Открытое вмешательство Турции чревато окончательной интернационализацией конфликта

23 октября, 2020  |   Автор :   |   Регион

По мере того, как солидные члены мирового сообщества в лице отдельных государств и международных организаций все более активизируют дипломатические усилия, направленные на прекращение военных действий в зоне Нагорно-Карабахского конфликта, выступают с призывами остановить кровопролитие, ищут способов добиться соблюдения режима перемирия и вернуть стороны за стол переговоров, Турция не упускает даже малейшей возможности подлить масла в огонь полыхающей на Южном Кавказе войны.

Вице-президент Турции Фуат Октай, выступая в минувшую среду в эфире CNN Turk заявил, что Турция “без колебаний” готова отправить солдат в зону азербайджано-арцахского военного конфликта, чтобы оказать военную помощь Азербайджану. Оговорив, правда, что такого запроса Анкара пока от Баку не получала, Октай в очередной раз повторил все главные постулаты турецкой риторики: обвинил Минскую группу ОБСЕ и ее сопредседателей — Францию, Россию и США — в несостоятельности, предвзятости и военно-политической поддержке Армении, предрек неминуемый провал любым попыткам возобновить мирные переговоры по Нагорному Карабаху в прежнем формате и безапелляционно настаивал на участии Турции в решении конфликта.   

Российский политолог Андрей Арешев считает прозвучавшие высказывания Фуата Октая очередной иллюстрацией проводимой Турцией экспансионистской политики.

— Заявления вице-президента Турции не стали неожиданностью, потому что Турция давно и целенаправленно ищет повод для продвижения своих интересов в различных регионах мира. В частности, известна оккупация Турцией северной и северо-западной частей Сирии, а в начале этого года турецкий парламент принял решение о переброске воинских формирований своей страны в Ливию, где они сражаются, как мы знаем, на стороне одной из противоборствующих группировок.

Что касается Нагорного Карабаха, то Турция никогда не скрывала своей заинтересованности в военном решении этого конфликта.

Как мы помним, еще более ста лет назад, уже на закате Османской Империи, турки попробовали войти в Карабах, но, к счастью, долго там не задержались, — сказал Андрей Арешев в интервью “РА”.

— Совсем недавно и Анкара, и Баку в унисон пытались всеми правдами-неправдами убеждать весь мир, что турецкое вмешательство ограничивается лишь духовной поддержкой, основанной на “этническом братстве”. Теперь же прозвучало откровенное и однозначное утверждение высокопоставленного турецкого политика о готовности непосредственного военного вмешательства в конфликт. Что это — смена риторики? Как может повлиять на конфигурацию конфликта открытое вмешательство Турции?

— На мой взгляд, речь идет о легализации и возможно расширении де-факто присутствия турецких инструкторов и различных вспомогательных соединений, которые уже присутствуют и активно пытаются переломить ситуацию на фронте в пользу Азербайджана.

Например, судя по некоторым видео, которые циркулируют в социальных сетях, на занимаемых азербайджанскими силами территориях мы видим не только флаги этой страны, но и флаги Турции. Это само по себе свидетельствует о многом.

Что касается стратегических последствий выхода Турции не только в Карабах, но и к Каспийскому морю (мне кажется, об этом тоже не следует забывать), то это чревато действительно окончательной интернационализацией конфликта, потому что едва ли подобного рода присутствие может быть позитивно воспринято Российской Федерацией и Исламской Республикой Иран.

Мы уже видим, что ситуация с боевиками, перебрасываемыми из различных регионов мира в Нагорный Карабах, вызывает серьезную обеспокоенность Москвы и Тегерана. Я думаю, что в случае реализации подобного рода заявлений турецких политиков, реакция будет достаточно последовательной и адекватной возникающим вызовам.

И еще мне хотелось бы обратить внимание на то, что это заявление турецкого вице-президента свидетельствует о неуспехе азербайджанского наступления, потому что вот уже скоро месяц мы наблюдаем эту развязанную бакинским режимом бойню и выясняется, что несмотря на то многократное преимущество, которое они создают на многих направлениях своей атаки, оказывается, этого мало и необходимо еще большее вмешательство Турции. Мне кажется это достаточно показательно.

— Вчерашнее заявление Фуата Октая прозвучало немногим позже заявления Генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга, который после встречи с президентом Армении Арменом Саркисяном в Брюсселе высказал озабоченность продолжающимися нарушениями перемирия, подчеркнул, что “для НАТО и для международной безопасности важно, чтобы боевые действия были прекращены”, а также призвал Армению и Азербайджан возобновить переговоры, особо отметив важность усилий сопредседателей Минской группы ОБСЕ. И, к тому же, немаловажно, что Столтенберг в своем заявлении напомнил, что “НАТО не является частью этого конфликта”. Что же получается? Генсек НАТО требует прекратить войну, к которой Альянс не имеет отношения, а страна-член НАТО собирается посылать на эту войну свое обученное в Альянсе и вооруженное им войско?

— Мне кажется, что здесь возможна прямая связь, потому что Турция остается членом НАТО и, я думаю, что она не стремится каким-то образом терять связи с этим Альянсом. Но тем не менее, мы знаем, что она проводит достаточно самостоятельную политику. Что касается заявлений господина Столтенберга, мне кажется, что было бы более эффективно, если бы эти заявления были подкреплены сворачиванием военно-технического сотрудничества отдельных стран НАТО и компаний, входящих в страны НАТО, с Турцией, ведущей откровенно агрессивную войну, которая вызывает осуждение даже со стороны ее ближайших союзников. Как говорится, слова — хорошо, но необходимо подкреплять их конкретными делами.

— Такая настойчивость Турции остаться в зоне Нагорно-Карабахского конфликта… Как Вы считаете, каким образом она связана с далеко идущими планами Турции в аспекте экономической перекройки региона, в частности, со стремлением взять под свой контроль энергетические инфраструктуры, идущие в Европу?

— Безусловно, геополитическая экспансия идет рука об руку с экономической мотивацией, с необходимостью поиска внешних рынков и обретения дополнительных рычагов давления на страны, являющиеся основными экономическими партнерами Турции. Таковыми, как мы прекрасно понимаем, являются сейчас прежде всего европейские страны. Особенно в условиях того экономического бойкота, который объявляют Турецкой Республике многие арабские страны. В частности, Саудовская Аравия, немало обеспокоенная, насколько я могу судить, ростом экспансионистских устремлений Анкары.

В одном из своих выступлений премьер-министр Армении Никол Пашинян сравнил Эрдогана с небезызвестным немецким политиком середины двадцатого века, деятельность которого ввергла Европу, да и весь мир, как мы знаем, в мировую войну. Мне кажется, что еще не поздно путем эффективных дипломатических коалиций, направленных на сдерживание подобного рода экспансионизма, предотвратить наихудший сценарий.


facebook twitter gplus linkedin