Виген САРГСЯН: Армения строит свою политику на стыке интересов региональных и глобальных акторов

Апрель 06, 2018  |   Автор :   |   Государство

Министр обороны Республики Армения Виген Саргсян выступил на VII Московской конференции по вопросам безопасности.

Как сообщили АРМЕНПРЕСС в Управлении информации и связей с общественностью МО Армении, в своей речи Саргсян сказал:

“Уважаемые дамы и господа,

В первую очередь, позвольте поблагодарить министра обороны России генерала армии Сергея Кужугетовича Шойгу за приглашение принять участие в работе уже ставшей традиционной Московской конференции по международной безопасности. В этом году конференция проходит в условиях повышенной напряженности в международных отношениях, и тема нашего заседания — “Глобальная безопасность в полицентричном мире” особенно актуальна.

Актуальность темы очевидна уже тем, что каждое слово, каждый термин в названии нашего заседания несет на себе отпечаток трансформации, глубокого видоизменения. Давайте разберем по отдельности. Слово “глобальный” — некогда означавшее “всеобъемлющий, универсальный, вселенский” — сегодня с легкостью применяется к любому отдельно взятому явлению или процессу регионального уровня, который непосредственно отображается на мировой арене. “Глобальный” местный теракт на Манхэттене в 2001 году, “глобальная” гражданская война в Южном Судане, “глобальная” хакерская атака на серверы одной корпорации, обслуживающей миллиарды пользователей социальной сети по всему миру.

За последние годы существенно увеличилось число событий, претендующих на “глобальный” масштаб, резко возросло количество локальных и региональных процессов, влияющих на выработку, принятие и осуществление “глобальных” решений.

Второе трансформирующееся понятие — “безопасность”. То, уровень чего все мы привыкли мерить мобилизационным ресурсом, качеством и количеством вооружений и боеприпасов, надежностью сначала крепостных стен, а после — сдерживающего оружия стратегического назначения, в мгновение превратилось в нечто неизмеряемое в силу своей многофакторности, непредсказуемости и взаимозависимости.

Трансформируется и понятие полицентричности мира. Это, кстати, очевидно уже потому, что этим словом заменено гораздо более привычное для подобных форумов понятие многополярности мира. Думаю, что это не случайно, так как понятие многополярности само по себе подразумевает антагонистичность, поскольку полюсы антагонистичны по определению: в географии — это север/юг, в математике и в физике — плюс/минус. Многополярность предполагает наличие конечных, противоположных друг другу точек одной оси.

Вообще, само выражение “многополярность”представляется алогизмом, поскольку является надуманной модификацией концепции “биполярного” мира, то есть мира, на окончаниях оси которого находятся два антипода. “Многополярность” же предполагает наличие сразу нескольких “осей”, что, очевидно, не отражает реалий мирового устройства ХХ и начала XXI веков.

Полицентричность от многополярности отличают как наличие большего, чем двух центров влияния, так и очевидная замена концепции “оси” сетевой структурой.

Мы все помним чрезвычайно модную в свое время концепцию “Конца истории” Фрэнсиса Фукуямы, основанную на теории исчерпанности международной повестки в силу окончания идеологического противостояния. Так вот, еще одна особенность “полицентричности” заключается в том, что повестка новейшей мировой истории оказалась гораздо шире идеологического противоборства Запада и Востока.

В “полицентричности” главная нагрузка ложится не только, и даже не столько на расчет точного влияния каждого из глобальных акторов внутри отдельно взятой “сети”, сколько на количество сетевых структур, в которых каждый из них имеет N-ное количество взаимосвязей и соответствующий им уровень ресурсов и влияния.

Таким образом, трансформация понятий “глобальный” и “безопасность” в корне меняет структуру взаимоотношений игроков на всех уровнях. При этом само понятие “полицентричности” исключает возможность победы любого из акторов, независимо от его возможностей и ресурсов, в игре с нулевым результатом. При увеличении разнообразия тем взаимодействия, расширении состава основных игроков, скоростей обмена информацией и принятия решений широкое международное сообщество — то есть, все его игроки — от государств до институтов гражданского общества, от прессы до корпораций, от мировых религий до неформальных объединений “обречены”, в самом позитивном смысле этого слова, на постоянный процесс взаимодействия с маленькими, средними и большими результатами, которые не только не исключают, но и предполагают прогресс и укрепление всех остальных игроков.

Первое впечатление, что при таком мироустройстве сложнее всего должно приходиться странам с меньшим удельным весом (по населению, территории, ресурсам). Но такое представление не подтверждается существующим положением вещей. Более того, переход от биполярности к полицентричности — это, возможно, главная гарантия укрепления и динамичного развития глобального сообщества. При этом, не только перед крупными, но и гораздо более скромными игроками открываются широкие возможности роста и динамичного развития. Обосную это тремя основными аргументами:

“Полицентричность” резко сокращает перспективы игры с нулевым результатом. Худшее в игре с таким результатом — это то, что выигрыш всегда достается лишь одному из акторов, и не только проигравший, но и все остальные остаются ни с чем, на нуле. В “полицентричном” мире все, пусть и в разной степени, могут получать обоюдную выгоду в большинстве транзакций.

“Полицентричность” не предполагает деления на черно-белый мир, и тесное взаимодействие в одной из сетей полицентричных транзакций не исключает столь же тесного взаимодействия в другой сети между теми же или другими группами акторов. Это оставляет открытыми пути коммуникаций и диалога, формируя множество “зон комфорта” для всех участников международного сообщества.

