Суд удалился в совещательную комнату

Май 17, 2019  |   Автор :   |   Государство

Четвертый день судебного заседания по делу второго Президента Армении Роберта Кочаряна и других бывших чиновников завершился вчера обсуждением ходатайства об изменении меры пресечения в отношении Роберта Кочаряна и освобождении его под залог. Судья Давид Григорян по завершении судебных прений прошел в совещательную комнату для принятия окончательного решения, которое будет опубликовано в субботу, 18 мая.

С ходатайством об изменении меры пресечения обратились Президент Республики Арцах Бако Саакян и бывший Президент Арцаха Аркадий Гукасян, направив в суд заявление о своей готовности гарантировать  что Роберт Кочарян в случае освобождения из-под ареста не станет препятствовать судебному следствию и не совершит иных противоправных действий. В качестве залога каждый из гарантов обязался внести по 500 тысяч драмов.

Учитывая необходимость присутствия гаранта в суде, вчера во второй половине дня Бако Саакян и Аркадий Гукасян прибыли в зал заседания суда общей юрисдикции столичных административных районов Аван и Нор Норк, чтобы лично засвидетельствовать суду свое поручительство для изменения меры пресечения в отношении Роберта Кочаряна.

Судья Давид Григорян зачитал правовые нормативы, связанные с процессом предоставления гарантий, разъяснил права и обязанности залогодателя, а также предупредил о связанной с этим действием ответственности. После этого Бако Саакян и Аркадий Гукасян подтвердили свое намерение выступить гарантами, подписав соответствующие документы.

В ходе прений стороны обвинения и ответчика представили свои позиции по поводу возможности изменения меры пресечения. Часть прений по ходатайству стороны ответчика, проходила в закрытом режиме, поскольку, как было заявлено, сведения, подлежавшие оглашению в зале суда, содержат государственную тайну.

В открытой части прений сторона ответчика утверждала, что изменение меры пресечения никоим образом не может помешать судебному следствию. По этому поводу Роберт Кочарян даже заметил, что чувствует себя оскорбленным в связи с подозрениями, будто, находясь на свободе, может попытаться скрыться от следствия. “Это, как минимум, аморально, говорить имеющему подобную биографию человеку, что он может сбежать. Я не сбежал от войны, от смерти, от опасностей жизни, а сейчас должен убежать от них?” — возмутился Кочарян подчеркнув, что у него уже была возможность уехать из страны, но он никогда, ни прежде, ни сейчас, не имеет подобного намерения.

Обвиняющая сторона прокуратуры, в свою очередь, настаивала на том, что решение об аресте обосновано, и мера пресечения должна оставаться неизменной. В частности, генпрокурор Армении Артур Давтян, обращаясь к судье, высказал надежду, что принимая решение, он не поддастся предостерегающим призывам адвоката Алумяна. “Уважаемый судья, дело сейчас находится в Вашем ведении. Вы являетесь гарантом и ответственным за бесперебойный ход этого следствия, за реализацию беспрепятственного правосудия. Надеюсь, оценивая приведенные нами доводы при правильном балансе общественного и частного интереса, Вы примете правильное решение”, — заявил Артур Давтян. Он подчеркнул, что сторона обвинения считает, что на данном этапе обсуждений существует обоснованное подозрение, что избранная мера пресечения соразмерна для того, чтобы в данный период обеспечивать объективное и беспрепятственное ведение следствия. “Да, доводы, что этот этап имеет свои особенности и этими особенностями обусловленные основания существуют — это полностью приемлемо. И мы высокую оценку этих рисков с той же позицией утверждаем также в условиях применения другой предъявленной меры пресечения — личной гарантии. И вообще, уважаемый суд, учитывая что по этому делу будет вестись долгое следствие, учитывая что наше общество очень чувствительно, очень внимательно к расследованию этого дела, я попрошу Вас, чтобы Вы следовали в ходе следствия совершенному естественному ходу. Мой призыв ко всем коллегам, чтобы находились исключительно в правовой плоскости. Пусть не будет сделано попыток вызвать эмоциональные настроения. Надеюсь, мы все представляем, что если и сторона обвинения при реализации своих функций поддастся тому, чтобы хоть немного дать места этим эмоциональным настроениям, что произойдет. Но мы четко осознаем это и будем выполнять наши обязанности в сухом поле закона и правопорядка, ожидая такого же поведения от других участников судебного процесса”, — заявил Артур Давтян.


facebook twitter gplus linkedin