Все возвращается на круги своя: Баку послал венские договоренности в мусорную корзину

Май 20, 2016  |   Автор :   |   Регион

Спустя лишь сутки после встречи президентов Армении и Азербайджана в Вене официальный Баку отрекся от достигнутых в австрийской столице договоренностей.

Заместитель руководителя администрации президента Азербайджана, заведующий отделом по внешним связям Новруз Мамедов в интервью ANS заявил, комментируя заявление сопредседателей по поводу расширения полномочий офиса Личного представителя действующего председателя ОБСЕ, что “существенных изменений в полномочиях Анджея Каспшика быть не может”. “Указанное там является позицией Минской группы, мы же по этому поводу не брали обязательств”, — подчеркнул он.

Этой фразой Мамедов, кстати, одетый в пиджак, на котором красуется значок в виде подписи Кемаля Ататюрка, перечеркнул предшествующий ей пассаж о том, что на встрече в Вене Азербайджан-де дал согласие на укрепление режима прекращения огня для продолжения будущих переговоров. Ведь стремление международных посредников расширить миссию Личного представителя действующего председателя ОБСЕ обусловленно именно намерением укрепить режим прекращения огня. Как неоднократно заявлял сам Анджей Каспшик, с 6-ю полевыми помощниками он бессилен в деле серьезного мониторинга линии соприкосновения.

Хотя, положа руку на сердце, не представляю, что на практике может дать расширение миссии г-на Каспшика. К примеру, число мониторинговой миссии ОБСЕ в Донбассе достигает 350 человек, однако мира на эту землю сей факт не принес. Сильно сомнительна и эффективность мониторинга с применением спецсредств, а в Украине это тоже имеет место. Мониторинг режима прекращения огня может быть эффективным только в том случае, если за выявлением нарушителя последуют не просто адресные заявления в его адрес, но и будут предприняты меры наказания. Лично я не представляю, кто и как будет наказывать, скажем, Азербайджан. Смогут ли, захотят ли? Вопросов множество.

Но в данной ситуации важно то, что Баку избегает малейшего контроля за своими телодвижениями на линии соприкосновения. А это значит, что никакого укрепления режима прекращения огня не будет. Азербайджан не намерен отказываться от идеи применения силы для разрешения конфликта по собственному сценарию, то бишь он готовится к войне. Соответственно, и нам надо быть готовыми к войне по принуждению не на шутку обнаглевшего противника к миру.

МИД Армении в комментарии заявления Мамедова был краток: Ереван рассматривает в качестве основы принятое в Вене заявление стран-сопредседателей МГ ОБСЕ о полномочиях Личного представителя действующего председателя ОБСЕ Каспшика.

Сами сопредседатели, целые сутки пребывавшие в эйфории от итогов венской встречи, вообще по этому поводу не высказались. Видимо, не хотят терять кайф от предоставившегося им повода для “сдержанного оптимизма”. Действующий председатель ОБСЕ, министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер заявляет: “Мы продолжим усилия по внедрению механизма расследований. Мы также проведем работу по расширению команды личного представителя, Анджея Каспшика”. Посмотрим.

В принципе международные посредники действительно заинтересованы в укреплении режима прекращения огня, ибо возобновление широкомасштабных военных действий чревато не только вовлечением в них региональных держав, в частности, Турции, России, Ирана, но и несет угрозу нефте- и газопроводам. “Конфликт беспокоит международное сообщество отчасти потому, что может привести к нестабильности в регионе, который служит в качестве коридора для трубопроводов, поставляющих нефть и газ на мировые рынки”, — отмечает Reuters.

Неспроста буквально за пару дней до венской встречи Баку срочно организовал встречу министров обороны Азербайджана, Турции и Грузии, на которой обсуждался вопрос обеспечения безопасности нефтегазопроводов и, по словам турецкого министра Исмета Йылмаза, “было получено согласие на этот счет”. Кроме того, идет борьба за реализацию проекта газопровода по доставке туркменского газа в Европу. Переговоры по этому вопросу Ашхабад и Брюссель проводят с 2011 года. Азербайджанский проект “Южный газовый коридор”, включающий и проект Транскаспийского газопровода, является приоритетом для ЕС. Его поддерживают США. Против выступают Россия и Иран.

Москва заявила, что односторонние решения по строительству трубопроводов в Каспийском море недопустимы, что “прокладку магистральных трубопроводов в уникальном во всех смыслах водоеме, каковым является Каспий, нужно рассматривать, прежде всего, сквозь призму экологии и только затем под углом зрения экономики” и что “решения по столь масштабным проектам должны приниматься при участии всех прикаспийских государств”.

