Турецко-азербайджанские клещи: поверит ли Путин в турецкую лесть?

Июль 29, 2016  |   Автор :   |   Регион

Американский сопредседатель Минской группы  ОБСЕ Джеймс Уорлик заявил в среду РИА Новости, что президенты Армении и Азербайджана Серж Саргсян и Ильхам Алиев пришли к согласию по вопросу расширения мониторинговой группы ОБСЕ на линии соприкосновения в Арцахе и на азербайджано-армянской границе.

“Сопредседатели МГ ОБСЕ активно работают в направлении реализации обязательств, взятых на себя президентами во время встреч в Вене и Петербурге для снижения напряженности и дальнейшего продвижения процесса переговоров для мирного решения конфликта. Президенты пришли к согласию по вопросу расширения мониторинговой группы ОБСЕ на линии соприкосновения и азербайджано-армянской границе. Планируется продолжение обширных переговоров по урегулированию конфликта с вовлечением высокопоставленных официальных лиц с каждой стороны. Прогресс в дипломатическом направлении является необходимым для снижения напряженности между сторонами”, — сказал Джеймс Уорлик.

Буквально несколькими днями ранее американский дипломат заявил, что сопредседатели МГ ОБСЕ по урегулированию нагорно-карабахского конфликта ждут от сторон строгого соблюдения режима прекращения огня, что в значительной степени было обеспечено после встречи в Вене. “Любое возвращение к применению силы будет строго осуждено со стороны посредников и стран-сопредседателей”, — сказал Уорлик газете “Аравот”.

Он отметил, что посредники призвали стороны воплотить в жизнь договоренности встреч в Вене и Санкт-Петербурге, которые включают в себя расширение мониторинговой группы ОБСЕ, согласование предложений о создании механизмов расследования инцидентов на линии соприкосновения ВС Армении и Азербайджана, продолжение переговоров по существу, которые могут привести к всестороннему урегулированию конфликта. “Для нас было обнадеживающе видеть возобновление переговоров по существу между сторонами в Санкт-Петербурге. Следующий шаг — это расширение миссии по мониторингу. Наряду с этими усилиями сопредседатели не прекратили работу со сторонами над предложением о механизмах расследования инцидентов и не собираются прекращать ее”, — сказал Уорлик.

Надо полагать, международные посредники намерены добиться от Баку также согласия на создание и внедрение механизмов расследования инцидентов, от чего милитаристски настроенный Азербайджан, являющийся инициатором практически всех провокаций в зоне конфликта, старательно отбрыкивается. Видимо, этой теме сопредседатели намерены посвятить подготавливаемую ими новую встречу президентов Армении и Азербайджана. В середине июля тот же Уорлик сообщил журналистам, что медиаторы постараются организовать следующую встречу Саргсян-Алиев как можно быстрее, несмотря на то, что с датой они еще не определились. В промежутке сопредседатели планировали провести собственную встречу в Турции, дабы проинформировать Анкару о ситуации в переговорном процессе. Но не успели. За пару дней до планируемой встречи в Турции произошла попытка военного переворота. Так что, в вопросе о том, что, где и когда будет, — полная неопределенность.

Одно очевидно. Встреча президентов Армении и Азербайджана состоится после предстоящих 9 августа в Санкт-Петербурге переговоров глав России и Турции Владимира Путина и Реджепа Эрдогана, которая очевидно привлекает внимание в контексте региональных и мировых процессов, в которые, хотим мы того или нет, вписывается и азербайджано-арцахский конфликт. Тем более, что обсуждение этого вопроса в Санкт-Петербурге анонсировал глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу.

Как пишет турецкое издание Hurriyet Daily, в ходе своего последнего визита в Азербайджан 14-15 июля Чавушоглу затронул очень важную тему — нормализацию отношений с Арменией, вплоть до открытия границ. “От своих друзей-дипломатов я узнал, что у властей, которые пытаются уменьшить число врагов и увеличить число друзей, есть также план по открытию границы с Арменией. Первый шаг в этом направлении предпринял Мевлют Чавушоглу во время своей поездки в Баку 14-15 июля. Министр проверил, какой будет реакция Баку в связи с планами Анкары по поиску примирения с Арменией. В этом вопросе уже есть положительная атмосфера и есть основания для движения в данном направлении вперед”, — пишет Hürriyet.

В статье отмечается при этом, что вопрос переговоров между Турцией и Арменией и возможного открытия турецко-армянской границы рассматривается в контексте урегулирования нагорно-карабахского конфликта.

Посол Турции в Баку Исмаил Альпер Джошкун конкретизировал: “Решение об открытии границ с Арменией Анкара примет совместно с Баку. Позиция Турции по нормализации отношений с Арменией известна — путь нормализации отношений пролегает через освобождение азербайджанских территорий от армянской оккупации. Только после этого совместно с Азербайджаном будет принято решение о том, в какой форме это будет”.

