Армения-Франция — диалог культур.

Сентябрь 26, 2018  |   Автор :   |   К саммиту Франкофонии

В рамках cаммита Франкофонии в Армении будет представлено творчество известной французской писательницы Ясмины Реза. Этому будет посвящен цикл мероприятий: издательством “Зангак” будет опубликован сборник с шестью ее пьесами, на французском и армянском языках будет поставлена пьеса Резы “Бог резни”, проведены мастер-классы французскими актерами и т.д. “РА” встретилась с руководителем проекта, переводчиком, постановщиком, кандидатом филологических наук, художественным руководителем французского театрального союза “Сатэ-Атх” (SATE-ATRE) Сате Хачатрян.

— Почему вы решили сделать перевод именно произведений Ясмины Реза?

— Это, в какой-то мере, обусловлено профессиональной сферой интересов, так как я занимаюсь театром не только профессионально, но и теоретически. Я выпускница режиссерского факультета Ереванского государственного института театра и кино (мастерская Грачья Гаспаряна). Также заочно окончила филологический факультет Государственного педагогического университета им. Х.Абовяна. В 2008 году уехала во Францию, где продолжила учебу в Парижской национальной консерватории драматических искусств. Затем поступила в университет Сорбонны, где защитила диссертацию по современной европейской драматургии. В этой работе основное внимание было уделено таким авторам, как Сара Кейн, Йон Фосс, Жан-Люк Лагарс. Параллельно с этим защитила кандидатскую диссертацию по филологии в Армении, по современной армянской драматургии, получив степень кандидата филологических наук. Так что мое отношение к современным европейским драматургам — это интерес режиссера и теоретика. Я не в первый раз обращаюсь к французским авторам: первая моя работа была по пьесе “Я была в доме и ждала, чтоб дождь пришел” Жана-Люка Лагарса, которую я перевела (книгу выпустило издательство “Зангак”). Следующим стал сборник пьес Артура Адамова (Адамяна), нашего соотечественника и крупнейшего представителя драмы абсурда. К сожалению, его творчество забыто, и в Армении о нем практически не говорится. Думаю, пора “сломать лед” в этом вопросе. Вместе с моим супругом Эдгаром Манукяном (замдиректора союза и координатор проекта — авт.) мы основали творческий союз “Сатэ-Атх”, миссией которого стало продвижение армянской культуры во Франции. Мы ставили там спектакль “Давид Сасунский”, “Сказки Туманяна”, а в Армении мы популяризируем французскую культуру.  В рамках саммита Франкофонии, который скоро состоится в Армении, мы решили совместить приятное с полезным. А потому выбрали современного очень известного в мире французского автора — в данном случае Ясмин Реза. Она одна из самых переводимых современных драматургов, и в мире есть большой интерес к ее творчеству. Кстати, я убеждена, что хорошая драматургия, какой бы сложной ни была для восприятия (к слову, в Армении), должна переводиться и со временем обязательно найдет путь к сердцам людей. Если есть хорошая “пища”, нужно пойти на риск и попробовать, потому что она может оказаться не только приятной, но и полезной. И потом: перевести современного драматурга -это означает передать  современную историю театра, в том числе и будущим поколениям. Ведь по современным пьесам мы может составить впечатление о тенденциях, направлениях, жанрах, изменениях и этапе, на котором находятся театры народов и стран и театральная культура в целом.

— Что интересно, ни одна профессиональная встреча наших театральных деятелей не обходится без сетований на отсутствие хороших современных пьес: мол, нечего ставить. А из разговора с вами получается, что пьесы есть, хотя бы того же Адамова, армянина…

— Есть две причины. Первая — отсутствие перевода. Есть авторы, которые остаются в безвестности именно по этой причине. Это серьезная проблема, но это одна сторона медали. Вторая проблема в том, что, когда мои коллеги говорят, что ищут пьесу, они знают, что ищут. Они четко представляют, что им нужно — то, что они хотели бы поставить. У них есть свое видение материала, какой должна быть “их пьеса”. И я говорю, что если вы так хорошо себе это представляете, то садитесь и сами пишите себе пьесу. То есть если ты не готов принять современных авторов такими, какие они есть (со своей эстетикой, подходами и т.д.), то нужно не искать произведение, а написать его. Я сама прошла через этот сложный этап самовыражения, искала произведения, которые отвечали бы моему мировоззрению, моим надеждам и на мои вопросы. При таком подходе ты не оставляешь себе шансов найти нужный материал. А если признаться самому себе, что другие авторы такие же умные, как и ты, принять их такими, какие они есть, проблем с произведением не будет. Не нужно бояться необычного, нового. Нужно слышать автора и дерзать. И новая драматургия может многое подсказать режиссеру, подать новые режиссерские и актерские идеи. Новая драматургия подразумевает новый стиль и манеру игры, новый вид театра, новые решения для режиссера, требует нового восприятия от зрителя, и этого не нужно бояться.

— Расскажите немного о вашем театральном союзе.

— Всем нашим багажом, который мы приобрели во Франции, мы с мужем хотим поделиться в Армении. Наш союз — государственное учреждение, соответствующее всем официальным критериям. Мы и не ставим задачи работать только для армянской диаспоры и именно с армянскими актерами. У нас нет постоянного состава: в зависимости от проекта   работаем с самыми разными актерами. В “Давиде Сасунском” у нас, например, играет актер — носитель культуры Карибского бассейна. Наша организация — мультикультурная площадка, а актеры — профессионалы самого широкого уровня: они играют на разных инструментах, поют, танцуют и представляют разные культуры: Конго, Мартинику, Румынию…

В постановке по нашему эпосу, я, как режиссер, с одной стороны, несколько дистанцировалась от национальных истоков, а с другой — показала свою национальную идентичность. Эпос мы взяли в качестве уникального образца одного из сокровищ мировой культуры. Да, это наш эпос, армянский, но мы не ставили задачу чрезмерно насытить его армянским колоритом — это шедевр, который просто нужно было обязательно представить. И отклики, уверяю вас, были ошеломляющие. Мы там танцуем Тамзару под африканские ритмы, в сопровождении скрипки с элементами румынских мелодий — такая вот мультикультурная трактовка. Я всегда привожу этот пример: когда Питер Брук поставил “Махабхарату”, ему никто не говорил, почему его герои не в индийских национальных костюмах или почему там не играют индусы…Если бы ее поставили за рубежом в чисто индийском стиле, уверяю, ее восприятие было бы иное, так сказать, понятное лишь ограниченному числу зрителей.

— И напоследок о ваших планах на будущее…

— Надеюсь, что совместно с министерствами диаспоры и культуры мы сможем объявить 2020 год годом Адамова (будет 50 лет со дня его смерти). Планируем выпустить две перевода из его автобиографических романов, написать монографию о нем. Сборник его пьес уже есть,  и я надеюсь, что наши театры все же обратятся к его творчеству. Хотелось бы достойно отметить 2020 год так же, как в этом году мы сделали с Сарояном.  Наша задача на перспективу — посредством переводов внести произведения Адамова  в образовательную обязательную программу в театральных вузах, стимулировать серьезные научные изыскания, посвященные его творчеству, и ознакомить широкую общественность  с этим крупным автором, частичкой армянской культуры.

 

 

 


facebook twitter gplus linkedin