Его шутя называли Азнавур

Июнь 14, 2019  |   Автор :   |   Культура

На прошлой неделе в зале Союза кинематографистов Армении состоялось примечательное событие, посвященное нашему известному соотечественнику: премьера документального фильма режиссера Григора Арутюняна “Асатур”, главный герой которого — проживающий в Лондоне меценат, общественный, литературный, культурный и религиозный деятель Асатур Гюзелян.

Герой картины рассказывает свою биографию — отражение непростой судьбы нашего народа. Асатур Карапетович Гюзелян родился в 1932 году в Турции. Окончил гимназию “Киликян” города Алеппо, где потом стал преподавать. В 1957 году, по приглашению попечителей Армянской филантропической семинарии Калькутты (образовательное учреждение армянской общины этого индийского города) отправился в Мадрас и стал преподавать в местной армянской семинарии. В 1964 году вместе с семьей обосновался в Лондоне, стал главным редактором и публицистом армянских ежемесячных изданий “Арегак” и “Лондон”.

Асатур Карапетович всегда был в курсе общественной, политической и культурной жизни армянских общин диаспоры, стал автором многих книг, статей, публикаций и интервью.

Сфера его интересов — армянская литература, арменоведение, история армянского народа и церкви. Он кавалер медали “Мовсес Хоренаци” (награжден в связи с 500-летием армянского книгопечатания за вклад в развитие литературы и книгоиздания),  медали “Вильям Сароян” Министерства диаспоры РА.

Асатур Гюзелян дружил со многими известными армянскими деятелями — Паруйром Севаком, Наири Заряном, Ованесом Ширазом, Сильвой Капутикян, Амо Сагияном, Грачья Капланяном, Генрихом Маляном, Вильямом Сарояном, Католикосом Всех армян Вазгеном I, Арамом Хачатуряном, Арно Бабаджаняном, Лусине Закарян, Виктором Амбарцумяном, Геворком и Гоар Варданянами и многими другими. А его забавная история знакомства с Сарой Черчилль, дочерью премьер-министра Англии Уинстона Черчилля, вообще могла стать сюжетом для нового фильма. Вот что об этом рассказывает сам Гюзелян: “С дочерью Черчилля я познакомился совершенно случайно. В Лондоне у моего тестя была гостиница на 25 комнат, для неимущих студентов. Он меня назначил ее директором. Всем бедным студентам я сдавал комнаты бесплатно, на что тесть говорил, что это не благотворительное учреждение, а коммерческий центр. Рядом с этой гостиницей был паб, куда я ходил на ланч. Тамошние сотрудники шутя называли меня “Азнавур”. И в один из дней здесь я увидел женщину с красными волосами, которая пыталась заказать выпивку. Я спросил, что она желает. Дама захотела виски, я заказал два, но не разрешил ей заплатить. Сказал, что в нашей культуре нет такого понятия — мы не берем денег с женщин. Потом она захотела меня угостить, и я опять не позволил ей расплатиться.

“Мы можем познакомиться? Вы кажетесь интересным человеком. Представлюсь, я — Сара Черчилль”, — сказала она.

— Асатур Гюзелян: это армянское имя. (Кстати, я всегда так представлялся иностранцам). Ее отца называли “бульдогом”, и я, недолго думая, спросил.

— Вы имеете отношение к бульдогу?

— Это мой отец.

— Я попросил прощения, на что она сказала, что его все так называют. Она представилась поэтессой и пригласила меня на следующий день к себе домой, где должен был состояться международный литературный вечер, на который раз в месяц съезжаются писатели со всех концов земли. На этом вечере я сказал, что тоже пишу стихи, и она попросила меня прочитать стихотворение на армянском языке.  Там было 17 писателей разных национальностей. Я попросил потушить свет, зажечь свечи, опустился на колени и стал декламировать “Ропоты” Петроса Дуряна. Вначале рассказал о Дуряне, кем он был, что написал и что скончался в 21 год. Впечатление было очень сильное. Когда зажегся свет, писатели из восточных стран плакали, а остальные были сдержаны, но растроганы. После этого случая Сара на всех встречах заставляла меня читать его стихотворения.

В фильме герой рассказывает и о других своих интересных встречах. Например, он был одним из немногих друзей Арама Ильича Хачатуряна, принадлежащих к младшему поколению. Композитор не имел армянского образования, и читать и писать на армянском языке научился самостоятельно, уже в зрелом возрасте. И именно Асатуру Гюзеляну, с кем познакомился во время гастролей, писал исключительно на армянском. “Дорогой и незабываемый Асатур…”- такими словами композитор всегда начинал свои письма, обращенные к Гюзеляну, который впоследствии стал хорошим другом Дома-музея Арама Хачатуряна.

Будучи всегда рядом с маэстро во время его лондонского путешествия, А.Гюзелян был свидетелем самых разных и интересных событий, о которых рассказывает в фильме. Говорит он в картине и о своей семье — любимой жене, пианистке Вивьен, двух дочерях и трех внуках, которыми очень гордится. В фильме практически ничего не говорится о благотворительной деятельности Асатура Гюзеляна, поскольку он сам не любит об этом говорить, считает, что эта деятельность не терпит выпячивания на публику.  По его словам, как дама, которая делает макияж не для окружающих (яркий и броский), а незаметный и только для себя…


facebook twitter gplus linkedin