Грядут радикальные перемены

Июнь 05, 2019  |   Автор :   |   Государство

Первые две темы сегодня стали самыми актуальными в жизни армянского общества. На днях родилась еще одна: у депутата от фракции “Мой шаг” Кристине Погосян после шести месяцев работы в парламенте появилась прекрасная идея — инициировать законопроект о запрете лицам с психическими нарушениями баллотироваться в депутаты, занимать высокие государственные посты.

Проще говоря, предполагается, что человеку необходимо будет пройти психоанализ, дабы определить — сможет ли данное конкретное лицо адекватно реагировать на ситуацию, вести себя достойно, удержаться от нервных срывов.

В беседе с журналистами депутат от парламентского большинства поведала о побудительных мотивах инициативы: Погосян своим избирателям обещала сделать так, чтобы через 5 лет парламент и правительство были лучше. А потому необходимы изменения, пусть и болезненные.

Она выразила справедливое удивление тем обстоятельством, что психические проблемы являются препятствием для назначения на многие посты, а вот для избрания депутатом — нет. Лицам с такими проблемами запрещено работать судьями, прокурорами, преподавателями, водить машину. “Что же получается — судьями и прокурорами нельзя, а в законодательном органе может оказаться человек, не прошедший проверку и инициировать законы, голосовать за них?”, — отметила депутат.

В настоящее время депутат вместе с коллегами уже приступила к разработке законопроекта. Сама Погосян особую важность придает двум требованиям: обязательное высшее образование и проверка на психическое здоровье. И даже изъявила готовность первой пройти такую проверку.

С первого взгляда, кажется, что инициатива эта не имеет перспективы, поскольку депутата все равно избирает народ, кандидатуру выдвигают партии (для которых прежде всего важно, в какой мере человек нужен партии своим финансовым и общественным потенциалом, а не его адекватная реакция на нестандартную ситуацию). И электорат в большинстве отдает предпочтение тому, кто более известен, за кого больше ведется пропаганда и от имени кого даны ласкающие слух обещания. А вот психическое состояние его совершенно не интересно, в определенных случаях крикливые выступления, угрозы, несдержанность воспринимаются как положительные качества. Существует, увы, и такой сегмент электората, и минувшие  десятилетия это подтвердили.

Вернемся, однако, к инициативе молодого депутата. Не знаю, известны ли госпоже Погосян, в силу ее возраста, какие инциденты имели место в зале заседаний НС —  у одного из депутатов в ходе пленарного заседания начался приступ эпилепсии, другой в состоянии стресса “захватил” высшую трибуну в стране и… прикурил сигарету. Имели место и бои без правил (следует отдать должное спикерам парламента разных лет: в таких ситуациях они вели себя весьма достойно и моментально сглаживали ситуацию). В устах народных избранников звучали и угрозы, оскорбления в адрес друг друга.

Очевидцами всего этого были не только работавшие в зале заседаний журналисты, но и телезрители. Заседания хотя и не транслировались в режиме онлайн, но в различных репортажах шокирующие кадры, тем не менее, проскальзывали…

Возрастала ли после подобных инцидентов роль представительного органа в глазах избирателей? Конечно, нет — имел место диаметрально противоположный процесс. Но раз за разом в составе депутатского корпуса вновь и вновь появлялись неуравновешенные люди, правда, число их, к счастью, было весьма невелико.

Не знаю, что побудило госпожу Погосян инициировать подобный законопроект: пока что в новоизбранном составе депутатского корпуса ни один народный избранник экстравагантным поведением не отличился, но возможно, у нее имеются для этого серьезные основания. Надеюсь, делается это не для того, чтобы заткнуть неугодных депутатов от оппозиции — критика, столкновение мнений с допустимым накалом эмоций в парламенте была и будет, ведь, как известно, в споре рождается истина.

Да, в парламенте первого созыва, избранном в 1990 году, какое-то время работу отслеживал психолог, и муссировались слухи, что к замечаниям, рекомендациям его с особым вниманием прислушивалось руководство Верховного Совета. Но то было начало, у многих просто отсутствовал опыт публичной деятельности.

Ныне ситуация совершенно иная, и ни времени, ни права на ошибки у нас нет.

Если хоть однопартийцы поддержат госпожу Погосян и инициатива ее обретет силу закона, а главное — сработает, будет прекрасно. Но это лишь часть решения вопроса — нужно еще создать независимый орган для проведения медицинского освидетельствования. В противном случае справки эти для некоторых станут просто дорогостоящими документами, открывающими путь к высоким должностям, для других — красной карточкой. Таков уж наш менталитет — нужные специалисты сразу найдут лазейки, чтобы заработать.

Что касается переходного правосудия — тема его внедрения находится сейчас на стадии активного обсуждения. Напомним: на минувшей неделе в НС состоялись парламентские слушания, а в понедельник было запланировано заседание Общественного совета Армении с участием министра юстиции Артака Зейналяна, посвященное вопросам переходного правосудия. Но ввиду того, что министр не смог явиться, заседание перенесено на следующий понедельник. Тем не менее глава Общественного совета Армении, экс-премьер-министр и экс-министр обороны РА, один из патриархов политической жизни независимой Армении Вазген Манукян считает неоправданным внедрение переходного правосудия и института веттинга в республике.

Коррупция, заметил Манукян, есть, и никто с этим не спорит. О том же говорят и результаты международных исследований. Однако Армения в таких списках занимает куда более выгодные позиции, по сравнению с другими постсоветскими странами, то есть положение плохое, но есть страны в куда более худшем положении.

“Веттинг и переходное правосудие — меры временные, а у общества создается впечатление, что это панацея”, — заметил глава ОС, добавив, что и в Европе, цитадели демократии, коррупция существует. По его мнению, с коррупцией необходимо бороться законами, при необходимости — реформировать Конституцию. Господин Манукян напомнил, что Венецианская комиссия внедрение веттинга в Албании сочла опасным и считает его оправданным лишь в случаях перехода страны от фашизма, тоталитаризма, диктатуры к демократии. “Армения не была такой страной. В Армении действовали все институты демократического государства. Действовал институт омбудсмена, другие институты. Термин “политический заключенный” можно было применить к 3-4 лицам. За прошедший год ни один такой институт не прибавился. Чтобы оправданно внедрять институты веттинга и переходного правосудия, нам надо убедить весь мир, что у нас было тоталитарное государство А нам это надо?”, — задался вопросом Вазген Манукян.

В эти дни по поводу веттинга и переходного  правосудия звучат самые различные, порой диаметрально противоположные и даже взаимоисключающие мнения. Однако власти решили идти именно этим путем, дабы искоренить коррупцию и протекционизм. Заметим в этой связи, что законодательной базы пока нет — то заявляется, что оно уже  готово, то, наоборот — его должны готовить с помощью зарубежных специалистов…

P.S. В понедельник НС во втором чтении и окончательно приняло Закон “Об оказании содействия лицам, пострадавшим во время событий 1-2 марта 2008 года в Ереване”. По предложению депутата от фракции “Мой шаг” Сисака Габриеляна в документ после принятия в первом чтении было внесено изменение: государственное содействие не получат полицейские, пострадавшие во время событий 1 марта, однако подвергшиеся уголовному преследованию, если преследование в их отношении не прекращено на основании оправдания.


facebook twitter gplus linkedin