Арег ОГАНЕСЯН: “В прошлом году нас пытались подкупить”

Январь 21, 2015  |   Автор :   |   Спорт

Прошлый сезон, с допинговой точки зрения, был одним из лучших в спортивной истории страны. Об этом рассказал глава антидопинговой службы Армении, член Европейской антидопинговой организации Арег Оганесян, беседа с которым получилась довольно интересной и поучительной. Более того, выяснилось, что в 2014 году один из международных турниров в республике ознаменовался коррупционно-допинговым скандалом.

— В позапрошлом году на пристрастии к спортивному злу попались сразу четверо наших тяжелоатлетов, а в 2014, кажется, удалось избежать дисквалификаций. Можно ли сказать, что сезон был менее нагруженным для вашей организации?

— Я бы не сказал, поскольку мы работали в обычном режиме. В прошлом году взяли 163 допинговые пробы, которые рассеяли наши опасения по поводу возможного применения нашими атлетами запрещенных препаратов. Строже всех мы были по отношению к штангистам (130 проб), остальные проверки были проведены среди борцов, боксеров, самбистов и дзюдоистов. В поле зрения нашей организации были спортсмены, добившиеся успехов в международных соревнованиях. Кстати, по договоренности со Всемирным антидопинговым агентством (ВАДА), наших тяжелоатлетов проверяют исключительно представители этой организации. По нашей инициативе, у штангистов было взято всего 12 проб, и то до чемпионата Европы.

— Можно ли сказать, что наши спортсмены и тренеры стали более образованными в вопросе применения медицинских препаратов?

— Думаю, да. Мы проводим большую работу с целью информирования специалистов и их подопечных. Наиболее тесно сотрудничаем с Федерацией тяжелой атлетики Армении, а медицинское обслуживание спортсменов сборных команд по этому виду спорта обеспечивает Давид Мусинян, который является также и нашим сотрудником. Он довольно грамотный специалист, сумевший кардинально изменить допинговую ситуацию в этом виде спорта. В то же время могу с гордостью констатировать, что даже в тяжелом для нас 2013 году у нас было лишь четыре уличенных спортсмена. Для сравнения отмечу, что в том же году в Грузии на допинге попались 12 атлетов, в Азербайджане — 18, а в России и вовсе несколько десятков.

— Возрастет ли ваша рабочая нагрузка в этом году, учитывая его предолимпийский характер?

— График наших проверок в этом сезоне зависит от того, выступят ли наши спортсмены в Европейских олимпийских играх в Баку. В противном случае, наиболее тяжелым будет следующий год, который ознаменуется подготовкой к Олимпийским играм в Рио-де-Жанейро.

— Недавно Всемирным антидопинговым агентством внесены изменения в Кодекс международных антидопинговых  правил. Представьте, пожалуйста, основные концепты изменений.

— Главное — внедрение стандартов проведения допинг-проверок и расследование. Например, предписывается применять довольно строгие меры по отношению к врачам, тренерам и другим лицам, которые поощряли применение спортсменами допинга или помогали ему в приобретении запрещенных препаратов. Воспрещается также сотрудничество с фармацевтическими организациями, при посредничестве которых могут быть приобретены препараты, способствующие улучшению результатов спортсменов. Бдительный контроль будет вестись за тренерами, ранее имеющих проблемы с антидопинговыми организациями.  К счастью, в Армении сейчас нет таких особ.  Был один тренер, который, по моим сведениям, уже уехал из страны.

— А пересмотрен ли список запрещенных препаратов?

— Принципиальных изменений не много. После Сочинской олимпиады были добавлены газы ксенон и аргон, методика применения которых была разработана еще в 70-х годах прошлого века в СССР. Метод широко применялся среди водолазов и летчиков и позволяет повысить эффективность их работы в условиях кислородного голодания. Любой тренер может дорого поплатиться, если у него обнаружится хоть один баллончик этих газов. Учитывая, что в мировом спорте ныне распространены доносы на товарищей по команде и соперников, можно не сомневаться, что число разоблачений увеличится. Первым отголоском сложившейся ситуации стал недавний громкий скандал в российском спорте.

— Говорят, что это была подстроенная история…

— Мне трудно судить, но не секрет, что в России есть тренеры, метод работы которых основан на употреблении спортсменом запрещенных препаратов. Более того, с такой проблемой  наша организация столкнулась в прошлом году, когда российский спортсмен предлагал нашим допинговым офицерам деньги, чтобы они “не заметили” наличия в его организме следов допинга.

— При каких обстоятельствах произошла эта история?

— Это случилось в ходе крупного международного турнира по борьбе в Ванадзоре. На применении допинга попался российский борец, ставший победителем одной из весовых категорий. Он так и не пожелал пройти в допинг-контроль и, в конце-концов, схлопотал четырехлетнюю дисквалификацию.

— В списке запрещенных препаратов значится и кофеин. Неужели спортсменам запрещено выпивать кофе?

— Такого запрета не существует, поскольку в одной чашке кофе содержится в 18 раз меньше кофеина, чем в энергетическом напитке того же объема. Так что кофе теперь не считается допингом. Прежде спортсменов наказывали, если в одном миллилитре мочи обнаруживалось 12 микрограмм кофеина. Это считалось стимулятором. Но для того, чтобы получить такой показатель, спортсмен должен выпить 18 чашек крепкого турецкого кофе. Вряд ли  найдется человек, сердце которого выдержит такое.

— В известном советском мультфильме про кота Леопольда есть эпизод, когда главный герой применяет препарат озверин, после которого становится злым и решительным и расправляется с дразнящими его мышами. Действительно ли есть лекарство, придающее спортсменам силу и решительность?

— Знаете, что интересно? В свое время мы пытались получить своеобразный озверин. Одним  из компонентов нашей разработки была трава зверобой, но эффективность этого препарата оказалась небольшой, и мы прекратили работы.

— Какова самая важная проблема, связанная с допингом в армянском спорте?

— Первостепенной задачей остается организация допинг-контроля в ходе чемпионата в Армении. Пока мы не в силах решить этот вопрос, так как мы не получаем финансирования за это. Нам удается найти средства лишь на проведение внесоревновательных проверок. Кроме того, согласно уставу, Национальный Олимпийский комитет не имеет права проведения допинг-контроля во время соревнований. Это прерогатива федерации по данному виду спорта, ответственной за организацию чемпионата или турнира. Что касается финансов, то вопрос может решиться, если у государства найдутся деньги на реализацию этой программы. Сумма, кстати, небольшая — на организацию проверок на чемпионатах Армении по всем видам спорта необходимо всего 17 млн драмов на год. А пока мы не можем исключать, что чемпионы Армении не применяют допинга. Вопрос этот очень важный, поскольку позволит повысить уровень страховки от возможных допинговых скандалов


facebook twitter gplus linkedin