Город-завод, или вынужденная привязка

Апрель 24, 2019  |   Автор :   |   Экономика

Один из промышленных центров Армении — Алаверди Лорийской области — застыл сегодня в ожидании. Прошло уже больше четырех месяцев с момента приостановки деятельности одного из крупнейших предприятий страны — Алавердского медеплавильного завода, но до сих пор дальнейшая судьба промышленного гиганта окончательно не ясна. 

-Каждый день я общаюсь с руководством завода. Однако до сих пор никто не знает, что будет к концу этого месяца, и будут ли работники по-прежнему получать две трети своей зарплаты, как то было в течение последних месяцев с момента закрытия завода, — отметил в беседе с нами мэр укрупненной общины Алаверди Сасун Хечумян.

На протяжении десятилетий здесь все — от инфраструктур до рабочих мест было привязано к медеплавильному заводу. И по сути, Алаверди был своего рода городом-заводом, обязанным своим появлением исключительно промышленности. Подобная централизация, как полагает наш собеседник, была в принципе неверной. Поскольку любой город, любая страна, по его мнению, должны иметь альтернативные пути развития.

— А когда полностью зависишь от чего-то одного, то рано или поздно это приведет к серьезным проблемам, — рассуждает мэр Алаверди.

Не в состоянии мы…

Проблемы начались здесь сразу после того, как в середине осени прошлого года стало известно о том, что принадлежащий компании “Армениан Капэр Програм” (входящая в структуру VallexGroup) Алавердский медеплавильный завод нанес окружающей среде ущерб в размере 380 млн драмов. С такой оценкой выступил в то время Инспекционный орган охраны природы и недр, находящийся в составе Министерства охраны природы после проведения соответствующих проверок в медеплавильном заводе в Алаверди. Компанию тем самым обязали выплатить штраф на эту сумму и заодно предпринять шаги для более эффективного соблюдения норм действующего природоохранного законодательства, чтобы свести к минимуму негативное воздействие на окружающую среду от деятельности предприятия. При этом в инспекционном ведомстве констатировали, что даже при условии осуществления со стороны компании шагов по сокращению уровня выбросов вредных веществ медеплавильным заводом, все они будут носить лишь имитационный характер, поскольку ни установка фильтров, ни другие аналогичные меры не поспособствуют существенному снижению выбросов сернистого ангидрида и других веществ.

Далее события развивались и вовсе интересно. Директор Алавердского медеплавильного  завода Лусине Меджлумян заявила, что практическая невозможность выполнения предписанных природоохранной инспекцией требований выводит на повестку дня вопрос о прекращении работы комбината, на котором трудится более 600 человек. Сам завод, как выясняется, и без того был в довольном сложном положении. Дело в том, что имущественный комплекс предприятия находился в залоговом обеспечении кредита в 500 млн долларов, который ранее был получен у ВТБ банка под освоение крупного Техутского медно-молибденового месторождения. Эксплуатация последнего, кстати, также была прекращена из-за экологических проблем еще в позапрошлом году после приостановки софинансирования одним из зарубежных кредиторов. Вот и получалось, что в этих условиях обслуживание кредита ВТБ становилось для предприятия крайне неподъемным, а серьезное снижение уровня рентабельности Алавердского завода могло в итоге привести к его банкротству.

С инвесторами пока неопределенность

Такой сценарий оказал, по сути, крайне негативное социально-экономическое воздействие на этот регион, приведя заодно к усилению эмиграционных потоков из Алаверди и близлежащих сел. Местные жители еще не оправились от приостановки деятельности Техутского медно-молибденового месторождения, в результате чего сотни людей остались без работы. А тут банкротство и закрытие уже другого крупного предприятия.

— Первый удар мы получили после закрытия находящегося поблизости Техутского месторождения, поскольку около 400 человек как специалисты, так и простые рабочие из Алаверди  трудились на этом предприятия. Теперь вот еще около 600 человек могут остаться без работы. Мы все сейчас находимся в ожидании и ищем пути для решения создавшейся проблемы, — рассказал о сложившейся ситуации г-н Хечумян.

Одним из возможных выходов из кризиса могли бы стать иностранные инвестиции, тем более, что еще полтора года назад в Армению зачастили китайские делегации для обсуждения деталей возможного сотрудничества с госорганами и с местными компаниями сферы. Более того, в ноябре 2017 года ЗАО “Армениан Капэр Програм” (“Эй-Си-Пи”), которой принадлежит  Алавердский медеплавильный завод, заявила, что ведет переговоры с китайскими компаниями, и уже составлен меморандум о проектировании нового медеплавильного завода с годовой мощностью 100 тысяч тонн катодной меди и утилизацией до 98,5% серных газов. На тот момент в “Эй-Си-Пи” готовились даже к визиту китайских проектировщиков с целью уточнения территории завода и рельефа.

На какой стадии находится сейчас переговорный процесс с инвесторами, поинтересовались мы у мэра Алаверди. По его словам, пока в этом направлении ничего конкретного нет. Однако, добавил он, более или менее радужные перспективы вырисовываются в плане эксплуатации Техутского месторождения.

Техут скоро вновь войдет в строй

Глава общины Шнох Давид Гумашян подтвердил информацию о том, что уже через несколько месяцев Техутское месторождение вновь войдет в строй. Сама община Шнох была укрупнена в 2017 году, и в ее состав вошли также прилегающие села Каркоп и Техут. Многие из местных жителей работали на руднике, поэтому новость о предстоящем его задействовании встретили здесь с огромным воодушевлением. По словам г-на Гумашяна, главным акционером новой компании, которая будет эксплуатировать месторождение, является ВТБ банк, плюс еще одним акционером выступает наш соотечественник из России Норик Петросян.

— На данный момент проводятся работы по восстановлению деятельности Техутского месторождения. Ожидается, что в период с июля по сентябрь рудник вновь начнет действовать. И мы все надеемся, что все те жители нашей общины, которые ранее там работали, вновь будут там трудиться. По крайней мере, ранее у нас были встречи с новым руководством предприятия, которые пообещали привлечь к работе на руднике как можно больше людей из сел Шнох и Техут, — рассказал в беседе с нами г-н Гумашян.

Сам глава общины, отвечая на вопрос, считает ли возобновление работ на руднике положительным явлением для близлежащих сел, учитывая возможные экологические проблемы, поясняет, что если бы сейчас шел вопрос об открытии рудника с нуля, то лично он как глава общины и как житель Шнога был бы против этого. Но поскольку месторождение уже открыто, то, по его мнению, полное приостановление его эксплуатации способно привести к гораздо более нежелательным последствиям и в плане экологии, и в контексте рабочих мест.


facebook twitter gplus linkedin