Игра с цифрами или игра с огнем?

Декабрь 26, 2014  |   Автор :   |   Регион

Сеть гражданского общества “Беженцы и международное право” (СГО) выступила с заявлением в связи с публикацией 9 декабря Министерством иностранных дел и по делам Содружества Великобритании доклада “Беженцы и внутренне перемещенные лица на Южном Кавказе: Игра с цифрами”. В заявлении отмечается, что данный доклад беспрецедентен, с точки зрения своей тематики и расставленных акцентов — впервые проблематика беженцев и внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) в регионе Южного Кавказа преподносится в подобном ракурсе. “Действительно, объективное восприятие сути данной проблемы крайне затруднено вследствие манипуляций цифрами, к которым прибегают стороны карабахского конфликта и различные внешние акторы. Примечательно, что в докладе особо подчеркнут факт подтасовки Азербайджаном цифр в сторону увеличения количества азербайджанских беженцев и внутренне перемещенных лиц. По-видимому именно это вызвало недовольство официального Баку и вынудило азербайджанских чиновников выступить с заявлениями, осуждающими данный доклад”, — говорится в заявлении СГО.

Так, в докладе отмечается, что, по опубликованным офисом Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ)  данным, в Азербайджане сегодня зарегистрировано 1495 беженцев и 600 000 ВПЛ, и Азербайджан считается одной из стран с самой большой популяцией ВПЛ, которая составляет довольно большую часть на душу населения (9,6 млн). Говорится, что в основном ВПЛ в Азербайджане — бывшие жители Нагорного Карабаха и районов вокруг него, которые сейчас находятся под контролем Армении, что эти люди бежали со своих мест в ходе вооруженного конфликта в 1991-94гг. Отмечается, что власти Азербайджана очень часто говорят об 1 млн беженцев и ВПЛ. Как говорится в докладе, это число может быть объяснено следующим образом: 686,586 человек — ВПЛ  плюс 250,000 этнических азербайджанцев, которые прибыли в Азербайджан из Армении в начале 1990-х гг. Последние, как отмечается в докладе, не были зарегистрированы УВКБ ООН как беженцы, ибо большая их часть либо навсегда покинула Азербайджан, либо приняла азербайджанское гражданство.

Однако не менее любопытны в плане цифр части доклада по Армении и Арцаху. Оказывается, в Армении сегодня имеется лишь 3000 беженцев. И это при том, что, согласно приводимым в докладе данным офиса УВКБ ООН, еще в 2005г. в Армении было зарегистрировано 220 000 беженцев. Отмечается, что большая часть — около 170 000 были этническими армянами, которые раньше проживали в Азербайджане еще в начале 1990-х годов. Снижение числа беженцев объясняется тем, что их основная часть эмигрировала из Армении — большая часть в Россию, остальные — в Нагорный Карабах. Кроме того,  многие беженцы приняли гражданство Армении — по данным Государственной миграционной службы РА, в 2013г. гражданство РА получили около 84 000 этнических армян, которые прибыли в Армению как беженцы (не указывается, откуда) и были зарегистрированы как беженцы. В качестве третьей причины отмечается, что в соответствующих властных кругах не хотели, чтобы люди имели иллюзии о возможности возвращения в места былого проживания.

Координатор СГО Элеонора Асатрян указала на странность того, что, согласно докладу, в Армении нет официально зарегистрированных ВПЛ. Почему-то нет ни слова о населении Арцвашена, бежавшем оттуда после оккупации его азербайджанцами. (В советское время Арцвашен являлся эксклавом Армянской ССР на территории Азербайджанской ССР. В августе 1992 года село было занято азербайджанскими войсками, а жители покинули его — Г.М.)

В то же время в ссылке дается интересная информация о том, что в 1990-е годы в Армении в связи со Спитакским землетрясением 1988г. было около 400 000 ВПЛ, однако потом люди либо вернулись в места былого проживания, либо обосновались в других частях страны. “В контексте же азербайджано-арцахского конфликта об армянских ВПЛ ничего не говорится, будто и нет таковых, хотя мы знаем, что в действительности это не так”, — отметила Э.Асатрян в беседе с корреспондентом “РА”.

