Есть ли в Армении беженцы?

Февраль 26, 2016  |   Автор :   |   Регион

Беженец является таковым, если этот статус закреплен за ним юридически, а не на словах. Надежда и скепсис — этими двумя словами можно охарактеризовать чувства, с которыми встретили сообщения о возможности установления перемирия в Сирии самые заинтересованные в окончании войны люди, беженцы из Сирии. Скепсис — от понимания, что перемирие, если оно, конечно, станет реальностью, это далеко не мир, а об окончательном прекращении военных действий и нормализации ситуации пока даже мечтать не приходится. Надежда же, несмотря ни на что, все-таки умирает последней, и сирийские беженцы, с тоской вспоминая “благословенную жизнь” в Сирии до войны, признаются, что очень хотели бы вернуть ее. При этом понимают, что той прежней Сирии, их Сирии, уже не будет, что именно будет — непонятно, как непонятно, смогут ли, захотят ли они “вернуться” в то, что будет.

Разговоры на эту тему велись, конечно же, с живущими в Армении сирийскими армянами.

В нашей стране обосновались от 16 до 20 тысяч сирийских армян. Это из более чем 90 тысяч бежавших из Сирии армян из некогда 110-тысячной армянской общины. Большинство сирийских армян переехали в Ливан, а также в европейские страны, США, Канаду, Австралию. В целом за пять лет войны беженцами стали, по разным данным, от 11 до 15 миллионов сирийцев.

Мои собеседники не жаловались, никого не упрекали, не попрекали и уж тем более не проклинали, как это обычно бывает. Некоторые даже демонстрировали бодрость духа и оптимизм. Но чувствовалось, как тяжело в одночасье лишившимся всего людям начинать все с нуля на новом месте, в другой стране, даже если эта страна — их историческая родина. Основные проблемы — жилье и трудоустройство. Соответственно, устроились по-разному, кому как удалось. Сирийские армяне, как и армяне вообще, — трудолюбивы, работы не боятся, лишь бы была. Некоторым удалось запустить бизнес-проекты, другим — просто найти ту или иную работу. При поддержке Министерства диаспоры и Министерства труда и социальных вопросов работой были обеспеченны около 1,5 тысяч сирийских армян, около 150 беженцам государство предоставило кредиты на общую сумму $1,5 млн с 4%  годовой ставкой на развитие своего бизнеса.

С жильем сложнее. В основном арендуют квартиры. Правительство Армении помогает компенсацией аренды. Однако мера эта действует для социально необеспеченных. По словам министра диаспоры РА Грануш Акопян, около 800 семей сирийских армян ежемесячно получают сумму размером в $200 на аренду жилья. А вот проект строительства квартала “Новый Алеппо” в Аштараке, к сожалению, так и остался на бумаге. Нет финансов.

На прошедшей в среду в Ереване рабочей конференции “От гуманитарной реакции до стабильных решений” отмечалось, что международное сообщество оказывает недостаточно внимания проблемам осевших в Армении сирийских беженцев. На это, в частности, посетовала министр диаспоры РА Грануш Акопян, отметив, что международные структуры и европейские государства не оказывают Армении помощи в вопросе сирийских беженцев. Исключение составляют Россия, Австрия и Кувейт.

Армения, по словам министра, не получила ни копейки ни из 5 млрд евро, выделенных на решение проблем с беженцами в различных государствах Евросоюзом, ни из 5 млрд долларов, выделенных Соединенными Штатами. Еинственной помощью, которую Армения получает от международных структур и государств, является скромный бюджет офиса ООН в Армении. И это в то время, как, по данным британского издания The Economist, Армения — третья по счету после Германии и Швеции страна в списке европейских государств, принявших наибольшее число сирийских беженцев. “Если рассматривать данный показатель по численности населения, то Армения находится на первом месте, ибо на каждую тысячу немцев приходится  один-два беженца, а в Армении — пять-шесть”, — подчеркнула министр.

