А большинства-то нет…

Июнь 13, 2018  |   Автор :   |   Государство

Пока политическое поле готовится кардинально реформировать Избирательный кодекс, в достаточно странном, беспрецедентном положении оказался Законодательный орган. Нет, он работает исправно, выполняет все свои функции — уже беспрепятственно принята и программа деятельности нового правительства.

Речь идет об отсутствии стабильного парламентского большинства, наличие которого является прямым требованием Конституции страны. “Национальное Собрание избирается по пропорциональной избирательной системе. Избирательным кодексом гарантируется формирование стабильного парламентского большинства. Если по итогам выборов или посредством образования политической коалиции стабильное парламентское большинство не формируется, то может быть проведен второй тур выборов. В случае проведения второго тура допускается формирование новых альянсов”, — гласит п.3 ст.89. Основного Закона.

По итогам выборов 2017 года такое парламентское большинство сформировалось: с победившей на выборах Республиканской партией Армении (58 мандатов) коалицию составила Армянская Революционная федерация “Дашнакцутюн” со своими 7 мандатами. Сформировалось внушительное  большинство, но, как показало время, нестабильное, даже весьма шаткое — вспомним, что буквально за несколько часов до смены власти АРФД покинула коалицию, приспособившись к новым реалиям. Политика — поле целесообразностей, ныне АРФД поддерживает новое правительство, даже составляет его часть, как в свое время в правительстве РПА.

Как и ожидалось, со сменой власти постепенно редеют ряды фракции РПА. Нелишне напомнить, что первыми ее начали  покидать депутаты-предприниматели, присутствие которых в законодательном органе — один из основных пороков отечественного политического поля. Из полученных партией на выборах 58 мандатов ныне осталось 52, и это еще не конец, решением партии во время важнейших голосований (таких, как избрание премьер-министра и принятие правительственной программы) члены фракции РПА содействуют новому правительству для обеспечения необходимого числа голосов.

Все это нормально — в стране протекают активные политические процессы: РПА утеряла власть и объявила себя оппозицией, оставаясь при этом самой   большой по численности фракцией, но уже не парламентским большинством (беспрецедентная ситуация в истории парламентаризма независимой Армении, а также урок — как преодолевать подобные ситуации), для сохранения какового статуса необходимо было сохранить минимум 54 мандата.

Не является парламентским большинством и неформальный альянс блоков “Царукян” и “Елк” вкупе с АРФД, вместе насчитывающий 47 мандатов — хотя и в неофициальном формате, он обладает 53 мандатами, с учетом и голосов покинувших фракцию РПА депутатов, которые отныне будут голосовать исключительно в поддержку законопроектов, инициированных правительством Никола Пашиняна.

Если оставить в стороне то обстоятельство, что три эти в недавнем прошлом оппозиционные силы, ныне составляющие власть, не заявили о формировании коалиции, то складывается впечатление, что какое-то время, хотя бы до внеочередных парламентских выборов, будут работать согласованно. Хотя бы в вопросах голосования.

Но, конечно, все протекало бы в гораздо более цивилизованном русле, подпиши три эти силы коалиционный меморандум и официально заяви об этом.

Не вдаваясь в подробности, повод коснуться которых непременно будет в ближайшей перспективе, очевидно, что это невыгодно ни блоку “Царукян”, ни премьер-министру Николу Пашиняну — оба пользуются народной поддержкой по диаметрально противоположным обстоятельствам, и оба на следующих выборах (будь то внеочередные, или очередные) рассчитывают на поддержку широких народных масс. Кто окажется сильнее и убедительнее, кто перетянет канат — покажет, конечно, время.

Не будем забывать, что при обсуждении программы правительства премьер-министр однозначно заявил, что ответственность за деятельность исполнительной власти лежит на силе, инициировавшей и победившей в революции, оттеснив тем самым на второй план факторы блока “Царукян” (читай, олигарха Гагика Царукяна”) и АРФД во всем протекающем процессе.

Ну что ж, это мессидж, а в политике, как известно, ничто не бывает второстепенным, любое заявление слышится и воспринимается, и делаются соответствующие выводы.

Но это исключительно забота политических сил, народу же нужны нормальные выборы и такая конфигурация законодательного органа, которая бы отражала настроения и, конечно, ожидания электората.

Что касается сложившейся в   Национальном Собрании беспрецедентной ситуации, то как минимум Конституцией также не предусмотрен расклад сил, когда утратившая рычаги исполнительной власти сила остается у руля законодательной власти. Официально вопрос пока не озвучивается, но активно муссируется в кулуарах парламента и за пределами законодательного органа. То есть неофициально, но он дискутируется, просто пока не озвучен с главной трибуны страны. Для этого, наверное, тоже требуется время. Либо обсуждается за кулисами между руководством законодательной и исполнительной власти.

Некоторые депутаты-республиканцы полагают: в чем, собственно, проблема, они самая многочисленная фракция, могут по-прежнему руководить Национальным Собранием. Но буквально на следующий день те же самые депутаты могут заявить (смотря, из какого СМИ обращаются, и это весьма любопытно), что в стране произошли радикальные перемены,  и они готовы обсудить любой вопрос, вплоть до смены высшего руководства НС.

Напомним, что посты председателя и двух вице-спикеров НС занимают республиканцы Ара Баблоян, Эдуард Шармазанов и Арпине Оганесян, пост одного вице-спикера — представитель самой многочисленной фракции “Царукян”, до недавнего времени пребывавшей в оппозиции Микаел Мелкумян.

Если, тем не менее, премьер-министр Никол Пашинян пойдет на смену руководства НС, возникает вопрос: по какому принципу будут выбираться председатель и два вице-спикера НС (место одного вице-спикера так или иначе остается за ныне уже оппозиционной РПА), приоритет будет отдаваться числу мандатов (среди трех этих сил самая большая по численности фракция “Царукян”, 31 мандат), поделят ли ответственные посты между собой, или все три поста достанутся силе, инициировавшей и победившей в революции, тем самым берущей на себя ответственность и за деятельность законодательного органа? Не приходится сомневаться, что представленные в парламенте политические силы в недалеком будущем доберутся и до этого вопроса — он ведь витает в воздухе.

P.S. Вчера парламент обсудил вопрос избрания члена Конституционного суда. Общее собрание судей выдвинуло кандидатуру Елизаветы Даниелян. Голосование состоится сегодня в 11:00. Напомним, что выборы судей КС проводятся в формате закрытого тайного голосования, и кандидатура избирается 3/5 общей  численности депутатского корпуса.

 

 

 


facebook twitter gplus linkedin