Ожидавшийся отказ

Декабрь 23, 2015  |   Автор :   |   Регион

Не успели международные посредники по карабахскому урегулированию порадоваться успешной, на их взгляд, организации после более чем годового перерыва встречи президентов Армении и Азербайджана в Берне, а тем паче неожиданно полученному от Ильхама Алиева согласию на создание механизмов расследования пограничных инцидентов в зоне конфликта, как официальный Баку поспешил отыграть назад.

Суток не прошло после появившейся на твиттеровской странице американского сопредседателя Минской группы ОБСЕ Джеймса Уорлика радостной записи о том, что “армяно-азербайджанский саммит завершился тостом, поднятым за работу по мирному урегулированию карабахского конфликта в 2016 году”, как глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедъяров выступил с заявлением, являющимся, по сути, отказом от вроде как достигнутой в Швейцарии договоренности по этому вопросу. По словам Мамедъярова, “механизм расследования инцидентов не является целью, он лишь одно из комплексных средств, направленных на всестороннее урегулирование конфликта” и что Баку готов рассмотреть вопрос о его применении “в пунктах, расположенных вдоль всей границы оккупированных территорий Азербайджана и государственной границы Армении”.

Скобки раскрываются просто: под “оккупированными территориями” Баку понимает всю конституционную территорию Арцаха, на границе которого с Арменией Азербайджан и предлагает применить механизм расследования пограничных инцидентов, отмечая, что в случае вывода армянских войск из Арцаха этого и вовсе не понадобится.

Очевидно, что с этой домашней заготовкой Алиев и ехал в Берн, где, якобы, согласился с идеей разработки механизмов расследования инцидентов и с необходимостью снижения напряженности на границах. Однако иллюзий по этому поводу никто ни в Армении, ни в Арцахе не испытывал изначально. Хотя бы потому, что всю предшествовавшую бернской встрече неделю Баку последовательно нагнетал ситуацию на границе с Арцахом, не только обстреливая позиции Армии обороны Нагорно-Карабахской Республики в т.ч. из минометов, гранатометов, танков и ракетно-артиллерийской установки турецкого производства, но и засылая по трем направлениям диверсионные группы. Видимо, Алиеву очень хотелось поехать в Берн с фактом серьезно изменившейся в пользу Азербайджана ситуации в зоне конфликта. Ан, не вышло. Арцахские бойцы уверенно отбили все посягательства азербайджанского военного отребья и даже провели ряд карательных и принудительных действий, заставив бакинских засланцев бежать, неся немалые (по меньшей мере 13 убитыми и свыше 30 ранеными ) потери и бросая оружие и амуницию. Увы, в этих боях погибли четверо арцахских бойцов, младшему из которых было всего 19 лет. Еще несколько военослужащих АО НКР получили ранения.

Тот факт, что и после бернской встречи Азербайджан продолжает грубейшим образом нарушать  режим прекращения огня, свидетельствует о том, что официальный Баку вовсе  не заинтересован ни в расследовании инцидентов, ни в мирном урегулировании.

“Очевидно, что Азербайджан не только меняет стратегию своих атакующих действий, но и применяемую технику и средства. Таким образом, если вначале Азербайджан использовал лишь снайперов и диверсии, то с марта 2015 года стал использовать минометы, гранатометы и ракетно-артиллерийские комплексы разных калибров… А если учесть случай сбитого вертолета в ноябре, то станет более чем явным, что Азербайджан выбрал не путь разрешения конфликта путем мирных переговоров, а приближения ситуации к военной”, — заявил Арменпресс министр обороны НКР генерал-лейтенант Левон Мнацаканян.

С точки зрения дипломатической, ставшее уже постоянным использование азербайджанскими ВС артиллерии и бронетехники, в частности, танков можно расценить как попытку Баку прозондировать способность сопредседателей МГ ОБСЕ — США, России и Франции — предпринять решительные действия по недопущению новой войны в регионе. Пока в действиях посредников такая решимость не просматривается. Их трафаретные беззубые заявления лишь подзуживают Азербайджан. Баку уверен, что Россия не откажется от продажи ему современного вооружения, а остальные, так сказать, союзники Армении по Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) — Белоруссия, Казахстан, Таджикистан и Киргизия, многие  из которых также продают оружие Азербайджану, по-прежнему будут поддерживать его, а не Ереван в вопросе Арцаха в международных организациях.

Неспроста на прошедшей в понедельник в Москве сессии Совета коллективной безопасности ОДКБ президент Армении Серж Саргсян в своем выступлении отметил, что наличие у каждой из стран Организации своих интересов и приоритетов не должно противопоставляться общим интересам и взаимным обязательствам в рамках ОДКБ. “Каждый раз, когда вооруженные силы Азербайджана применяют стрелковое оружие всех калибров, минометы и артиллерийские установки против Республики Армения, они стреляют по Астане, Душанбе и Бишкеку, по Москве и Минску. Напомню, что у нас есть соответствующая статья в Уставе. И если мы не только не применяем эту статью, не обсуждаем сложившуюся ситуацию, не считаем нужным взять трубку и поинтересоваться, что же происходит в союзнической Армении, но при этом еще и голосуем против интересов союзника в международных организациях, принимаем двусторонние декларации с третьими странами, текст которых направлен против союзников по ОДКБ, то мы просто подставляем под эти выстрелы всю нашу Организацию, ее престиж, ее значимость”, — подчеркнул глава Армении.

Ну, а судя по последним заявлениям высокопоставленных азербайджанских чиновников, они не очень-то верят в то, что Конгресс США одобрит законопроект “Акт о демократии”, принятый  Хельсинкской комиссией при американском Конгрессе и подразумевающий введение серьезнейших санкций в отношении Азербайджана в связи с систематическим попранием прав человека. Автора законопроекта, главу Хельсинкской комиссии, конгрессмена Криса Смита в Баку обвиняют в проармянскости и надеются, что “официальный Вашингтон не придаст этой инициативе Смита никакого значения, как ранее поступал с инициативами Смита в отношении армянского геноцида”. Рассмотрение законопроекта Палатой представителей может состояться в первой декаде февраля 2016 года.

Как видим, от действий стран-посредников зависит, если не все, то очень многое в вопросе если не достижения урегулирования, то, по крайней мере, обуздания агрессора. Другой вопрос — ставят ли они перед собой такую задачу? Судя по всему, есть задача не допустить перерастания локальных столкновений в зоне азербайджано-арцахского конфликта в широкомасштабные военные действия. Однако где проходит эта красная линия? В условиях полного отсутствия доверия и соблюдения Азербайджаном каких бы то ни было не то что договоренностей, а элементарных правил поведения, в условиях провокационного поведения Баку по всем направлениям определить эту грань крайне сложно. Тем более, что поведение Алиева, султанский трон которого буквально трещит по швам, обусловлено не только внутриполитическими факторами, но и геополитическими процессами. Очевидно, что свое отражение в нем находит и обострение российско-турецких отношений. Если не напрямую, то косвенно. В любом случае, эскалация ситуации в зоне азербайджано-арцахского конфликта — одно из возможных направлений ответа Турции на те или иные шаги России. Не исключено, что нацеленность Азербайджана на эскалацию конфликта, демонстративное использование им тяж,лой артиллерии турецкого производства, а также танков и гаубиц объясняются, помимо прочего, подсказками и поддержкой Турции, выводя напряженность в регионе на новый и очень опасный уровень.


facebook twitter gplus linkedin