Финансовый кризис в Азербайджане перешел в фазу развития “наихудшего сценария”

Сентябрь 04, 2015  |   Автор :   |   Регион

Так уж получилось, что однодневный рабочий визит главы МИД России Сергея Лаврова в Баку практически совпал с празднествами в Арцахе по случаю 24-летней годовщины со дня провозглашения незавимости Нагорно-Карабахской Республики. Посему чувствительные к любым телодвижениям стран-посредников по карабахскому урегулированию армянское и азербайджанское общества особенно пристально наблюдали за ходом данного визита российского министра.

Правда, на открытой для представителей СМИ части встречи Сергея Лаврова с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым ничего “жареного” не прозвучало. Глава МИД РФ о Карабахе упомянул лишь в конце в своего вступительного слова, отметив, что Москва рассчитывает на прогресс в урегулировании нагорно-карабахского конфликта и что это — тема, которую “мы под вашим руководством, под руководством президентов Армении и России, а также стран-сопредседателей Минской группы стараемся привести к общему знаменателю”. Этой фразой российский министр в определенном смысле опроверг распространявшиеся в преддверии его визита алиевскими трубадурами утверждения о том, что Лавров дескать прибывает в Баку с тем, чтобы лично разъяснить Алиеву  суть неких российских предложений, с которыми главу азербайджанского МИД Мамедъярова ознакомили месяц назад в Москве, и которые “не вызвали позитивной реакции у азербайджанского руководства”, и убедить Алиева в целесообразности их принятия. Из слов Лаврова явствует, что Россия не намерена выступать с какой-либо собственной инициативой без согласования с другими сопредседателями МГ ОБСЕ — США и Францией. По крайней мере, не сейчас, когда, по словам  гендиректора Российского центра политической информации, политолога Алексея Мухина, хотя администрация Президента и МИД России придают большое значение урегулированию нагорно-карабахского конфликта, “для России юго-восток Украины, созданные в связи с Таможенным союзом проблемы находятся на переднем плане”.

Более того, совсем недавно, 27 августа, официальный представитель МИД РФ Мария Захарова выразила надежду на то, что “разногласия России с какими-либо странами, возникающие не по нашей вине, не скажутся на работе Минской группы”; “с нашей стороны никаких препятствий или каких-либо аспектов, вопросов и проблем быть не может” и “мы участники этого формата и очень ответственно относимся к своим обязательствам, понимая, насколько серьезная тема находится на повестке этой группы”.

Однако от внимания армянских комментаторов не ускользнуло озвученное Лавровым приглашение азербайджанской стороне принять участие в выставке Russia Arms Expo (RAE) 2015, которая состоится в Нижнем Тагиле с 9 по 12 сентября. Показательные выступления техники пройдут на открытом полигоне площадью свыше 400 тысяч квадратных метров, что позволит продемонстрировать боевые и эксплуатационные характеристики всех видов вооружений в режиме реального времени. Это приглашение армянские комментаторы расценили как готовность России продолжать продажу Азербайджану военной техники и вооружений вопреки обеспокоенности и даже недовольству, проявляемому ее стратегическим союзником — Арменией.

Между тем, азербайджанский политолог Орхан Гафарлы заявил “Коммерсанту”, что “Азербайджан хочет купить у России оружие, но Москва будет готова продать его только в случае принятия ее предложений по Нагорному Карабаху” (?!) По его словам, Москва добивается от Баку письменных гарантий того, что закупленное оружие не будет использоваться против Армении, “но в условиях войны за Нагорный Карабах это фактически невозможно”. “Другое дело, что Азербайджан нацелен, в первую очередь, на закупки систем ПРО, и они могут быть осуществлены, если будут даны обязательства использования этих систем исключительно в качестве гарантии безопасности поставок азербайджанского газа в Европу”, — добавил Гафарлы.