Надо сказать, что азербайджано-грузино-турецкая встреча министров обороны нарочито демонстративно была проведена в Габале, откуда несколько лет назад Азербайджан вынудил уйти российских военных, обслуживавших Габалинскую РЛС. Не менее демонстративно Азербайджан был приглашен принять участие в стартовавших в Грузии учениях НАТО Noble Partner — 2016 (“Достойный партнер — 2016”), которые МИД России расценил как “последовательное “освоение” натовскими военными грузинской территории как провокационный шаг, нацеленный на сознательное раскачивание военно-политической обстановки в Закавказском регионе”.

Это, однако, не мешает, а то и подстегивает раскрутку в Москве, в основном на экспертном уровне, идеи возможного в перспективе вступления Грузии и Азербайджана в Евразийский экономический союз, что в данном контексте больше походит на зондаж и торг. Какие условия в этом торге будет выставлять (или уже выставляет) Баку, думается, объяснять излишне.

На этом фоне крайне интересен факт обсуждения 17 мая президентом РФ Владимиром Путиным с постоянными членами Совета безопасности РФ в числе прочих вопросов хода нагорно-карабахского урегулирования в контексте встречи президентов Армении и Азербайджана в Вене с последовавшим 18 мая визитом в Баку вице-премьера РФ Дмитрия Рогозина. Тем более, что Баку после Вены вновь ввел в обращение так называемый “план Лаврова”.

“Я согласен с оценкой главы МИД России Сергея Лаврова, что проведенные накануне переговоры по нагорно-карабахскому конфликту создают хорошие возможности для начала субстантивных переговоров на основе известного поэтапного подхода”, — заявил министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров, комментируя итоги переговоров в Вене.

Надо сказать, Лавров по завершении консультаций в Вене выразился довольно туманно.

“Компромисс возможен всегда. По крайней мере, если бы такой возможности не было, то РФ, США и Франция перестали бы этим заниматься. Мы нацелены на то, чтобы довести дело до завершения, чтобы начать двигаться вперед к полному урегулированию конфликта. Наверное, с учетом достаточно напряженной ситуации между сторонами, это придется делать поэтапно. И возможности согласования параметров первого этапа урегулирования — они есть. Они были сформулированы в рамках российского посредничества, которое действовало в русле общих подходов сопредседателей, и которое получило поддержку наших французских и американских партнеров”. По мнению главы МИД РФ, есть основания полагать, что “армянские и азербайджанские переговорщики будут настроены на то, чтобы компромиссы формулировать, и мы будем всячески этому способствовать”.

Позднее глава МИД Армении Эдвард Налбандян на просьбу агентства “Интерфакс” прокомментировать “предложение С.В.Лаврова о поэтапном урегулировании нагорно-карабахского конфликта”, заметил: “Мой российский коллега неоднократно лично пояснял, что нет никакого документа, предложений Лаврова. Он неоднократно подчеркивал, что обмен мнениями происходит на уровне размышлений, на уровне формулирования идей, на уровне поиска развязок. За последние годы, на всех этапах переговорного процесса, в том числе на этапах обмена мнениями, нет никаких сомнений, что подход всегда был и остается тем же, и об этом мы неоднократно говорили, об этом говорили и сопредседатели, в том числе и Лавров — урегулирование должно быть пакетным, с поэтапной имплементацией”.

Судя по всему, Азербайджан вновь пытается представить ситуацию в выгодном для себя свете. И возможные переговоры президентов Армении и Азербайджана в июне, как полагает заместитель директора Института Кавказа, политолог Сергей Минасян, столкнутся с препятствиями — слишком велики разногласия сторон. Он также считает, что оптимизм вокруг договоренностей в Вене преувеличен. Он считает, что есть небольшие подвижки в переговорном процессе, которые выражаются в готовности сторон внедрить механизмы расследования инцидентов и расширении команды личного представителя действующего председателя ОБСЕ. Однако даже если в кратчайшие сроки, а именно в ближайшие недели, удастся внедрить эти механизмы, то все равно переговоры глав Армении и Азербайджана в июне столкнутся с препятствиями, ибо Баку ожидает односторонних уступок от армянских сторон, но ни Ереван, ни Степанакерт на эти уступки идти, по словам Минасяна, не собираются.

Эксперт убежден, что приоритетом для Армении на переговорах на сегодняшний день должен стать вопрос определения статуса Арцаха. Это, по его мнению, позволит в какой-то мере обеспечить гарантии безопасности.

Исходя же из заявлений Баку после встречи в Вене, Минасян прогнозирует в недалеком будущем в зоне азербайджано-арцахского конфликта новый этап эскалации. “Апрельские события усилили военные настроения в азербайджанском обществе и у руководства страны, они все более убеждены, что этот вопрос должен быть решен силовым путем”, — считает эксперт.

 


facebook twitter gplus linkedin