Неэффективная координация

Январь 27, 2017  |   Автор :   |   Экономика

Текущее состояние и перспективы координации денежно-кредитной политики стран-членов ЕАЭС проанализировал в своем очередном исследовании Центр интеграционных исследований Евразийского банка развития (ЦИИ ЕАБР) совместно с Департаментом макроэкономической политики Евразийской экономической комиссии (ЕЭК).

С учетом того, что Договор о Евразийском экономическом союзе предусматривает углубление экономической интеграции, в том числе путем проведения согласованной макроэкономической и валютной политики, проведение подобного исследования приобретает еще большую актуальность. Тем более, что основные вопросы, которые находились в зоне внимания аналитиков ЕАБР и ЕЭК, охватывали такие направления, как     режимы нынешней курсовой и денежно-кредитной политики в странах ЕАЭС,  эффективность каналов, посредством которых регуляторы оказывают влияние на экономику, существующие препятствия на пути эффективной координации монетарной политики в рамках интеграционного объединения, а также возможные общие цели и задачи, решаемые центральными (национальными) банками.

Одним из основных выводов исследования стало то, что в настоящее время режимы курсовой и денежно-кредитной политики в государствах-членах ЕАЭС весьма различаются. Это свидетельствует о том, что для их координации потребуется сформулировать как общую цель политики, так и механизмы ее достижения, которые в условиях различных режимов также могут отличаться.

По сути, ключевой целью денежно-кредитной политики является достижение и удержание инфляции на низком и стабильном уровне. И в этом плане центральными банками была проделана определенная работа по координации шагов. Так, объявленные среднесрочные целевые показатели инфляции в странах ЕАЭС, в принципе, находятся в узком диапазоне:  Армения — 4%, Беларусь — 5%, Казахстан — 3-4%, Кыргызстан — 5-7%, Россия — 4%. Кроме того, большинство государств-членов ЕАЭС заявляют о планах по переходу к таргетированию инфляции с гибким обменным курсом, но из-за разной скорости имплементации объявленных изменений, различия в подходах к реализации монетарных политик сохраняются.

“Проведению эффективной монетарной политики в некоторых странах ЕАЭС препятствуют высокая долларизация, значительный уровень инфляционных и девальвационных ожиданий, слабо развитый финансовый сектор, наличие теневой экономики, зависимость от денежных переводов трудовых мигрантов, слабая диверсификация экономики, а также зависимость от внешних ценовых шоков. Без устранения этих проблем возможности по углублению координации монетарной политики остаются ограниченными”, — отмечают специалисты ЕАБР.

Одним из условий повышения эффективности координации денежно-кредитных политик является постепенное подтягивание доходов в бедных странах до уровня богатых, или иначе говоря, процесс конвергенции между странами. Как показало исследование, в странах ЕАЭС наблюдаются процессы конвергенции доходов, но они идут неравномерно и затрагивают не всех членов экономического объединения одновременно.

К примеру, между Беларусью, Казахстаном и Россией имеет место конвергенция догоняющего типа, когда уровни валового внутреннего продукта на душу населения по паритету покупательной способности в Казахстане и Беларуси последовательно сближаются с аналогичным показателем в России. Темпы этого процесса можно считать средними. Армения также постепенно сокращает свое отставание по уровню ВВП на душу населения по паритету покупательной способности от России, однако это, по оценкам аналитиков, происходит крайне медленно. А вот Кыргызстан в настоящее время практически не демонстрирует конвергенции с лидерами ЕАЭС, имея очень низкий исходный уровень душевого дохода.

При этом самой серьезной проблемой для монетарной координации в ЕАЭС является высокий уровень долларизации. Дело в том, что она уменьшает результативность денежно-кредитной политики, тем самым ограничивая возможности правительств по управлению макроэкономическими показателями. С учетом того, что ослабление обменного курса утяжеляет долговое бремя валютных должников, это может породить эффект сжатия экономики, характерный для жесткой денежно-кредитной политики. Более того, изменение процентных ставок не влияет на ставки валютных кредитов и депозитов, что затрудняет функционирование каналов трансмиссии денежно-кредитной политики. Есть еще один нюанс: учитывая, что местный центральный банк не может выступать в качестве кредитора последней инстанции при предоставлении ликвидности в иностранной валюте, финансовая долларизация повышает риски ликвидности и платежеспособности финансовой системы.

В этом смысле расширение координации денежно-кредитной политики нельзя представить без низкого уровня долларизации и высокого уровня доверия к национальным валютам. Лучший способ повысить уровень доверия к национальной валюте заключается, по мнению специалистов ЕАБР, в обеспечении постоянства ее покупательной способности, то есть стабильной низкой инфляции на фоне свободного и в меру волатильного обменного курса.

Что касается эффективности проведения монетарной политики странами интеграционного объединения, то она в значительной мере зависит от эффективности их фискальной политики. Зачастую именно инструменты фискальной политики являются практически единственным действенным и доступным средством для реагирования на несимметричные шоки и стабилизации ситуации на внутреннем рынке. Например, с помощью мер жесткой экономии осуществляется внутренняя девальвация, которая приводит к снижению стоимости факторов производства.

“Многие теоретические и эмпирические исследования подчеркивают, что подход, при котором скоординированная монетарная политика для регионального интеграционного соглашения направлена на сдерживание инфляции, а фискальная политика формируется на местном уровне и нацелена на сглаживание страновых шоков, является оптимальным. Однако это справедливо лишь при условии, что страны проводят добросовестную экономическую политику, обеспечивающую макроэкономическую сбалансированность. Движение в направлении усиления координации денежно-кредитных политик потребует поддержания строгой бюджетной дисциплины в странах-участницах евразийской интеграции, а также координации политики в других областях”, — подчеркивают специалисты.

На самом деле, координация фискальной политики в странах ЕАЭС является технически довольно сложной задачей. Ее выполнение затруднено “дополнительной” функцией бюджетной политики из-за значительного объема условных обязательств бюджетного сектора для сохранения контроля над ключевыми, но не всегда эффективными сферами экономики. По сути, это связано с большой долей государства в реальном и банковском секторах в некоторых странах ЕАЭС.

“Важной практической задачей согласования фискальной политики является выработка странами адекватных фискальных правил. Простое установление потолков долга или дефицита бюджета ведет к проциклической фискальной политике, позволяющей не реагировать на внешние шоки. Проблему решает установление целевых параметров относительно структурного сальдо бюджета, которое корректируется на циклическую составляющую доходов и расходов, а также на единовременные шоки. Без решения проблем снижения уровня инфляции и ее волатильности, укрепления доверия к национальным валютам и сокращения долларизации и проведения ответственной фискальной политики дальнейшие усилия по координации денежно-кредитной политики могут оказаться недостаточно эффективными”, — резюмируют авторы аналитического доклада ЕАБР И ЕЭК.

 


facebook twitter gplus linkedin