоке.

Кстати, с турецкими журналистами встречался и и.о. главы МИД РА Зограб Мнацаканян. Агентство Anadolu в сообщении о встрече допустило ряд грубых искажений высказываний армянского министра. Невольно или целенаправленно — можно только предполагать. Однако недовольство армянской общественности проявилось довольно бурно. Пресс-секретарь МИД РА Анна Нагдалян сообщила, что турецкое агентство принесло свои извинения, внеся также соответствующие корректировки, и опубликовала стенограмму ответов Зограба Мнацаканяна на вопросы об армяно-турецких отношениях.

И.о. главы МИД РА, в частности, отметил, что Армения готова к нормализации двусторонних отношений с Турцией без предварительных условий, но турецкое правительство не содействует этому процессу.

На вопрос о связи между нормализацией армяно-турецких отношений и решением проблемы Арцаха министр отметил, что Армения достаточно ясно выразила свою позицию и была последовательна в этом вопросе, в частности в том, что она готова к нормализации отношений без предварительных условий. “Однако в этом мы похожи на партнера, который танцует танго один”, — сказал Мнацаканян. Он отметил, что попытки увязать вопрос армяно-турецких отношений с другими проблемами уже являются предусловием. Если так, то и у другой стороны недостатка в предусловиях не будет. “У армяно-турецких отношений своя логика, и они должны рассматриваться соответственно. В этом и заключалась вся философия, лежащая в основе очень сложного процесса Цюрихских протоколов. Я сталкивался с комментариями самого различного характера. Одно должно быть ясно. Мы прошли свою часть пути, Армения прошла свою часть пути”, — сказал Мнацаканян. Он напомнил, что в Армении подписали Цюрихские протоколы, направили их в парламент, ожидая, что и другая сторона сделает то же самое, однако нам были выдвинуты предусловия, о которых в документах речи не шло.

Отвечая на вопрос о сделанном в марте 2018г. экс-президентом РА Сержем Саргсяном заявлении  о недействительности Цюрихских протоколов, З.Мнацаканян заметил: “Прошло около десяти лет с 2009 года. Эти документы были у нас “на столе” на протяжении девяти лет, несмотря на бурные дебаты в армянском обществе по этому поводу. И еще другой момент, относительно которого не должно быть ошибочного мнения, и с этим я сталкиваюсь время от времени в турецком общественном дискурсе, это то, что “хорошие парни в Армении хотят дружественных отношений с Турцией, а вот плохая армянская диаспора тормозит процесс”. Не следует делать ошибочных выводов на этот счет. Подход армян, проживающих в Армении относительно процесса нормализации, не отличается от подхода армян, проживающих в диаспоре”.

“Армянский народ — это нечто большее, чем просто проживающие в Армении армяне”, — сказал Мнацаканян. “Если вы пройдетесь по улицам Еревана, вы встретите огромное количество людей, несущих в себе боль геноцида. Я сам являюсь потомком семьи, пережившей геноцид, со стороны моего дедушки. Я просто стараюсь донести всю сложность и глубину этой проблемы”, — сказал и.о. главы МИД Армении, подчеркнув, что не Армения виновата в том, что Цюрихские протоколы выпали из повестки армяно-турецких дискуссий, и что турецкая риторика по этому вопросу отнюдь не способствует формированию позитивных настроений ни в Армении, ни в Турции.


facebook twitter gplus linkedin