Всецело разделяя выраженное г-жой Акопян недоумение, я в то же время хочу обратить внимание на то обстоятельство, что основная часть прибывших в Армению из Сирии армян получила тут статус не беженца, а репатрианта, который предоставляется  и регулируется в соответствии с Законом РА о репатриации. Ведь сама г-жа министр сразу после начала конфликта в Сирии и появления оттуда первых беженцев-армян заявила, что они не беженцы, т.к. они вернулись на свою историческую родину, и, естественно, они считаются репатриантами. Должно ли международное сообщество оказывать помощь репатриантам? Беженец является таковым, если этот статус закреплен за ним юридически, а не на словах. Везде и всюду бежавших из Сирии из-за идущей там гражданской войны людей, независимо от их национальности, считают беженцами. А у нас — репатриантами. Так стоит ли удивляться тому, что большие финансовые потоки, которые могли бы быть направлены на решение проблем прибывших в Армению из Сирии армян в случае признания их беженцами, обходят Армению стороной. Если прибывшие в Армению сирийские армяне считаются репатриантами, то ответственность за частичное решение их проблем лежит на армянских властях, а не на международных структурах.

Более того, возможности самих сирийских армян, получивших статус репатрианта, оказываются сильно суженными, поскольку статус репатрианта более ограниченный, чем статус беженца. А, не получая в Армении статуса беженца, эти люди, вернувшись в Сирию после нормализации ситуации, и там будут лишены права пользоваться возможностями, предоставляемыми статусом беженца.

Так или иначе, но по вопросу помощи сирийским беженцам Ереван намерен обратиться в международные структуры, тем более, что поток сирийских беженцев в Армению растет, по словам Грануш Акопян, после каждой крупной бомбежки в Сирии. В Ереване надеются, что свою роль сыграет тот факт, что недавно, как сообщил замминистра иностранных дел РА Ашот Овакимян, Армения стала членом Исполнительного комитета офиса Комиссара ООН по вопросам беженцев, и это, по его словам, очень важная платформа для нашей страны.

Платформа действительно очень важная, потому что в Армении и в Арцахе осели не только сирийские беженцы, но и беженцы из Азербайджана. Об армянских беженцах из Азербайджана у нас вообще вспоминают лишь от даты к дате — в январе в связи с очередной годовщиной погромов в Баку, в феврале, как раз в эти дни, — в связи с сумгаитской резней и т.д. А ведь эти люди стали первой жертвой азербайджано-арцахского конфликта. Ведь начавшиеся в феврале 1988г. чудовищные по своей жестокости этнические чистки и акты геноцида в отношении армянского населения в Азербайджане стали ответом азербайджанских властей на мирное обращение Верховного Совета тогда Нагорно-Карабахской автономной области к соответствующим структурам СССР, Азербайджанской и Армянской ССР с просьбой рассмотреть вопрос о выходе НКАО из состава Азербайджана и вхождение в состав Армении. “Сумаит”, “кировабад”, “баку” — зверские армянские погромы шли по всей территории Азербайджана с 1988 по1990 год. Параллельно шла не менее чудовищная по своей жестокости деармянизация Шаумяна и Геташена. Потом была печально известная операция “Кольцо”, потом — широкомасштабная военная агрессия Азербайджана против Арцаха и Армении…

В те годы Армения приняла около 400 тысяч из более чем полумиллиона бежавших из Азербайджана армян. Какое место в Европе и в мире заняла бы Армения в списке принявших беженцев стран, если сосчитать всех бежавших в нашу страну беженцев — из Азербайджана, Сирии, Ирака? Почему на конференции “От гуманитарной реакции до стабильных решений” никто об армянских беженцах из Азербайджана не вспомнил? Они не испарились, не исчезли. Большая часть уехала, не сумев обсутроиться в нашей стране. Оставшиеся же в Армении и Арцахе живут в тяжелейших, часто жутчайших условиях.

Ну и что, что конференция была посвящена сирийским беженцам. Я глубоко убеждена, что при проведении подобной конференции в Азербайджане там не преминули бы напомнить представителям международного сообщества о своих беженцах и внутриперемещенных лицах. У нас их не меньше. То обстоятельство, что большинство из них отказалось от статуса беженца, к сожалению, по большей части по принуждению, и приняло гражданство Армении, не означает, что беженцев в нашей стране нет. Все азербайджанские беженцы и ВПЛ имеют гражданство Азербайджана, но Баку денно и нощно вопит о них, выбивая из международного сообщества не только финансы, но и политические дивиденды в вопросе Арцаха.

Наше же молчание и описанные выше шаги расцениваются как отсутствие в Армении беженцев…

 


facebook twitter gplus linkedin