Карабах никогда не может быть в составе Азербайджана

Апрель 15, 2016  |   Автор :   |   Регион

Вечером 13 апреля министр иностранных дел РА Эдвард Налбандян был гостем очередной передачи цикла “Общественная повестка” Общественной телекомпании.

На вопрос, зачем, по его мнению, началось все это (имеется в виду 4-дневная война, развязанная Азербайджаном в отношении Нагорно-Карабахской Республики), глава внешнеполитического ведомства ответил: главное объяснение в том, что Азербайджан потерпел провал в переговорном процессе. В свое время потерпел поражение на поле боя, попытался достичь успеха посредством переговоров, но также неудачно.

“Я вообще не любитель говорить об успехах или дипломатических провалах, но бывают случаи, когда некоторые скобки нужно раскрыть. Что, если не провал, когда все мировое сообщество и представляющие его страны-сопредседатели говорят об известных трех принципах — неприменения силы и угрозы силы, праве на самоопределение и территориальной целостности, Азербайджан же — лишь об одном из них”, — сказал господин Налбандян, напомнив, что несколько дней назад, будучи в Ереване, сопредседатели вновь подтвердили три этих принципа, как основу переговорного процесса и урегулирорвания проблемы. А на следующий день вся азербайджанская пресса пестрела заголовками о том, что сопредседатели, якобы, поддержали  принцип территориальной целостности как основу переговорного процесса и угерулирования.

Министр ИД РА не считает это успехом Азербайджана, который любой ценой стремится избежать ссылок на пять заявлений глав государств-сопредседателей МГ ОБСЕ — документов,  принятых по урегулированию проблемы на уровне президентов.

Провалом Азербайджана считает глава внешнеполитического ведомства и отказ Азербайджана выработать механизм расследования инцидентов, который предлагает не только Минская группа ОБСЕ, но и ООН, Евросоюз, различные международные структуры, а Азербайджан упрямо делает вид, что ничего такого не существует.

Коснувшись критики, звучащей в адрес сопредседателей МГ ОБСЕ, в том плане, что они не всегда делают адресные заявления, господин Налбандян напомнил, что в прошлом году прозвучало три совершенно четких заявления, адресованных Азербайджану, в которых содержался призыв подтвердить обязательство урегулировать проблему исключительно мирным переговорным путем. Однако Азербайджан “не услышал” и этот призыв.  Это перечисление можно продолжать долго.

Провалом Азербайджана считает господин Налбандян также то, что в Казани, фактически, было совершено отступление от достигнутых ранее договоренностей. И перечень фактов, когда Азербайджан отступал от достигнутых договоренностей, можно продолжать и продолжать.

“Долгие годы Азербайджан озвучивал угрозы, долгие годы все выступали с призывами уважать режим прекращения огня, майское соглашение 1994 года и соглашение 1995 года об укреплении режима прекращения огня. И, невзирая на это, Азербайджан  делал вид, будто его это не касается. Ныне же прибег к более широкомасштабным действиям. Думаю, для всех очевидно, кто начал эти действия. В любом случае, в беседах с моими коллегами ни у кого не возникает сомнения, что именно Азербайджан развязал эти действия, — сказал глава МИД РА, отметив, что Азербайджан и на этот раз не достиг поставленной цели решить проблему военным путем. — Думаю, Азербайджан не добился ни минимума, ни максимум поставленных целей. И сейчас будет вынужден вернуться за стол переговоров. А для переговоров нужны условия, к этому направлены усилия сопредседателей”.

Коснувшись задержки реакции мирового сообщества на возобновление в Арцахе широкомасштабных боевых действий, господин Налбандян  отметил, что Азербайджан постоянно твердил, что возобновит боевые действия, вечно устраивал провокации, и в сложившейся ситуации многим поначалу казалось, что это может быть очередной провокацией, не все ожидали действий подобного масштаба.

“Конечно, получив первые сведения, была необходимость определенного анализа — нужно было выслушать обе стороны, сопоставить информацию, иметь информацию и из других источников, чтобы, сопоставив все, делать какие-либо заключения, выступать с заявлениями. Полагаю, заявления начали звучать достаточно оперативно, — сказал господин Налбандян. —  Озабоченность очень велика. И международные структуры, и страны-сопредседатели МГ ОБСЕ  следят, чтобы ситуация не только не дестабилизировалась еще больше, но и за созданием соответствующих условий для того, чтобы стало возможным продолжить переговорный процесс”.

Министр ИД Азербайджана заявил, что о возобновлении боевых действий            узнал от третьих лиц. Возможно ли это? Коснувшись данного вопроса, министр ИД Армении заявил, что это не первый случай, когда высокопоставленные чиновники Азербайджана заявляют, что не были в курсе важных событий.  Тут либо правая рука не ведает, что творит левая, либо же делают вид, что не знают.