И, наконец, “полицентричность” не делает процесс заложником цели. Полицентричность предполагает процесс взаимного обогащения путем обмена — информацией, навыками, ресурсами.

Армения является наглядным примером широких возможностей полицентричного мира. С первых дней независимости нередко мы слышали, что следует сделать геополитический выбор по принципу “либо-либо”. Об этом писали наши местные и международные эксперты, об этом регулярно говорили представители тех или иных фракций нашего парламента, об этом нам твердили представители ряда стран, которые сами, сломя голову, пытались набрать дивиденды за счет демонстративной ненависти к тому или иному центру силы.

Мы всегда исходили из того, что позиция страны по отношению к тем или иным процессам, а, тем более, во взаимоотношениях с другими странами, должна основываться на глубоком взаимном уважении, трепетном отношении к общей, совместной истории и системе ценностей, вокруг которых выстраивается политика. И это, в первую очередь, касается проблем безопасности.

Несомненно, Армения прилагает серьезные усилия для того, чтобы и для наших друзей и союзников и, в первую очередь, для нашего стратегического союзника — России, и для наших партнеров было очевидно, что наша политика выстраивается не в зоне манипулирования противостоянием региональных и глобальных игроков, а на стыке их интересов. Везде находятся “доброжелатели”, которые через лоббистов, СМИ, исследовательские центры хотят представить Армению Западу в качестве “марионеточного государства под управлением Россией”, а ту же Армению — России, как “перебежчика, пытающегося усидеть на двух стульях”.

К счастью, последовательная и открытая политика Армении по развитию системы отношений со всеми центрами “полицентричного мира” дает свои результаты. Буквально несколько недель назад на Мюнхенской конференции по безопасности в ходе заседания по вопросам отношений между Европой и Россией все выступающие  как от России, так и от европейских структур, приводили пример Армении, как страны наиболее эффективно совместившей свои форматы взаимодействия.

Являясь одной из стран-учредителей ОДКБ, Армения рассматривает эту организацию и двустороннее взаимодействие с Россией как главный внешний элемент обеспечения своей безопасности. Мы гордимся тем, что последовательно выступали и выступаем за укрепление потенциала ОДКБ, и что именно в год председательства Армении Советом Коллективной Безопасности была утверждена Стратегия безопасности нашей организации. Мы будем и далее делать все для увеличения возможностей Сил оперативного реагирования ОДКБ и формирования ее миротворческого потенциала.

При этом, Армения эффективно взаимодействует с Североатлантическим альянсом в рамках программы индивидуального партнерства. Армянские миротворцы, помимо участия в миротворческих миссиях ООН в Ливане и в Мали, участвуют в санкционированных Советом Безопасности ООН миссиях НАТО в Афганистане и в Косово.

Будучи членом Евразийского экономического союза, Армения подписала всеобъемлющее соглашение о взаимодействии с Европейским союзом. При этом у нас самые дружественные отношения с Китаем, с Индией, с Ираном, арабскими странами и Латинской Америкой. И мы не видим в этом никакого парадокса, поскольку убеждены, что именно такими должны быть отношения в полицентричном мире.

При этом наше главное правило — предельная открытость и надежность в отношениях. Единственное, почему нам все это удалось, — это то, что мы всегда воздерживались от соблазна сказать, условно, в Брюсселе что-либо, что там было бы воспринято на “ура”, но чего бы мы не хотели, чтобы услышали в Москве, и наоборот. Мы брали на себя только такие обязательства, которые были решительно настроены выполнить, и выполняли все, что обещали.

Должен сказать, что мы получали соответствующую отдачу от наших партнеров. Я не помню ни единого случая, когда российская сторона на государственном уровне даже намеком попыталась бы поставить под сомнение наши отношения с США, европейскими странами и организациями. Точно так же, я никогда не видел, чтобы американские и европейские коллеги с непониманием относились бы к нашей позиции по вопросам взаимоотношений с Россией.

Одним из главных элементов утверждения полицентричного мира, несомненно, является формирование глобальных механизмов поддержания правил игры. Если оглянуться на опыт построения мирового правопорядка поствоенной эпохи ХХ века, то станет очевидным, что главной недоработкой той системы международных отношений стали проваленные экзамены по международному праву, на которое мировое сообщество возлагало огромные надежды. Конечно, были и неоспоримые успехи — от серьезнейших споров, разрешенных международным судом ООН, до Конвенции международного морского права и эффективного регулирования международной системы гражданской авиации. Но не с этими, или не только с этими, ожиданиями создавались Лига Наций и Организация Объединенных Наций. Очевидно, что основные надежды, возлагавшиеся на эти структуры в момент их создания, — надежды на сохранение вечного мира и предотвращения всех войн, увы, в основном, не оправдались. Более того, глобальной катастрофы удалось избежать именно благодаря противовесам двуполярного мира.

Сегодня, в условиях радикализации угроз государственной, региональной и глобальной безопасности, в условиях полной подмены понятий “можно/нельзя” понятиями “могу/не могу” было бы наивно рассчитывать на адекватность механизмов и мировой правопорядок, которые сформировались в начале прошлого века.

Основной вопрос состоит в том — а потребуется ли новое глобальное потрясение, сопоставимое по масштабам со Второй мировой войной, чтобы было возможным сформулировать новый, адекватный времени ответ? Надеюсь, что нет, и убежден, что общение в формате этой конференции, другие подобные форумы приближают нас к нахождению ответа на этот важный вопрос.

Благодарю за внимание”.

 


facebook twitter gplus linkedin