Камо грядеши, культура?

Январь 11, 2019  |   Автор :   |   Культура

Новые времена — новые веяния. Последние не всегда воспринимаются однозначно, тем более, когда идет ломка старого, а четкое понимание того, как будем строить новое, пока не сформировано. Сегодня среди прочих важнейших вопросов, стоящих на постреволюционной и актуальной повестке дня — оптимизация госуправления, в рамках которой планируется сокращение ряда министерств страны. В частности, реформирование не обойдет стороной и один из самых важных и нужных органов государственного управления — Министерство культуры. Его планируется объединить под крышей  Министерства образования и науки РА, вместе с Министерством спорта и по делам молодежи. Как это решение отразится на сфере культуры — сказать сложно.

Это решение нового правительства вызвало очень серьезные дебаты как среди профессионального сообщества, экспертов, так и армянской общественности. Начались митинги протестов сотрудников министерств, перед которыми замаячила перспектива безработицы, а многие специалисты сферы стали высказывать свою точку зрения по данному вопросу. На данный момент прогнозировать что-либо — дело неблагодарное, поскольку неясна новая модель управления культурой и будущие приоритеты культурной политики. Но тема эта серьезная, а потому нужно прислушаться ко всем мнениям, проанализировать возможные риски, плюсы и минусы и постараться не навредить всем важным сферам, которые планируется собрать под одной крышей. По убеждению заместителя начальника Управления культурного наследия и народных ремесел Министерства культуры РА Ерануи Маргарян, объединение трех министерств в одно “суперминистерство” создаст ситуацию, в результате которой сливаются три самых уязвимых сферы: в прошлом имевшие как проблемы, так и достижения, в объединенном формате они столкнутся с новыми вызовами и трудностями.

“В первом десятилетии независимости культурная политика была направлена на то, чтобы сохранить доставшиеся нам в наследство культурные инфраструктуры, а в течение последних нескольких лет мы только начали становиться на ноги и конкретизировать нашу культурную политику”, — подчеркнула  Ерануи Маргарян.

А вот эксперт по управлению Сероб Антинян  говорит, что до претворения в жизнь этого решения “нужно было провести глубокие обсуждения со специалистами: каким образом будет проходить оптимизация, чтобы не нанести вреда нашей государственности”.

В свою очередь, многие деятели культуры и искусства, кстати, с большим воодушевлением принявшие “бархатную революцию” в нашей стране, сейчас недоумевают и переживают по поводу туманных и неясных перспектив дальнейшего развития сферы культуры, у которой и без этого хватало проблем. Что будет с ее финансированием, непринятыми законами о театре и кино, сферой охраны памятников… Вопросов очень много, и люди ждут на них ответы. И, кстати: мы всегда позиционировали себя как страну с многовековой историей, культурой и традициями (и так оно и есть), а потому очень многие представители интеллигенции восприняли решение о реформировании минкульта как “личное оскорбление”, нанесенное    именно нашей истории и культуре и весьма приятное для наших соседей. Даже припомнили старый анекдот Армянского радио, у которого спрашивают, почему у не морской Армении есть министерство морского флота. Ответ, как вы помните, был такой: “Ну и что, вот в Азербайджане же есть министерство культуры”…

Кстати, в этом контексте, историк и эксперт по памятникам Самвел Карапетян считает, что возможное сокращение Министерства культуры Армении вызовет серьезные проблемы как раз в свете конфликта с двумя нашими соседями. По его словам, ведомство — Министерство культуры Армении — опорный орган государства и его роль очень важна: тут нужно принимать во внимание и акты вандализма по отношению к армянским памятникам на территории не дружественных нам соседних государств, и постоянное присвоение ими нашей культуры, искажение истории и т.д.  Другой эксперт, руководитель Агентства по охране памятников истории и культуры Министерства культуры РА Армен Аброян, считает неправильной передачу сферы охраны памятников под юрисдикцию Комитета по градостроительству (согласно новому циркулирующему проекту закона о структурных изменениях в правительстве). Градостроительный комитет по своему статусу не является членом правительства и не имеет полномочий разрабатывать политику в данной сфере. Да и его градостроительные функции не имеют никакого отношения к сфере охраны памятников. Армен Аброян также подчеркнул, что 80% правовых нарушений в области архитектурных проектов, реконструкций и пр. приходится на градостроительную деятельность и строительные вмешательства. “Я надеюсь, что с учетом мнения нашего и других ведомств, законопроект будет пересмотрен, доработан и получит новую редакцию”, — отметил А.Аброян. Похожая позиция и у директора Института археологии и этнографии НАН РА Павла Аветисяна, отмечающего, что здесь нужна единая структура, занимающаяся охраной, популяризацией, архивацией и прочими важными функциями в области сохранения историко-культурного наследия. Большинство недвижимых памятников историко-культурного наследия не имеют никакого отношения к градостроительной сфере, а градостроительные программы — антагонисты охране памятников.  “Должна создаться такая ситуация, чтобы люди, занимающиеся охраной памятников, были противовесом тому, что называется градостроительством”, — говорит П.Аветисян.

Мы представили лишь ряд проблем и вопросов, озвученных специалистами по поводу возможной оптимизации минкульта, и будем возвращаться к этой теме. При этом надо понимать, что наличие или отсутствие культурного ведомства еще не является залогом трепетного и грамотного отношения к культуре государства и его граждан. Культура — это не только памятники архитектуры, искусство, наше древнее наследие, но и чистота улиц и бережное отношение ко всему, что нас окружает. И пока мы продолжаем плеваться, бросать окурки и прочий мусор на улицах, бездумно застраивать город, уничтожая его прежний облик, вырубать деревья, награждать бесталанных “мастеров” культуры званиями и медалями, снимать низкопробные сериалы и передачи и пр., будь у нас хоть десять министерств культуры, мы, как говорилось в известной комедии Гайдая, не сможем бороться за “звание дома высокой культуры и быта”. Тут нужно начать меняться и самим — менять образ мыслей, устремления, цели и задачи, подходы…


facebook twitter gplus linkedin