В докладе говорится также о 12 000 этнических армян из Сирии, которые прибыли в Армению в последние 18 месяцев, и многие из них уже получили гражданство РА. Тут, по словам Э.Асатрян, есть очень интересный нюанс: “Основная часть прибывших к нам из Сирии армян в Армении получили статус не беженца, а репатрианта, который предоставляется  и регулируется в соответствии с Законом РА о репатриации. Между тем, везде и всюду бежавших из Сирии из-за идущей там гражданской войны людей, независимо от их национальности, считают беженцами. Статус репатрианта более ограниченный, чем статус беженца. Т.е. играя на патриотических чувствах людей, им предоставляют статус репатрианта, лишая их возможности пользоваться большими возможностями, исходящими из статуса беженца. Кроме того, не получая в Армении статуса беженца, эти люди, вернувшись в Сирию после нормализации ситуации, и там будут лишены права пользоваться возможностями, предоставляемыми статусом беженца”.

По словам Э.Асатрян, тенденция именно такого развития ситуации была заложена изначально: “Сразу после начала конфликта в Сирии и появления оттуда первых беженцев-армян министр диаспоры РА заявила, что они не беженцы, т.к. они вернулись на свою историческую родину, и, естественно, они считаются репатриантами. Эта политика сохраняется по сей день. Правда, комиссар ООН по вопросам беженцев выражал благодарность Армении за принятие большого числа беженцев из Сирии. Но беженец является таковым, если этот статус закреплен за ним юридически, а не на словах. И большие финансовые потоки, которые могли бы быть направлены на решение проблем прибывших в Армению из Сирии армян в случае признания их беженцами, просто не появились в нашей стране. Прибывшие в Армению сирийские армяне считаются репатриантами, и ответственность за частичное решение их проблем лежит на армянских властях, а не на международных структурах. По сути дела, единственная ответственность властей Армении — это процедура предоставления армянам из Сирии армянского гражданства в ускоренном режима. Иных обязанностей правительство Армении не имеет и не несет. Все остальное — проявление доброй воли в той мере, в какой захотят наши чиновники”.

При этом координатор СГО обратила внимание на тот факт, что, “несмотря на разные ракурсы подхода к проблеме беженцев из Азербайджана и Сирии, в конечном итоге у нас получается одно и то же — беженцев в Армении как бы нет”. И это при том, что, как отмечают авторы доклада, Тбилиси и Баку используют вопрос беженцев и ВПЛ в качестве залога своей территориальной целостности и в принципе это поддерживается международным сообществом как необходимый элемент долгосрочного решения конфликта.  Об Армении в этом плане не говорится ни слова. И получается, что Армения в процессе переговоров проблематику беженцев-армян из Азербайджана почему-то никак не поднимает, хотя, как неоднократно заявлял начальник Агентства миграции Гагик Еганян, Армения приняла более 360 000 беженцев-армян из Азербайджана.

Следует отметить, что в докладе постоянно говорится о 1990-х годах, игнорируется тот факт, что конфликт начался в 1988г. — с армянских погромов в Сумгаите, с чего и начался поток беженцев-армян из Азербайджана в Армению.

Несколько завышено число азербайджанцев, прибывших в Азербайджан из Армении. По переписи населения на 1989г. азербайджанцев насчитывалось не 250 000, а 200 тысяч. Подавляющее большинство из них не могут считаться беженцами, поскольку они не изгонялись насильственно, а уезжали, продав свои дома в Армении или обменяв их с проживавшими в Азербайджане армянами. Более того, им, как пострадавшим от землетрясения, Армения выплатила компенсацию в размере $110 млн. Армянские же беженцы из Азербайджана, подвергшиеся этническим чисткам и актам геноцида, по сей день не получили от азербайджанских властей ни цента компенсации за нанесенный ущерб.