Другой вопрос, будет ли Азербайджан и далее в состоянии делать столь масштабные закупки вооружений. Так, рейтинговые агентства Moody’s и Standard & Poor’s подчеркивают сильную зависимость бюджета Азербайджана от мировых цен на нефть, которые все падают и падают, отмечая, что именно этот фактор доводит так и не сложившуюся банковскую систему страны до страшного состояния. После последнего очередного обвала нефтяных цен открыто проявивший себя после девальвации маната в феврале 2015 года финансовый кризис в Азербайджане перешел в фазу развития “наихудшего сценария”, пишет аналитическая служба азербайджанского агентства “Туран”. “Из-за падения цен на нефть валютные резервы ЦБ сократились примерно на $6,0 млрд. Низкая цена на нефть будет подталкивать к снижению курса национальной валюты на ближайшие месяцы”, — пишет агентство, ссылаясь на CESD. В Азербайджане банки объявляют себя банкротами, начались массовые сокращения в промышленном секторе, несколько заводов, входящих в промышленный комплекс, приостановили свою деятельность, один за другим закрываются дорогие магазины одежды и ювелирных изделий. Истощение валютных ресурсов страны стало необратимым процессом, утверждают азербайджанские экономисты: “Власть никогда не шла на выборы (парламентские выборы 1 ноября 2015г. — ред.) при таких тяжелых условиях после начала периода больших нефтяных денег: национальная валюта теряет покупательскую способность, нет прироста в структуре ненефтяного экспорта. И нет другого пути, как срезать государственный бюджет”.

Аналитики исследовательской компании “Frost & Sullivan” отмечают, что из-за финансовых ограничений правительства Анголы, Азербайджана, Перу, Катара и Южной Кореи попытаются сократить расходы на вооруженные силы и инвестировать в проверенную боевую технику и подержанное вооружение. Таким образом, ожидается, что Ангола, Азербайджан, Перу, Катар и Южная Корея будут тратить не больше 30% своего общего бюджета на новую технику.

Это, конечно же, не конец Азербайджана, но его углеводородный век явно клонится к закату. “Экономическая ситуация становится критической — все соседние страны изворачиваются, как могут, а наше правительство ничего не предпринимает: не разработаны антикризисные меры, не предложено долгосрочной стратегии реформирования экономики. В общем, катастрофически опаздываем по всем фронтам”, — пишет haqqin.az.

А российский политолог Станислав Тарасов констатирует, что Баку не удалось конвертировать имевшиеся региональные преимущества в решение карабахской проблемы по своему сценарию: “Оно отодвигается на отдаленную перспективу, и никто сегодня не знает, чем конфликт завершится. До сих пор Азербайджан стремился взять реванш за проигранную войну и вернуть Карабах. Этому служили и пока еще служат энергетические “суперпроекты”, призванные оказать давление на Ереван через западные политические и экономические структуры, нейтрализовать армянское лобби в Париже и Вашингтоне. При этом были попытки Баку побудить Москву к отказу от поддержки Армении в обмен на небольшую долю каспийской нефти. Стала уменьшаться и стратегическая значимость Баку для Вашингтона. …Судя по многим признакам, имеющийся у Алиева ресурс балансирования между интересами основных мировых центров исчерпан. Борьба за региональное лидерство с опорой на Турцию проиграна. Курдская проблема реально угрожает не только проектам Баку, но и выводит вопрос сохранения территориальной целостности этого государства. Не удалась и попытка Алиева подключить к процессу Саудовскую Аравию, поскольку наступает момент реализации экономического и политического потенциала Ирана. Конечно, эти газовые и нефтяные трубопроводы — сложные инженерные сооружения, требующие больших материальных затрат и много времени, чем частично можно объяснить длительность сроков их строительства. Но еще в начале XX века американский политик и ученый Д.Шлезингер предупреждал, что для успешной эксплуатации нефтяных полей Прикаспия необходимы “мир в регионе и нефтепровод только к Черному морю”. Деньги любят тишину, а нефть — стабильность. Как раз этого сегодня нет вокруг Азербайджана”.

Вот только мир, тишина и Азербайджан — понятия несовместимые. Обстрелы позиций ВС Армении и Арцаха, а также приграничных сел армянских государств не прекращаются. Причем все чаще в последнее время азербайджанцы используют дальнобойные средства. По словам министра обороны РА Сейрана Оганяна, причина этой тенденции кроется в постоянных неудачах, которые противник терпит на поле боя.  Иными словами, Вооруженные силы Армении и Арцаха уверенно контролируют ситуацию, не только отбивая атаки, но и во многих случаях превентивными действиями создавая условия для сдерживания противника.


facebook twitter gplus linkedin