Сегодня таких уже не делают

15 мая, 2020  |   Автор :   |   Культура

Вся прошлая неделя прошла под сенью празднования великой даты — 75-летия Победы в Великой Отечественной войне. Мы вспоминали своих павших героев, чествовали ветеранов и гордились великим вкладом армянского народа в дело разгрома фашизма. А потому очень захотелось представить еще одного героя войны, нашего соотечественника, которого все очень хорошо знают благодаря кино и театру, но мало вспоминают на родине. Он ушел из жизни очень молодым, в 42 года, и кто знает, если бы не его ранения, полученные в годы войны, сколько бы он прожил, сколько сыграл и возможно был бы в числе тех ветеранов, перед которыми мы склоняли головы и благодарили в  эти праздничные дни.

Сегодня нам хочется вспомнить знаменитого советского актера театра и кино, Заслуженного артиста РСФСР, Лауреата Государственной премии России Павла Луспекаева. А толчком к этому послужил пост о Луспекаеве в фейсбуке одного из самых известных кинокритиков России, художественного руководителя российских программ Московского международного кинофестиваля Ирины Павловой, которая периодически публикует в своем профиле интересные материалы об известных деятелях кино и свои критические статьи.

Павел Луспекаев — сын нахичеванского армянина и донской казачки родился 20 апреля 1927 года в селе Большие Салы Мясниковского района Северо-Кавказского края. В 1943 году шестнадцатилетним подростком он ушел добровольцем на фронт.

Попал в один из партизанских отрядов, неоднократно участвовал в боевых операциях в составе партизанской разведгруппы (“опергруппа 00134”). Во время одного из боев Луспекаева тяжело ранило в руку разрывной пулей, раздробило локтевой сустав и ему чудом удалось избежать ампутации руки. В другой раз, в ходе разведывательного рейда Павлу пришлось четыре часа неподвижно пролежать на снегу: он сильно обморозил ноги, что впоследствии серьезно сказалось на его здоровье. П.Луспекаев в годы войны также служил в штабе партизанского движения 3-го Украинского фронта и был демобилизован в 1944 году.

После войны Луспекаев поступил в Высшее театральное училище имени  М.С.Щепкина (курс К.А.Зубова): он выделялся среди своих однокурсников и всегда получал “отлично” по предмету “актерское мастерство”. А потом началась его карьера в театре и кино. Вот что пишет о Павле Луспекаеве сама Ирина Павлова: “Я его никогда не видела на сцене — о чем по сей день горюю. Потому что “Не склонившие головы” и “Варвары”, “Поднятая целина” и “Горе от ума” в ленинградском БДТ, где он сыграл свои главные роли, были театральными легендами. И это именно о нем, отвечая на вопрос “понравилось ли вам что-то в нашем театре?”, Пол Скофилд сказал: “Да, у вас есть актер — совершенно гениальный… Никак не выговорю его фамилию… Лус-пе-ка-рев!”.

Его очень любил Товстоногов. “Великий и ужасный Гога”, державший театр железной рукой, был необъяснимо для многих мягок и снисходителен именно к Луспекаеву. Однажды на репетиции Луспекаев взмолился: “Ну, Георгий Александрович, ну вы же всем поправки даете, а про меня все молчите да молчите! Ну что, все настолько безнадежно?”. Гога усмехнулся: “Павлик, вы сразу все делаете правильно — вот вам и нечего править!”.

После его Ноздрева в спектакле “Мертвые души” на Ленинградском ТВ, я вообще не могу себе другого Ноздрева представить — хотя и до, и после него эту роль играли очень хорошие артисты. Но он был даже среди великих — особенный.

Он и в кино-то успел сыграть очень мало. Но все его главные роли в кино я помню наизусть: летчика из “Балтийского неба”, генерала Карраско из “Трех толстяков”, Косталмеда из “Республики ШКИД”, майора из “Зеленых цепочек”. И, конечно же, Верещагина из “Белого солнца пустыни” — его главный актерский шедевр, где он снимался уже безногим инвалидом, живущим на обезболивающих…

Он был не только великий актер — он и человек был великий… Когда-то я прорыдала всю ночь, читая его дневники, где он буквально по минутам записывал,  как он смог слезть с обезболивающих, с наркотиков, чего ему это стоило. Это был текст фантастической, запредельной безжалостности к самому себе… Я вообще не понимаю — глядя из сегодняшнего дня — как в не столь отдаленные времена в “бабью” актерскую профессию шли настоящие крутые мужики — такие, как Копелян, как Олег Борисов, как Луспекаев.

Видимо, что-то такое важное они хотели сказать миру, а не “сладкой актерской повидлы” отведать… Про “повидлу” Олег Борисов всегда говорил (и это надо было видеть выражение его лица, когда он произносил это слово).

Вот, Павел Борисович тоже был “не про повидлу”. Пацаном он ушел на фронт добровольцем, попал в партизанский отряд. Однажды был вынужден несколько часов пролежать в снегу, отморозил себе ноги. А в 40 лет ему их ампутировали. Война-таки его догнала.

Он умер, трех дней не дожив до 43 лет (а мне он всегда казался “старым”). Сегодня таких уже не делают”.


facebook twitter gplus linkedin