В целом из Азербайджана бежали более 500 000 армян, из них, по официальным данным, 360 000 поначалу прибыли в Армению. Получается, что в Армении к началу 1990-х годов было около 400 000 беженцев и 400 000 ВПЛ после Спитакского землетрясения. В целом — 800 000 беженцев и ВПЛ!!!

Эта цифра увеличивается, если учесть, что, как говорится в докладе, Арцах принял около 30 000 беженцев и столько же ВПЛ из числа “бывших жителей “собственно Азербайджана” (т.е. из Баку, Сумгаита, Нахиджевана), которые были насильственно изгнаны из мест проживания в начале 1990-х, сначала направились в Армению, а потом обосновались в Нагорном Карабахе”. Интересно, отметила Э.Асатрян, что упоминается Шаумян, в том смысле, что в Арцах переселились также жители Шаумянского района бывшей Аз. ССР, что этот район сейчас включен в Геранбойский район Азербайджана и что в отношении этого района де-факто власти Нагорного Карабаха предъявляют Азербайджану территориальные претензии. В докладе отмечается, что сегодня население Нагорного Карабаха составляет 140 тысяч человек и что НК и де-факто власти НК считают, что в расчете на душу населения они в большей, чем власти Азербайджана, степени приняли беженцев и ВПЛ и несут за них ответственность.

Примечательно, что авторы доклада, признавая, что вопросы, связанные с беженцами и ВПЛ, все еще остаются глубоко политизированной проблемой во всем регионе Южного Кавказа, что вопрос права беженцев и ВПЛ на возвращение в места былого проживания остается открытым, вместе с тем указывают на отсутствие глубоких исследований вопросов, касающихся готовности/неготовности беженцев и ВПЛ к возвращению в места былого проживания, проблем, связанных с собственностью, компенсацией за причиненный ущерб.

“СГО “Беженцы и международное право” уже много лет занимается расследованием названных в докладе МИД Великобритании вопросов. У нас имеется порядка 35 тысяч анкет, заполненных беженцами-армянами из Азербайджана, проживающими ныне не только в Армении и Арцахе, но и в России, в странах Европы, в Канаде, США, Австралии. В этих анкетах среди прочих вопросов содержится и вопрос о желании/нежелании вернуться в места былого проживания, на который люди четко отвечают. Желание вернуться выражают исключительно бывшие жители Шаумяна. Более того, беженцы-армяне из Азербайджана настаивают на получении не только материальной и моральной, но и территориальной компенсации — за потерянную родину. Т.е. достаточно глубокое исследование указанного в докладе МИД Великобритании вопроса наша Сеть провела и продолжает работать в этом направлении. Проблема в том, что армянская сторона официально этим не занимается. Если в докладе четко говорится, что Тбилиси и Баку используют проблематику и права беженцев и ВПЛ для решения вопроса своей территориальной целостности, то Ереван, и это тоже следует из доклада, ничего в этом направлении не предпринимает, а усилия общественных организаций остаются в подвешенном состоянии”, — отметила Э.Асатрян.

СГО “Беженцы и международное право” в своем заявлении подчеркивает: “Тенденциозное раздувание количественных данных по беженцам и внутренне перемещенным лицам по части азербайджанцев и бесстыдное и целенаправленное занижение цифр по беженцам-армянам из Азербайджана преследуют одну цель — создать предпосылки к тому, чтобы в дальнейшем урегулирование конфликта стало возможным через реализацию программы по сдаче территорий Арцаха азербайджанской стороне, единственным весомым препятствием к чему является наше требование о необходимости безусловной защиты прав и интересов беженцев-армян”.

А территориальные уступки армянских сторон, как не раз подчеркивали арцахские и армянские эксперты, приведут к нарушению военно-политического баланса сил — основного фактора сохранения пусть относительного и хрупкого, но мира в зоне конфликта.


facebook twitter gplus linkedin