Крутой вираж Эрдогана

Декабрь 02, 2016  |   Автор :   |   Регион

“- А шо это за громадный ёж?

— Таки это не ёж. Это Великая Держава с турецкими ножиками в спине”, — так отреагировал российский публицист Денис Дворников на своей странице в Facebook на заявление президента Турции Реджепа Эрдогана об истинных целях вторжения в августе этого года турецких войск в Сирию и проведения операции “Щит Евфрата”. А цель эта, согласно Эрдогану, заключается в том, чтобы “положить конец жестокому правлению” президента Башара Асада, который “занимается государственным терроризмом”.

“По моим оценкам, около 1 млн человек погибли в Сирии. Люди продолжают умирать, без исключения: дети, женщины и мужчины. Где ООН? Что она делает? Она в Ираке? Нет. Мы проповедовали терпение, но не смогли это больше выносить, нам пришлось войти в Сирию вместе со “Свободной сирийской армией”, — заявил Эрдоган, добавив: — Мы там для установления справедливости. Мы вошли туда, чтобы прекратить правление тирана Асада, который осуществляет государственный террор. Мы не вошли бы по любой другой причине”.

Заявление это, конечно, для нас, армян, звучит цинично в устах лидера страны, которая сама утверждалась, убивая миллионы людей по этническому и религиозному признаку. Других, однако, потрясли отнюдь не цинизм и лицемерие Эрдогана, а смена его ориентиров: мол, ранее Анкара мотивировала ввод войск в Сирию необходимостью борьбы с боевиками террористической организации “Исламское государство” и с “террористическими подразделениями” сирийских курдов, а теперь вдруг повернула против Асада. Чему удивляются, непонятно, ибо изначально в сирийском вопросе Эрдоган ратовал за свержение Асада. Некоторое смягчение позиции Анкары произошло после того, как ей пришлось “извиняться” перед Москвой за сбитый в ноябре прошлого года российский бомбардировщик и убийство катапультировавшегося пилота. А германское издание Frankfurter Allgemeine Zeitung даже отмечает, что Эрдоган решился на операцию “Щит Евфрата “только после сближения с позицией Москвы по поводу Асада”.

Российский “Коммерсант” обращает внимание на то, что столь разительная смена акцентов стала первой официальной реакцией Анкары на резкое изменение обстановки в Алеппо, где в последние дни правительственные войска добились значительных успехов в боях с вооруженной оппозицией: “Контролирующие восточную часть города противники Башара Асада традиционно пользовались поддержкой Анкары, получая из Турции оружие и боеприпасы. Однако в последние недели объем турецкой помощи уменьшился, что вызвало у защитников Алеппо серьезные проблемы. Многие эксперты объясняли изменение позиции Анкары некими договоренностями, достигнутыми с Москвой, суть которых в общих чертах могла сводиться к следующему: сирийские войска при поддержке РФ берут под свой контроль Алеппо, турки этому не препятствует, а взамен российско-сирийско-иранская коалиция предоставляет господину Эрдогану карт-бланш в северных районах Сирии, где его главные противники — курды”.

Возможно, поэтому последнее заявление Эрдогана вызвало у Москвы если не шок, то растерянность. Тем более, что сделано оно было буквально за два дня до визита в Анкару главы МИД РФ Сергея Лаврова.  Первой реакцией МИД РФ стало высказанное официальным представителем министерства Марией Захаровой сомнение в том, что “слова (Эрдогана — Г.М.), наделавшие много шума” были прямой цитатой, и Москва ориентируется на договоренности на официальном уровне в вопросах взаимодействия по Сирии с Анкарой.

Потом замглавы МИД РФ Михаил Богданов заявляет, что высказывания Эрдогана о намерении свергнуть Асада противоречат ранее достигнутым договоренностям между Россией и Турцией: “Это противоречит просто всем договоренностям. Во-первых, резолюции 2254, резолюции 2268, решениям венского формата, Лозаннского формата. Мы в этих форматах участвуем с Турцией вместе”. Богданов отмечает, что высказывания Эрдогана станут темой для обсуждения в ходе визита главы МИД Сергея Лаврова в Турцию: “Будет хорошая тема для прояснения намерений”.

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков признал, что заявление Эрдогана о намерении свергнуть режим Асада в Сирии стало новостью для Кремля. Он назвал заявление Эрдогана “очень серьезным” и отметил, что в целом оно “диссонирует с предыдущими”: “Заявление, которое диссонирует с нашим пониманием ситуации, с нашим как государства, вооруженные силы которого единственные находятся в легитимном режиме на территории САР”. По его словам, в Москве надеются получить разъяснения от Анкары.

