Арег ОГАНЕСЯН: “В докладе правда соседствует с преувеличением”

Ноябрь 13, 2015  |   Автор :   |   Спорт

В мировом спорте грянул очередной громкий скандал, в эпицентре которого оказались российские легкоатлеты. Специальная комиссия  Всемирного антидопингового агентства (ВАДА) опубликовала доклад под звучным названием “Проблемы допинга и коррупции в российском спорте” и на основании результатов расследования рекомендовала международным спортивным организациям не допустить спортсменов этой страны к участию в крупных международных соревнованиях, в том числе в Олимпийских играх следующего года. Именно на эту тему мы и побеседовали с руководителем антидопинговой службы НОК Армении Арегом Оганесяном.

— По-вашему, насколько обоснованы заключения комиссии и согласны ли вы с утверждением российской стороны, что в докладе просматривается политический заказ?

— Отчасти согласен, но на самом деле проблема многослойная. Как известно, эта история началась с документального фильма, выпущенного немецким телеканалом, но организованного по инициативе… бывшего вице-президента Российского антидопингового агентства РУСАДА. В свое время он был уволен с работы и теперь, можно сказать, личные отношения перешли в политическую плоскостью. К тому же международная обстановка способствует тому, чтобы люди говорили все плохое про Россию.

— Вы хотите сказать, что, если бы отношения между Россией и Западом не были натянуты, эта история могла бы не всплыть на поверхность?

— Возможно, ее раскрыли бы, но не стали бы говорить в такой жесткой форме.

— И все же, на ваш взгляд, доклад основан на фактах или же имеет эмоциональную основу?

— Думаю, факты относительно московской лаборатории полностью соответствуют действительности, поскольку ее генеральный директор уже подал в отставку. Я не  исключаю, что все это могло произойти на самом деле. Во всяком случае, к такому заключению меня подталкивает опыт краткосрочного сотрудничества с этой лабораторией. Что касается РУСАДА, то при проверке любой антидопинговой организации можно найти нарушения такого характера. Конечно, некоторые факты несколько преувеличены, хотя в докладе меньше всего говорится о РУСАДА. А некоторые пункты обвинения почти невозможно доказать. Например, отмечается, что такой-то спортсмен заявляет о даче взятки или о том, что какой-то чиновник ему выписывал запрещенные препараты. Но это только слова, которые пока не имеют доказательной основы. Думаю, ВАДА назначит аудит в РУСАДА и все потихоньку наладится.

— То есть фактов 50 на 50?

— Повторюсь, что в отношении лаборатории нарушения действительно могли иметь место. К примеру, в докладе отмечается, что за несколько дней до проверки  ВАДА сделала запрос относительно количества допинг-проб в лаборатории. Им ответили, что зарегистрировано около 10 тысяч образцов. А через несколько дней при проверке выяснилось, что почти 1500 проб отсутствуют. Руководитель лаборатории заявил, что их выбросили после уборки. Но такого просто не может быть. К тому же несколько лет назад директор московской лаборатории был под следствием. Я не исключаю и то, что лаборатория была под контролем ФСБ. Дело не в том, что сотрудники специальной спецслужбы заставляли менять результаты допинг-проб некоторых спортсменов. Просто в России запрещена продажа анаболиков-стероидов.

— Как вы считаете, насколько правомерна рекомендация отстранить российскую легкоатлетическую команду от участия в Олимпийских играх?

— Конечно, это чересчур суровое наказание. Я даже согласен с решением освобождения от работы руководителя лаборатории за допущенные нарушения. Я очень хорошо знаю, что за человек заместитель генерального директора федерального научного центра по физической  культуре и спорту, руководитель медицинской комиссии Всероссийской легкоатлетической  федерации Сергей Португалов, которого знаю лично. Он всегда занимался тем, что назначал спортсменам запрещенные препараты. В любом случае, думаю, можно было бы ограничиться предоставлением России времени на исправление ситуации. Я далек от мысли, что ВАДА утвердит рекомендацию своей комиссии по поводу недопущения российских атлетов на Олимпиаду.

— Сотрудничает ли армянская антидопинговая служба с РУСАДА, и как вся эта история может отразиться на взаимных связях?

— Мы, естественно, сотрудничаем, хотя в прошлом году сотрудничество достигло минимальных масштабов. А с московской лабораторией мы не работаем с конца 2012 года, поскольку она по нескольким аспектам не обеспечивает должного уровня, а, кроме того, ее услуги на 30% дороже, чем австрийская лаборатория, с которой мы работаем сейчас.

— Несмотря на то, что в докладе поименно перечислены все люди, причастные к скандалу, все же хочется спросить, есть ли среди обвиняемых наши соотечественники?

— Наших нет. А вообще Армения и Россия были членами одной региональной антидопинговой структуры до 2011 года.

— Можно ли говорить про двойные стандарты, учитывая, что подобные проблемы могут быть и в других странах, но они почему-то не раскрываются?

— Мне трудно судить, но могу констатировать, что за три года моей профессиональной деятельности пока только российский спортсмен предлагал взятку армянскому допинг-офицеру. В странах Запада трудно представить такую ситуацию. А вообще, Россию обвиняют в том, что Министерство спорта вмешивается в работу национальной антидопинговой службы, рекомендуя, кого нужно проверять, а кого нет. Кстати, из стран бывшего СССР такой проблемы нет, разве что только в Грузии.

— Ого, значит и у нас она есть?

— У нас нет. Не стану же я хвалить себя.

— То есть вы не столкнетесь с проблемами, если, к примеру, разоблачите в употреблении допинга кого-нибудь из наших ведущих спортсменов?

— Абсолютно уверен, что не столкнусь. Спортивное руководство нашей страны в курсе, что наша служба  располагает ограниченными финансовыми возможностями и поэтому предлагает быть особо внимательным к тем видам спорта, которые находятся в зоне допингового риска. Могу отметить, что на данный момент у наших спортсменов нет проблем в этом вопросе.

— Недавно у нашего ведущего гимнаста Артура Давтяна отметились проблемы со здоровьем, которые, по утверждению наставника национальной сборной начались после того, как он принял витамины, выписанные спортивными медиками. Наши спортсмены проверяются на восприимчивость к фармацевтическим средствам?

— Не станем же мы по каждому поводу проверять спортсменов. Что касается  проблемы Давтяна, то я не в курсе подробностей. Спросите об этом у спортивных медиков.

— Вы можете гарантировать, что Армения никогда не окажется в центре подобных скандалов?

— Я могу только успокоить любителей спорта. Кстати, в свое время наша служба также подверглась скрупулезному международному аудиту, проведенному немецкой сертификационной организацией. Несмотря на то, что мы долго не держим допинг-пробы, поскольку не являемся лабораторией, но казуса не избежали. В документах отмечено, что у нас имеется 60 приспособлений для анализа мочи. Немецкий проверяющий обнаружил, что одного не хватает. Только позже я вспомнил, что положил ее в соседний шкаф. Эту историю рассказал к тому, что при большом желании этот случай тоже можно было квалифицировать как нарушение, но человек понял, что подставы не было. То есть все зависит от ситуации.

 


facebook twitter gplus linkedin