Коснувшись нейтральных или не благоприятных для Армении заявлений некоторых наших стран-партнеров, глава внешнеполитического ведомства сказал следующее: “Если имеете в виду страны-члены ЕАЭС, то не следует преувеличивать — между странами ЕС тоже не всегда есть полное согласие, не всегда делаются заявления или демонстрируются позиции, которые должны нравиться другим странам-членам.  ЕАЭС — экономическая структура, у каждого члена которой свои интересы и приоритеты. И мнения могут высказываться соответствующие.  При этом нет органа, координирующего позиции во внешней политике, что имеется в ОДКБ. Но даже и здесь подобные вещи бывают. И в этом причина, что от саммита к саммиту, от одной встречи министров ИД до другой мы постоянно поднимали этот вопрос, и не только мы, но и секретариат, и другие страны. Вскоре планируется провести у нас  встречу министров ИД стран ОДКБ, и думаю, вопрос этот вновь будет поднят”.

Коснувшись вопроса ведущего о том, что в заявлениях, озвученных в последние дни высшим руководством нашего стратегического союзника РФ очевидно просматривается уравнивание отношений с Арменией и Азербайджаном в плане содержания и глубины, что вызвало достаточно большое недовольство в обществе, господин Налбандян отметил: “Не в Азербайджне дислоцируется российская военная база, не Азербайджан член ОДКБ, у Армении, а не у Азербайджана, десятки соглашений в оборонной и военно-промышленной сфере. Не Азербайджан подписал с Россией известный “5-й протокол”. Это перечисление можно было бы продолжить.  Я знаю, что в обществе стала предметом острых дискуссий продажа Россией Азербайджану оружия. Есть мнение, что это бизнес. Не знаю, принять или нет этот довод, но в действительности армяно-российские отношения не упираются в бизнес”, — отметил министр, добавив, что Армения и Россия союзники не только на словах, но для этого существуют договорно-правовые основы. “Это очевидно, не тайна ни для кого, в том числе для Азербайджана”, — отметил министр.

В определенных кругах общества в связи с последними событиями очерчивается вопрос, связанный с членством нашей страны в ЕАЭС. Логика следующая: двое из наших партнеров, Беларусь и Казахстан, демонстрируют неоднозначную позицию  в связи с последними развитиями. Россия продает оружие нашему врагу. Зачем же в таких условиях оставаться в составе союза? Евразийский экономический союз — структура экономическая. Решения в ней странами принимаются  на основе консенсуса. Без согласия всех стран какое-либо решение в ней принять невозможно. Армения имеет полное право высказывать свое мнение, и ни одно решение не может быть принято без учета нашего мнения. Те же самые страны являются также членами ОДКБ (там совершенно иная история), где необходимо проявлять более согласованные подходы в вопросах внешней политики.  Особенно когда речь идет о Карабахе — в рамках ОДКБ неоднократно звучали заявления, принимались решения, в которых четко обозначены подходы, позиции стран-членов ОДКБ относительно урегулирования проблемы.  Речь идет о содействии усилиям стран-сопредседателей МГ ОБСЕ, исключительно мирном урегулировании проблемы на основе известных трех принципов, сказал Эдвард Налбандян, добавив, что “если одна из стран-членов отступает или выражает иную позицию, то мы напоминаем о наличии принятых на уровне президентов консенсусных подходов, на основе которых даже даны поручения послам государств-членов действовать на основе их с учетом вышеуказанных подходов.

“Если речь идет о военно-политических вопросах, то да: ОДКБ — военно-политический союз и эти вопросы могут обсуждаться в данных рамках. В ЕАЭС мы при надобности высказываемся об этом”.

Коснувшись появления на столе переговоров нового документа, не слишком выгодного для Армении, господин Налбандян заметил: “Говорить, что он не слишком выгоден для нас, но Азербайджан вынужденно развязал боевые действия — звучит несколько странно. Это дилетантизм. Документы, по которым не удалось добиться прогресса, передаются на хранение в центральный офис ОБСЕ в Вене. Документ, пока не переданный на хранение — казанский. Все остальные комментарии излишни”. По его словам, есть разные идеи, но нет необходимости изобретать велосипед — главное, что Карабах никогда не может быть в составе Азербайджана. Эта мысль проходит красной нитью во всех документах.

Господин Налбандян также заявил, что армянской стороной начат процесс представления мировому сообществу фактов проявления крайне варварского отношения азербайджанской стороной в ходе боевых действий и привлечения ее к ответственности. Документы уже представлены в офис Верховного комиссара ООН по правам человека, и процесс будет продолжен.

Отвечая на вопрос  о целесообразности  продолжать переговоры, при том, что одна из сторон пытается превратить их в фарс, министр напомнил, что все международное  сообщество призывает вернуться за стол переговоров. “Ни война, ни военные действия вопрос не могут решить. История свидетельствует, что после войн стороны, иногда ухудшив позиции, возвращаются за стол переговоров. Думаю, никому не нужна новая война. Надо пытаться путем переговоров найти путь к урегулированию”, — отметил министр.


facebook twitter gplus linkedin