Габриел САРГСЯН: “Необычно было играть в Баку”

Сентябрь 25, 2015  |   Автор :   |   Спорт

 

Гроссмейстер Габриел Саргсян традиционно считается крепким орешком для любого соперника. В турнирах с классическим форматом он обычно оказывается на передовых позициях, а вот на розыгрышах Кубка мира его игра никак не клеится. Вот и на очередном соревновании в Баку Габриел не продвинулся дальше 1/32 финала. Причины столь скромного выступления мы попытались выяснить в беседе с самим шахматистом.

— Как вы оцениваете свой результат?

— Думаю, выступил нормально. Во всяком случае, улучшил свой прежний результат. До этого я участвовал в двух розыгрышах и выбывал из борьбы уже с первого круга. Теперь мне удалось преодолеть стартовый барьер, однако турнирная сетка свела меня с французским гроссмейстером Максимом Вашье-Лагравом, который является для меня неудобным соперником. Кроме того, мне некомфортно участвовать в турнирах по системе нокаут. Трудно проявлять свой потенциал, зная, что одна-единственная ошибка может стать роковой.

— И все же ваш поединок с поляком Матеушем Бартелем стал самым бескомпромиссным из встреч 1/64 финала. Сопротивление соперника вы сломили только в так называемом “армагедоне”. Вам удалось восстановиться после столь затяжной борьбы?

— В любом случае, нелегко проводить семь партий за один день. Такой ритм отнимает много энергии, но, откровенно говоря, я неплохо сыграл первую партию с Лагравом. Надеялся, что мне опять удастся довести развязку до тай-брека. Однако во второй партии усталость все же взяла верх и я провалил встречу.

— В какой момент вы поняли, что ситуация выходит из-под контроля?

— Прежде всего, хочу отметить, что французский гроссмейстер оказался на высоте, доказав, что он не зря считается одним из сильнейших шахматистов мира. Ну, а я сделал один неверный ход, после которого моя позиция, буквально, развалилась. После этого трудно было рассчитывать на удачу. Вдаваясь в анализ, могу сказать, что у соперника имелись два слона, но его позиция была закрыта. В этой ситуации моей тактической задачей было лишить Лаграва возможности развернуть свои силы. Но я ошибся в своих расчетах, после чего инициатива полностью перешла сопернику. Остальное — уже чисто шахматные нюансы, которые, думаю, больше интересны специалистам.

— Вас напрягало то обстоятельство, что турнир проходил в Баку?

— Наше пребывание там было организовано на самом высоком уровне, но все же мы находились в необычных условиях, которые должны учесть при последующих выступлениях в этой стране. Нас постоянно сопровождали охранники, и поэтому мы были лишены возможности полноценного отдыха. Хотя никаких проблем не возникло, но у нас не было  раскрепощенности, которая присутствует во время турниров в других странах. Люди, сопровождающие нас, относились к нам тепло и даже интересовались, как прошел очередной матч.

— Аронян даже предпринял маленький вояж по Баку. Почему вы не составили компанию своему другу?

— Честно говоря, не видел в этом смысла. Я даже попытался отговорить Левона от такого намерения, но он все же решил погулять в городе.

— Успевали следить за игрой других наших шахматистов?

— Да, иногда удавалось взглянуть, что происходит на их досках. Думаю, все наши ребята сыграли достойно. Грант Мелкумян обыграл Гату Камского, добившись, пожалуй, самого значительного успеха в своей карьере. Самвел Тер-Саакян также на равных боролся с россиянином Никитой Витюговым, которому проиграл в упорной борьбе. Единственной неудачей можно считать поражение Ароняна. В любом случае, мне кажется, что если бы он даже продлил свою регистрацию на турнире, то с каждым туром сталкивался бы с новыми трудностями.

— Что вы имеете в виду?

— Естественно, усталость, которая накапливалась слой за слоем. Порой шахматистам очень важно остаться наедине и осмыслить перипетии очередной партии. Но в одиночестве мы бывали только в гостиничном номере. Кроме того, после игрового дня нам просто необходимо прогуляться в городе, освободиться от турнирных эмоций, чтобы спокойно готовиться  к следующей игре.

— Кстати, Аронян обосновал свое поражение от украинца Арещенко фактором минутного затмения. Вы обсуждали с ним этот вопрос?

— А что тут обсуждать? То же самое можно сказать и про всех нас, поскольку именно одна ошибка и стала причиной неудачи.

— Вы с Левоном закадычные друзья. Может, расскажете, почему он в последнее время не выделяется стабильной игрой?

— Я в корне не согласен с такой формулировкой, поскольку в последнее время Левон вновь на подъеме. По-моему, его игру в Баку не стоит брать в расчет. Не считая этого турнира, в этом году он неплохо проявляет себя: прекрасно сыграл на командном чемпионате мира в Цахкадзоре, а недавно стал победителем одного из сильнейших в истории шахматных турниров — Кубка Синкфильда. Вы же знаете, какой состав там собрался. К сожалению, теперь участие в турнире претендентов уже не зависит от Ароняна. Однако, зная его, могу заверить, что мы еще не раз увидим Левона в поединках за звание чемпиона мира.

— Итак, что именно наши шахматисты должны учесть при подготовке к Всемирной Олимпиаде следующего года, которая также пройдет в Баку?

— Во-первых, вопрос нашего участия в Олимпиаде еще не определен. Если руководство Шахматной федерации Армении решит, что мы должны участвовать, тогда вместе со своим тренером разработаем такой план подготовки, который позволит нам максимально хорошо сыграть на этом турнире. Ведь Олимпиада — особое соревнование, а со сборной Армении — спрос особый.


facebook twitter gplus linkedin