Кто пытается разжечь пламя межнациональной розни в Иране?

Ноябрь 13, 2015  |   Автор :   |   Регион

Азербайджан предъявляет территориальные претензии Ирану

С 8 ноября в городах иранской провинции Восточный Азербайджан — Тебризе, Урмии, Мараге, Ардебиле и других проходят массовые антиправительственные акции протеста местных азербайджанцев. Митингующие, как передают бакинские СМИ, скандируют антиправительственные лозунги и требуют “соблюдать культурные и этнические права азербайджанцев, обеспечить им свободу слова”. Поводом для новой акции подобного рода стала популярная в Иране детская телепередача Fitileh, которая идет на государственном телеканале IRIB, диалоги которой местные азербайджанцы сочли издевательскими.

Негодование иранских азербайджанцев вызвал, в частности, анимационный сюжет о том, как азербайджанский мальчик не мог понять разницу между зубной щеткой и щеткой для унитаза. Он чистил зубы туалетным ершиком и жаловался на плохой запах изо рта. Иранские азербайджанцы расценили это как выпад против азербайджанского национального меньшинства и обвинили власти в “расистской политике”. По сообщению бакинских же СМИ со ссылкой на источники среди участников акций, для разгона демонстрантов иранская полиция применила слезоточивый газ и водометы, в результате чего в Урмии, якобы, скончался один из демонстрантов, еще несколько получили травмы.

Заметим, что сообщения о данных событиях в Иране идут в основном из Баку, у мировых СМИ они особого интереса не вызвали, другие в своих публикациях ссылаются на бакинскую прессу, в достоверности сообщений которой у нас есть весомые основания сомневаться. Однако есть ряд примечательных хронологических совпадений, которые, собственно, и привлекли наше внимание к поднятому бакинскими СМИ ажиотажу вокруг данных событий в Иране.

Незадолго до того, как начать гнать волну против иранских властей, бакинские СМИ с присущим им агрессивным прискорбием сообщили о том, что “Иран захватил азербайджанское месторождение на Каспии”. Речь идет о спорном месторождении Сардар Джангал, которое, по разным оценкам, содержит от 2 до 8 млрд баррелей нефти. Эти залежи были обнаружены на шельфе Каспийского моря в северной иранской провинции Гилян в июле 2012 года. Баку тогда заявил, что это месторождение “находится между Туркменией и Азербайджаном и  не имеет никакого отношения к Ирану”. Тегеран данное заявление расценил как предъявление Азербайджаном территориальных претензий к Ирану и, категорично отвергнув какую-либо причастность к залежам Азербайджана, подчеркнул, что Сардар Джангал находится на территории Ирана и полностью принадлежит Ирану и что иранская сторона проводит на его территории исследовательские работы.

Тогда же на Каспии началась гонка вооружений. В 2012г. Баку заключил договор с Израилем стоимостью $1,6 млрд на поставку ударных беспилотников и противокорабельных ракет Gabriel, а также начал готовить морской спецназ, оснащенный сверхмалыми подводными лодками. Иран же в марте 2013г. запустил в Каспийское море первый эсминец, построенный местными кораблестроителями.

До недавнего времени стороны активных действий в этом вопросе не предпринимали. Вероятно, Тегеран сдерживала необходимость соблюдения режима санкций. Но в феврале 2015 года, в период переговоров Тегерана с “шестеркой” по “ядерной программе”, Совет директоров Иранской национальной нефтяной компании принимает решение о продолжении геологоразведки в Каспийском море и подготовке пакета инвестиционных проектов по месторождению Сардар Джангал. А несколько дней назад управляющий директор иранской компании по разведке и добыче нефти на Каспии Али Осули пообещал представить иностранным инвесторам на нефтегазовой конференции в Тегеране в конце ноября четыре проекта, связанные с месторождениями на Каспии, в том числе месторождение Сардар Джангал. “Два проекта будут касаться разведки, а два — разработки и добычи. В Баку опасаются, что “остальные три проекта тоже охватывают спорные с Азербайджаном территории”.

Обеспокоенность Азербайджана объясняется тем, что снятие с Ирана экономических и финансовых санкций США, ЕС и СБ ООН откроет перед Тегераном широчайшие перспективы освоения мирового энергетического рынка. По сути, углеводородный прорыв Азербайджана стал в свое время возможен именно благодаря стесненному санкциями положению Ирана. Выход же Тегерана на мировую энергетическую арену способен разрушить углеводородно-трубопроводные планы Баку и Анкары и привести к кардинальным геополитическим изменениям как на Ближнем Востоке, так и на Южном Кавказе.

Случайно ли совпадение двух этих событий — энергетической заявки Тегерана и массовых акций в иранской провинции Восточный Азербайджан, который в Баку именуют Южным Азербайджаном и втихаря поддерживают антииранские настроения среди местных азербайджанцев? Даже не поддерживают, а разжигают, ибо сами иранцы заверяют, что никакой проблемы под названием “Южный Азербайджан” в Иране нет. Правда, в попытках разжечь межнациональную рознь в Иране иранцы в основном усматривают “руку Запада”. Однако публикации в иранской прессе свидетельствуют о заинтересованности Турции и Азербайджана в развале Ирана.

Так, по данным Центра кавказских исследований в Иране, Турция поддерживает сепаратистскую деятельность некоторых организаций, таких, как Конгресс азербайджанцев мира и отдельных лиц, живущих и работающих в правительстве Турции, в СМИ, которые постоянно организовывают различные мероприятия, выставки, показы фильмов и приглашают антииранских деятелей, передает Iran.ru.

Иранский сайт Vatankhahan.com пишет, что Турция открыто поддерживает действующие в Иране пантюркистские группировки. Обращаясь к экономическим связям между иранской провинцией Восточный Атрпатакан и турецкими инвестиционными компаниями, а также заинтересованности турецкой стороны в вопросе развития этих отношений, автор публикации отмечает, что “из-за неосведомленности местные власти в иранской провинции приветствуют подписанные с Турцией экономические соглашения, однако необходимо отметить, что Турция стремится установить тесные связи с иранскими городами, где имеется тюркоязычное население, и распространить на этих территориях турецкую культуру. Посему нельзя допускать превращения Атрпатакана в экономическую колонию Турции”.

Официальный сайт посольства Ирана в Азербайджане в 2013г. сообщал о том, что “депутаты парламента Азербайджана на конференции в Стамбуле обсуждали вопросы, касающиеся расформирования Ирана”.

Все это не случайно, ибо Анкара не перестает искать возможности для формирования тюркской оси связи Турции со Средней Азией.

До достижения между Ираном и международной “шестеркой” — США, Великобритания, Франция, Россия, Китай и Германия — договоренности по иранской ядерной программе еще можно было строить предположения о степени реальности подобных сценариев. Сейчас вряд ли. Однако в Баку думают иначе. Депутат Милли Меджлиса Азербайджана Фазиль Мустафа полагает, что в настоящее время, когда Иран сближается с Западом, усилия азербайджанцев вряд ли дадут какой-то эффект. “Для развития национально-освободительного движения в Иране должны созреть исторические предпосылки, чего пока не заметно. Поэтому не думаю, что нынешние выступления азербайджанцев будут иметь результат. Но в любом случае, Баку должен быть готовым к любым сценариям, потому что ситуация в мире быстро меняется”, — цитирует депутата haqqin.az, по сути, подтверждая наличие у Азербайджана территориальных претензий к Ирану.


facebook twitter gplus linkedin