Моя музыка — это зов моей крови и начертание моей души

Февраль 01, 2019  |   Автор :   |   Культура

Имя Мишеля Леграна не нуждается в особых комментариях — знаменитый французский композитор с армянскими корнями, блестящий джазмен, дирижер и пианист, он известен всему миру. Легран ушел из жизни 26 января этого года в возрасте 86 лет, и это стало второй после ухода Азнавура огромной потерей как для Армении и ее народа, так и для всего мира музыки.

Молодое поколение нашей уже независимой республики впервые “увидело и услышало” Леграна 30 сентября 2006 года, на беспрецедентном концерте “Азнавур и его друзья”, который прошел на площади Республики в рамках “Года Армении во Франции”. Впервые Азнавур пел под открытым небом Армении и для Армении. Вместе с ним пели и его друзья, известные французские артисты — Мишель Легран, Нана Мускури, Дани Бийон, Элен Сегара и другие.  За несколько часов до начала концерта нам удалось поговорить со всемирно известным музыкантом. В качестве переводчика выступил его продюсер и замечательный человек, ныне покойный Сурен Апикян. Предлагаем вниманию читателей это эксклюзивное интервью (“РА” от 4 октября 2006г. — “Любовь и дружба… ваш Мишель Легран”) которое и сегодня звучит очень актуально и позволяет еще раз вспомнить и представить человека, который навсегда останется одной из звезд первой величины в мире музыки…

— Г-н Легран, Вы давно не были в Армении. Какой Вы находите Армению сегодня?

— Когда я в первый раз побывал в Армении (в 80-е годы. — И.А.), мне не удалось многого увидеть. Сегодня же в столице я вижу много новых строящихся зданий, и это очень радует. Она очень похорошела. Что касается людей, к сожалению, не могу о них сказать многого — у меня не было возможности общаться. Но что я успел заметить — это большое количество нищих и попрошаек на улицах, которых не было в советское время. И это весьма прискорбно.

— Насколько Вы себя чувствуете армянином, приезжая сюда и какие чувства испытываете от свидания с Арменией?

— Когда мне было 13 лет, об Армении мне рассказывал дедушка по материнской линии — Саркис Тер-Микаэлян — он был чистокровным армянином. Ему пришлось бежать из своей страны в 1915 году во время геноцида. Он добрался до Франции, где женился на моей бабушке — француженке. Так что я на четверть армянин. По его описаниям Армения была прекрасной страной, почти земным раем. Деревня, откуда был родом дед, называлась Арабкир — сейчас она на территории Турции. Там у нас был большой дом с множеством комнат: столовой, детской, так называемой “женской” и т.д. Во Франции дедушка мне часто играл на сазе, уде, и “звуки” армянской музыки еще тогда вошли в мое сердце. Своим же “музыкальным учителем” я считаю дядю, Жака Эльяна (он взял себе фамилию Эльян, видоизменив отцовскую Тер-Мика Элян. — И. А.) — очень известного музыканта, создателя первого джаз-бенда в Париже. Мечтаю побывать в Арабкире. В 1985 году, приехав в Армению, я хотел осуществить эту мечту, но советские власти заявили, что это невозможно: “Турки, узнав что вы армянин, убьют вас, даже несмотря на то, что вы гражданин Франции”. Но я все же надеюсь туда попасть, может быть, в этом или будущем году мне все же удастся побывать на родине предков.

— Когда известного писателя или композитора спрашиваешь, что из собственных сочинений ему особенно дорого, какое Ваше самое любимое произведение, часто слышишь ответ: то, которое еще не написано. И все же какое произведение для Вас самое-самое?

— Моя музыка идет из моего сердца, это зов моей крови и начертание моей души. Я пишу ее, потому что она моя жизнь, которую я каждый раз внутренне проживаю заново. Она дает мне возможность познать самого себя. Поэтому выделить что-то из своих произведений мне сложно.

— Вас очень любят в России и даже наградили “Золотым Орлом”. Есть ли у Вас совместные проекты с российской стороной?

— Эту награду мне вручил Никита Михалков. Он и его брат Андрон Кончаловский — мои большие друзья. Я сочинял музыку для российского телефильма “Янтарные крылья” и, если мне предложат сотрудничать, с удовольствием напишу новые песни. Кроме того, много лет я выступаю с замечательной певицей Тамарой Гвердцители.

— Армяно-французская дружба — как Вы охарактеризуете уровень взаимоотношений между двумя странами?

— Дружба Армении и Франции имеет многовековые корни. Франция — страна, которая приняла нас, всех тех, кто уцелел после геноцида. И вообще, в самые тяжелые для Армении времена Франция всегда протягивала ей руку помощи. Самым важным я считаю то обстоятельство, что французы — даже те, кто никогда не был здесь, — знают об Армении не понаслышке. А знают они ее благодаря нам — людям, которые обрели в ней вторую родину. Поверьте, что именно армяне, живущие во Франции, являются проводниками армянской культуры в этой стране. Армяне очень сильно интегрированы во Франции, есть два “чисто армянских” города, например Альфорвиль. В общей же сложности в стране проживает почти миллион армян. Это ли не лучшая характеристика армяно-французских отношений? Франция очень “теплая“ страна по отношению к армянам, и так будет всегда.

— Ваши пожелания соотечественникам.

— Им я дарю свою дружбу и свою любовь. И добавить, пожалуй, нечего.

Мишель Легран- единственный из современных композиторов, кто трижды удостаивался высшей премии в номинации “Музыка в кино”, обладатель трех кинопремий “Оскар”, пяти премий “Грэмми” и “Эмми”, 12 “Золотых глобусов”. Он первый из иностранных деятелей культуры, награжденный премией “Золотой Орел” Московского Международного кинофестиваля 2002 года за выдающийся вклад в развитие кинематографа. В 2005 году был удостоен французского Ордена Почетного легиона, а в 2009 — Ордена Почета РА. Мишель Легран — автор музыки более чем 200 кинофильмов, нескольких мюзиклов и более 100 альбомов. За свою творческую жизнь Легран выступал с такими выдающимися музыкантами, как Фрэнк Синатра, Шарль Азнавур, Оскар Питерсон, Барбара Стрейзанд, Майлз Дэвис, Даяна Росс, Лайза Минелли, Рей Чарльз, Стив Уандер. В начале 50-х годов осуществляет совместные проекты с такими известными американскими джазменами, как Диззи Гиллеспи, Майлз Дэвис, Джон Колтрэйн, Стэн Гетц и Билл Эванс. Подлинная же слава пришла к Мишелю Леграну в середине 60-х, когда им была написана музыка к двум кинофильмам Жака Деми: “Шербургские зонтики” и “Девушки из Рошфора”. Известно, что во Франции после “Болеро” Мориса Равеля музыка из “Шербургских зонтиков” выдержала наибольшее количество интерпретаций.


facebook twitter gplus linkedin