Официальных разъяснений не последовало. По крайней мере, на момент написания статьи Анкара отмалчивалась. Лишь некий источник в администрации Эрдогана сообщил РИА Новости, что заявление президента Турции о намерении отстранить от власти сирийского лидера Башара Асада не следует понимать буквально. “Надеюсь, что возникшее в связи с этим недопонимание (с Россией) будет быстро преодолено”, — сказал собеседник агентства. Он добавил, что официальные комментарии по заявлению Эрдогана могут дать только высшие руководители Турции.

Позднее президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп Эрдоган обсудили по телефону отношения двух стран и ситуацию в Сирии. “Обсуждены актуальные вопросы российско-турецких отношений, включая предстоящие в ближайшее время двусторонние контакты на различных уровнях. Продолжен обстоятельный обмен мнениями по сирийской проблематике, в том числе по ситуации в Алеппо”, — указано на сайте Кремля. В сообщении отмечается, что беседа состоялась по инициативе турецкой стороны, но не уточняется, пояснил ли господин Эрдоган в разговоре свое заявление по президенту Сирии Башару Асаду.

Чуть позже турецкое агентство Anadolu со ссылкой на источник в администрации Эрдогана сообщило, что Россия и Турция достигли договоренности об усилиях по прекращению боев в сирийском Алеппо и ускорению доставки в город гуманитарной помощи. Также была подчеркнута важность нормализации двухсторонних отношений, обсуждались предстоящие встречи глав МИД двух стран в Аланье 1 декабря и визит премьера Турции Бинали Йылдырыма в Москву 6 декабря.

Одним словом, Россия сделала вид, что не заметила второго ножа в спину. Но обеспокоенности скрывать не стала. Москва встревожена тем, что под задачу смены режима президента Сирии Башара Асада подтягиваются военные усилия, сказал замглавы МИД РФ Сергей Рябков, комментируя заявление Эрдогана о начале военной операции в Сирии. “У нас никогда не было никаких иллюзий насчет того, какие цели преследует США и ряд союзников США, в том числе в регионе, в процессе проведения их сирийской политики, назовем ее так. Эта цель не скрывалась. Неоднократно заявлялось на разных уровнях, включая высший уровень — и в Вашингтоне, и в Анкаре, что будущего Сирии с Асадом в этих столицах не видят. Поэтому со смысловой точки зрения в этом нет элемента новизны”, — сказал журналистам Рябков. “Другое дело, что под задачу смены режима в Дамаске теперь подтягиваются конкретные военные усилия. То есть определенные силовые приемы, операции, которые могут проводиться в этой связи, конечно же, нас тревожат”, — отметил он.

Замглавы МИД добавил, что в вопросе о будущем Сирии, с точки зрения ее политического устройства, РФ как не сходилась, так и сейчас не сходится с целым рядом стран, и Турция в их числе.

И не сойдется. По крайней мере, с Турцией, которая традиционно маневрирует, дрейфуя в сторону России при обострении отношений с Западом, но при необходимости идет на обострение отношений с Россией, дрейфуя в сторону Запада.

Западные страны, в частности, Франция и Германия, обеспокоенные продолжающимися в Алеппо ожесточенными боями и наступлением сирийской правительственной армии (правительственные силы Сирии отбили у групп вооруженной оппозиции около 40% территории в Алеппо), призывают созвать экстренное заседание Совета безопасности ООН с целью добиться прекращения боевых действия и обеспечения беспрепятственного доступа гуманитарной помощи в Алеппо.

Россия же призывает запустить инклюзивный межсирийский переговорный процесс параллельно с ликвидацией террористов в Сирии. “Прежде всего, необходимо обеспечить мир и безопасность, ликвидировать террористический очаг в Сирии. Пока же целые районы остаются в руках террористических группировок, таких, как ИГ, “Джабхат Фатх Аш-Шам” и других. В этой связи весьма востребовано формирование широкого антитеррористического фронта на общепризнанной международно-правовой основе — соответствующая инициатива была выдвинута президентом Владимиром Путиным еще в сентябре прошлого года”, — сказал глава МИД РФ Сергей Лавров итальянской газете “Коррьере делла Сера”.

 


facebook twitter gplus linkedin