Сотый “рубеж” Александра Григоряна

Март 25, 2015  |   Автор :   |   Культура

Мы сидим в кабинете художественного руководителя Государственного русского драматического театра им. К.С.Станиславского, Народного артиста РА, Заслуженного деятеля искусств России, лауреата Международной премии им. Станиславского Александра Самсоновича Григоряна. На дворе 2015-й год. Год особый для всех армян мира. Год 100-летия Геноцида армян в Османской империи. Год поминовения. Еще с 2014 в Армении стартовали мероприятия, приуроченные к этой дате, которые пройдут  в этом году по всему миру. Это и разноплановые выставки, и концерты, и научные конференции, и премьеры фильмов и спектаклей, и многое другое.

Естественно, что к столь значимой для всего армянства дате самые разные деятели политики, науки, образования, культуры и искусства посредством кропотливой работы вносят свой вклад в дело признания Геноцида и представления мировому сообществу на должном уровне трагедии армянского народа. Александр Самсонович свой вклад сделал уже давно: его спектакль “Лунное чудовище” (по пьесе Р.Калиноски) о Геноциде армян по какой-то мистической “случайности” давно перевалил сотый “рубеж”. Эта известная пьеса, поставленная в более чем 50 театрах, переведенная на 12 языков и удостоенная множества наград (в частности, премий Осборна, Гарлана, Мольера, Общества армян Северной Америки — “Акнуни”), имела ошеломляющий успех и в России. Во многом благодаря таланту Александра Григоряна и, наверное, его национальной принадлежности, поскольку эта тема и его личная боль, как и для любого армянина. “Лунное чудовище” Александр Григорян поставил впервые в МХТ им.Чехова с подачи Олега Табакова. Премьера прошла 19 ноября 2004 года и имела оглушительный успех. Российская пресса и критика широко освещали и комментировали это событие и очень высоко оценили работу армянского режиссера.

— Он мне позвонил и сказал: “Сань, я прочитал пьесу (а я ему когда-то говорил, что хочу поставить пьесу про Геноцид), которая меня потрясла. И я хочу, чтобы ты ее поставил”, — рассказывает Александр Самсонович. Разговор был в 2003 году, а через год пьеса уже пошла. Инициатива Табакова была фантастической: она была первой в России. До этого автор пьесы ставил ее во Франции, США… Он приехал к нам на московскую премьеру. Ричард Калиноски смотрел свою пьесу в 35 странах, но после нашего спектакля сказал, что это “фантастично” и даже не верил, что сыгранное на сцене написал он. Одно то, что спектакль идет до сих пор, говорит само за себя. В 2010-м году, 6 марта, в МХТ прошел юбилейный, 100-й спектакль, а вот недавно (15-го февраля) там уже сыграли уже 150-й! Всегда аншлаги, зал, правда, небольшой — Малая сцена, всего на 130 человек. Но, если умножить 150 на 130,  считай сама, сколько посмотрело человек. Плюс  65 раз играли “Лунное чудовище” в Ереване: после Москвы я его поставил у нас. Еще отыграно 56 спектаклей в Чите, то есть  в трех городах с единым режиссером… По предварительным подсчетам около 27 тысяч людей посмотрели  этот спектакль и прониклись темой. В зале всегда рыдают… Разные актеры, разное время, но спектакль одинаково эмоционально воздействует. Не случайно “Лунное чудовище” получило престижную, одну из замечательных российских премий — “Чайку”: исполнители главных ролей Юлия Колесниченко и Петр Угрюмов — в номинации “Лучший дуэт года”. В Армении, в 2006-м году он получил высшую театральную премию страны “Артавазд”, как лучший спектакль сезона.  Также в Беларуси — первый приз за гуманизм, а  в Чите — как лучший спектакль года.

Что можно здесь сказать?  Эмоции этого спектакля, плюс профессиональный уровень режиссера сделали свое дело. Уже одно то, что спектакль сыгран 150 раз и не где-нибудь, а в одном из лучших театров России, дорого стоит. Что влечет зрителя? Сам режиссер считает, что, в первую очередь тема — катастрофически больная тема Геноцида.

— Я не люблю болтать на эту тему — я ответил на это спектаклем. Думаю, что “взрыв”, который произошел с результатами этой пьесы, имеет для нас большое значение. Равно как и охват русского зрителя. Этот спектакль в репертуаре нашего театра — тенденция идеологическая. Мы это делали, потому что считали, что эта тема должна звучать обязательно, равно как именно Грибоедов с его “Горе от ума” — применительно к личности великого деятеля и писателя, его отношения к Армении, равно как и его бессмертного произведения. (Естественно, не умаляя значения других великих русских авторов, чьи произведения также идут на сцене ереванского театра им. Станиславского). Это необходимо и нравственно.

История пьесы Калиноски, с пронзительной болью рассказывающая об армянах-эмигрантах, переживших Геноцид и пытающихся заново строить свою жизнь, трогала и продолжает волновать зрителей. Главные герои пьесы, Арам и Седа, пережившие кровавую резню, устроенную турками, стали беженцами в Америке. Фотограф Арам обосновался в Висконсине и по фотокарточке выписал себе жену, которая должна продолжить его род. Арам хранит старую семейную фотографию с провалами вместо лиц. Вместо лиц своих родителей он приклеил свое и Седы, а главная цель его жизни — заполнить остальные пустоты фотографиями своих детей. Но Седа не может их иметь — сказались последствия перенесенных мучений, и она берет из детдома американского сироту. Араму же нужны свои дети, армянские…. Он вначале не принимает ребенка, но потом смиряется и начинает его любить…

“Вроде банальная фраза — нужно жить дальше. Но это именно так” — говорится в аннотации к спектаклю “Лунное чудовище” МХТ. Эту фразу при всей ее “обычности” — по сути можно назвать девизом всех армян и главной движущей силой народа, несмотря на миллионные жертвы и гонения, возродившего как феникс из моря крови. В этом его сила — в жажде жизни, несмотря ни на что, стремлении построить свой дом, вырастить детей. И жить, жить, жить. Наверное, поэтому так успешно идет, и живет, и “звучит” особым образом спектакль Александра Григоряна “Лунное чудовище”.


facebook twitter gplus linkedin