Сие вполне можно расценить, как попытку реанимации замороженного было процесса нормализации армяно-турецких отношений по азербайджано-турецкому сценарию при поддержке России. Инициировавший в свое время этот процесс Запад придерживался позиции разграничения процессов карабахского урегулирования и армяно-турецкого примирения.  Какую позицию займет Москва?

МИД Армении, комментируя заявление Чавушлогу, традиционно посоветовал Турции, если она хочет быть полезной, держаться подальше от процесса карабахского урегулирования и не вмешиваться в армяно-азербайджанские отношения. Тем не менее, высказывания турецкого министра в контексте предстоящей встречи Путин-Эрдоган вызвали обеспокоенность армянской общественности, понимающей, что азербайджано-турецкий тандем будет требовать от России оказать давление на Армению с целью вынудить последнюю в обмен на разблокирование коммуникаций пойти на серьезные территориальные уступки за счет конституционных территорий Арцаха. Тем  более, что официальный представитель МИД РФ Мария Захарова своим размытым комментарием возможности подключения Турции к процессу карабахского урегулирования вольно или невольно подлила масла в огонь. “Что касается подключения Турции к нагорно-карабахскому  урегулированию, как и к любому другому переговорному, мирному процессу (речь может идти не только о Турции), то любое конструктивное содействие можно рассматривать именно с такой точки зрения, как конструктивное взаимодействие”, — сказала Захарова. По ее словам, если государству, либо официальным представителям государства есть что добавить именно в позитив, то не может быть никаких проблем.

Вот интересно, что позитивного может добавить в переговоры по Карабаху Турция, которая в одностороннем порядке в военно-политическом плане поддерживает Азербайджан, а значит, в силу своей тенденциозности по определению не может выступать медиатором? Какого конструктивизма в данном вопросе может ожидать Россия от Турции, с которой Москва, кстати, еще не сняла обвинения в пособничестве международным террористам?

Тем более, что сама Москва очень осторожно подходит к вопросу реанимации былых отношений с Анкарой. Глава МИД РФ Сергей Лавров отметил, что восстановление былого доверия между Россией и Турцией зависит от того, как теперь стороны будут подходить к взаимодействию как по двусторонним вопросам, так и по урегулированию сирийского кризиса. По его словам,  будет ли восстановлено былое доверие — это очень абстрактная категория. “Все будет зависеть от того, как теперь мы будем подходить к взаимодействию и контактам, причем не только к двусторонним контактам, не только к тому, как мы будем дальше торговать, покупать друг у друга, строить что-то совместно, реализовывать какие-то другие инвестиционные проекты, но еще многое будет зависеть от того, как мы будем взаимодействовать по урегулированию сирийского кризиса”, — отметил он.

Готова ли Анкара заплатить за нормализацию отношений с Москвой корректировкой своей позиции по Сирии — большой вопрос. По крайней мере, Турция отказалась от идеи позволить России использовать свою территорию или небо для действий российских самолетов в Сирии. Глава МИД ТР Мевлют Чавушоглу, решивший поначалу заинтриговать Москву перспективой дать России разрешение на использовании авиабазы “Инджирлик” для операций против террористической группировки “Исламское государство”, впоследствии отказался от своих слов, заявив, что его неправильно поняли и что привел “Инджирлик” лишь в качестве примера.

Другим камнем преткновения между Москвой и Анкарой может стать курдский вопрос.

А телячий восторг ряда российских политических деятелей по поводу возможного вступления Турции в ОДКБ, ШОС и ЕАЭС на фоне ухудшения отношений Анкары с Западом и НАТО можно назвать, мягко выражаясь, крайне наивным. Во-первых, из НАТО Турция не уйдет. Быть может, пошантажирует Вашингтон и Брюссель возможностью изменения своего статуса в Альянсе, но вряд ли решится на полный разрыв с Западом.

Во-вторых, Турция с ее имперскими замашками вела, ведет и будет вести в будущем, даже при самых хороших отношениях с Россией, серьезную антироссийскую деятельность на всем постсоветском пространстве, в том числе в регионе Южного Кавказа, а заодно и в России — на тюркском пространстве. Причем при активной поддержке Азербайджана.

Посему надежды Москвы на то, что за счет территориальных уступок армянских сторон ей удастся вернуть Баку в свое геополитическое русло, а также восстановить военное присутствие в Азербайджане, на сегодняшний день являются иллюзорными. Неспроста именно сейчас Алиев подписал указ об утверждении протоколов по передаче в использование  личного состава ВС Турции зданий и строений в военном городке “Гызыл Шярг” и одного терминала на военном аэродроме в поселке Зейналабдин Тагиев. Как бы ни опровергало минобороны Азербайджана информацию о создании турецкой военной базы в стране, этот указ — не просто первый шаг в этом направлении, но и очевидный мессидж России. И российские эксперты уже отметили в интервью азербайджанским СМИ, что военное присутствие Турции в Азербайджане, на берегу Каспийского моря, “будет раздражающим фактором в российско-турецких, а также российско-азербайджанских отношениях”.

Куда пойдет процесс и кто его поведет, возможно, станет хоть немного ясно после 9 августа.


facebook twitter gplus linkedin