Кто потеснит Эрдогана?

Июнь 22, 2018  |   Автор :   |   Регион

Досрочные президентские и парламентские выборы пройдут в это воскресенье, 24 июня, в Турции. Наряду с находящимся уже 16 лет у власти Реджепом Эрдоганом (2003-2014 — премьер-министр, с 2014 — президент), который баллотируется от альянса правящей Партии справедливости и развития (ПСР)  и Партии националистического движения (ПНД), за пост главы государства будут бороться кандидат от основной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП) Мухаррем Индже, кандидат от оппозиционной “Хорошей партии” Мерал Акшенер, лидер прокурдской Демократической партии народов (ДПН) Селахаттин Демирташ, находящийся в заключении, кандидат от исламистской националистической “Партии Счастья” Темель Карамоллаоглу, а также кандидат от партии “Родина” Догу Перинчек.

Выборы состоятся почти на полтора года раньше плановых, которые должны были бы пройти в ноябре 2019г. По словам Эрдогана, это решение связано с тем, что стране срочно необходимо перейти к исполнительному президентству. Однако есть тонкий конституционный нюанс. После голосования в силу вступят инициированные Эрдоганом конституционные изменения, принятые на референдуме в апреле 2017г. Турция из парламентской республики превратится в президентскую, и президент получит практически неограниченные полномочия. А турецкая конституция теперь позволяет не учитывать досрочные выборы за полноценный срок. Получается, что, победив на выборах, Эрдоган сможет находиться во главе Турции вплоть до 2029г. Проведение еще нескольких досрочных выборов позволит ему остаться у руля власти аж до 2036-2037г.

Эксперты в основном предрекают победу Эрдогану, но при этом оговаривают неоднозначность складывающейся ситуации. Во-первых, как сообщает турецкий социологический центр Gezici, за 10 дней до выборов рейтинг Эрдогана упал на 1,6% до 47,1%. А этого недостаточно, чтобы победить на выборах в первом туре. Во-вторых, турецкая оппозиция учла ошибки прошлого и выступает единым фронтом против Эрдогана. Если на выборах 2014г. две партии выставили одного кандидата, который проиграл Эрдогану, то на эти выборы каждая из партий выдвинула своего кандидата, чтобы не отдать ни одного голоса Эрдогану в первом туре.

Кроме того, по данным соцопроса  растет и популярность главного конкурента Эрдогана — Мухаррема Индже, которого поддерживают 27,8% избирателей. Третий по популярности кандидат Мерал Акшенер — 14,1% голосов, а Селахаттин Демирташ -около 10%. Если Мухаррем Индже выйдет во второй тур, он сможет перетянуть на себя часть голосов курдов и большую часть голосов Акшенер, чьи избиратели, выбирая из “двух зол”, вряд ли поддержат Эрдогана. Исламисты также, вероятно, поддержат оппозиционного кандидата, и в таком случае ситуация будет непредсказуемой, голоса за Эрдогана и Индже разделятся примерно поровну, отмечают эксперты. Но это в случае честных выборов. Если же Эрдоган применит административный ресурс, он может выиграть уже в первом туре.

На парламентских выборах правящая ПСР выступает совместно с националистами как “Альянс народа”. Его оппоненты — “Альянс нации”, объединивший крупнейшие оппозиционные силы — НРП и “Хорошую партию” — с исламистами из Партии благоденствия. Эксперты считают, что здесь у оппозиции несколько более предпочтительные позиции. Но вступление в силу конституционных изменений снимет прямую зависимость формирования кабинета министров от парламента — назначать и увольнять министров сможет только глава государства. Ему же члены кабинета будут подотчетны. Более того, президент будет иметь возможность устанавливать свои законы через указы, которые будут принимать, при необходимости, в обход правительства и парламента, а сам парламент в любой момент решением президента можно будет распустить. Однако у парламента остается возможность объявления импичмента в случае его поддержки 361 депутатом из 600. Потому Эрдоган и стремится к получению ПСР или на худой конец “Альянсом народа” более половины депутатских мандатов.

Кроме того, Эрдоган прилагает все усилия, чтобы не допустить прохождения в парламент прокурдской Демократической партии народов. Сто прокурдских депутатов сами по себе представляют серьезную проблему для Эрдогана, а перспектива возможной коалиции в будущем парламенте ДПН и кемалистской НРП может привести к потере президентом большинства в парламенте. Вопрос в том, как не допустить прокурдскую партию в парламент в ситуации, когда восточные районы Турции населены преимущественно курдами, а местные власти состоят в основном из представителей ДПН и обладают административными ресурсами.

Американское разведывательно-аналитическое агентство Stratfor прогнозирует победу, считая, что у него, несмотря на “неубедительную предвыборную агитацию”, есть инструменты, позволяющие выиграть. Однако поляризованная страна, отмечают эксперты, останется на шаткой экономической почве в условиях ухудшения отношений с Западом. По их мнению, проведя досрочные выборы, Эрдоган пытается опередить зарождающуюся оппозиционную коалицию и возможный экономический кризис, который может уменьшить его электорат. Stratfor особо отмечает давление США: “Вашингтон пытается использовать санкции против России и Ирана, чтобы сдержать развитие отношений Анкары с Москвой и Тегераном”.

Между тем, Реджеп Эрдоган довольно успешно манипулирует разногласиями вышеназванных стран, в т.ч. в контексте сохранения или повышения своего рейтинга. После ожесточенного торга и попытки Сената США заблокировать передачу Турции истребителей F-35 из-за планов Эрдогана приобрести российские зенитные ракетные системы С-400, Анкара все же заполучит первые два истребителя, сообщил официальный представитель Пентагона Майк Эндрюс. Правда, Анкара хочет приобрести более ста истребителей-бомбардировщиков F-35 на сумму в $10 млрд, и геополитические бои вокруг поставок еще 98-ми истребителей будут продолжаться. Но проявленная твердость в противодействии попыткам США не допустить сделки Анкары и Москвы может пойти в предвыборный зачет Эрдогану.

Так что, в Турции впереди, не только 24 июня, интересные процессы. Оппозиционные деятели утверждают, что авторитарный Эрдоган всем уже просто осточертел. Однако удастся ли им его хотя бы потеснить?  Кстати, Эрдоган, пообещавший сразу после выборов отменить введенный после подавления попытки военного переворота в 2016г. режим чрезвычайного положения, передумал и заявил о готовности его продления (в восьмой раз!) “если будет необходимо обеспечить эффективность в борьбе с терроризмом”. Какие понятия он вкладывает в термин “терроризм”, известно только ему. Не исключено, что это отнюдь не только борьба с курдами и гюленистами.

 

 


facebook twitter gplus linkedin