Возродить былое звучание

Март 27, 2019  |   Автор :   |   Экономика

Масштабные конференции с участием именитых ученых со всего мира, высококачественные научные работы международного уровня, центр физиологической науки в Армении, наименование которого в советские годы было известно по всему Союзу и даже за его пределами. Институт физиологии НАН РА был основан в годы Великой Отечественной войны — в 1943 году, а само здание находилось тогда в нижней части Еревана, близ реки Раздан. По сути,  он стал в то время одним из основателей Академии наук Арм. ССР, поскольку учредили Академию в тот же период на основе нескольких подобных научных центров в республике.

Спустя чуть больше 15 лет, а именно в 1959 году, Институт физиологии начал носить имя своего учредителя — академика Левона Орбели, а улица, на которой расположилось новое здание учреждения, получило название пр. Братьев Орбели.

В разные годы научными руководителями и директорами Института были известные советские ученые и академики — Хачатур Коштоянц, Эзрас Асратян, Виктор Фанарджян и многие другие, под руководством которых здесь работали свыше двухсот специалистов. Действующие в Институте физиологии лаборатории со временем настолько развились, что впоследствии на их базе были созданы Институт биохимии и Институт кардиологии НАН РА.

Увы, после развала Союза центр физиологической науки постигла участь многих научно-исследовательских институтов в Армении, которые буквально выживали, не имея финансовой возможности ни для обновления оборудования в лабораториях, ни, тем более, обеспечения достойных зарплат своим сотрудникам. Годы шли, и авторитетнейший в свое время армянский Институт физиологии постепенно начал терять тот огромный научный потенциал, который был здесь накоплен еще с советских времен.

Поток молодых возрос

И вот в столь непростой ситуации в 2012 году руководить учреждением было предложено довольно молодой по меркам научного мира доктору биологических наук Наире Айвазян, которая на тот момент проработала в Институте физиологии около трех лет в качестве заведующего лабораторией токсинологических исследований. До этого за ее плечами был довольно долгий преподавательский и научно-исследовательский опыт работы в Ереванском госуниверситете, что позволило, как она признается, привнести  биофизическую методологию в классический физиологический институт, скрестив тем самым разные дисциплины. А перспектива науки, что отмечают многие современные ученые, как раз во взаимном проникновении различных направлений.

— Честно говоря, для меня стало полной неожиданностью предложение от коллектива стать руководителем Института физиологии. Одновременно это накладывало большую ответственность, потому что институт традиционный, с богатой историей, являющийся в свое время одним из ведущих в СССР. У меня была мечта возродить это звучание института и не растерять тот потенциал, который был в него заложен, — вспоминает директор Института физиологии НАН РА Наира Айвазян.

На вопрос, что она считает самым большим достижением для руководимого ею учреждения за последние почти семь лет, наша собеседница отмечает: главное в том, что сумели привлечь молодых. На самом деле, это было довольно сложной задачей, особенно при тех, скажем так, не очень привлекательных финансовых условиях, которые предлагались специалистам. Но, по словам г-жи Айвазян, поток молодежи заметно увеличился, поскольку они знают, что приходят в центр, где осуществляется серьезная научно-исследовательская деятельность. Более того, появилась возможность выбирать среди тех энтузиастов, которых привлекает не материальная сторона, а именно интерес, без которого в науке никак.

Тканевая инженерия с широким охватом

Произошли в Институте физиологии и структурные преобразования. За последние годы закрылись две лаборатории, которые, как объясняет директор учреждения, “не могли продолжать воспроизводить молодую науку на том уровне, на котором нужно сегодня”. Вместо этого были основаны новые лаборатории, среди которых — лаборатория тканевой инженерии, созданная в 2013 году.

— Мы ее создали практически с нуля. Это был сложный процесс, потому что методика очень инновационная и нельзя было вложить при создании лаборатории ни имеющийся материальный ресурс, ни научно-технический опыт нашего института, — говорит г-жа Айвазян.

Тканевая инженерия, продолжила она, одно из самых перспективных направлений современной науки, охватывающая самые разные направления — от биологии, физики и химии до медицины. В развитых европейских странах и США это особенно популярно, а в той же России ведутся работы по созданию искусственной человеческой кожи для использования ее в военной сфере. В Армении же до недавних пор это направление отсутствовало. Однако в 2013 году усилиями нового руководителя в Институте физиологии была организована специализированная конференция, на которую приехали коллеги из американского Университета Джорджа Вашингтона, среди которых была и наша соотечественница —  профессор этого же университета Нарине Сарвазян.

С того времени и по сей день она прилагает огромные усилия  для развития в Армении столь перспективного научного направления. На средства образовательного гранта программы Fulbright, финансируемой из госбюджета США, она организовала в Армении четырехмесячный учебный курс по тканевой инженерии. Причем это был не просто теоретический цикл лекций, как обычно, а практический курс, участие в котором приняли прошедшие конкурс студенты медико-биологических факультетов, молодые сотрудники биомедицинских учреждений, а также физики и программисты.

— Сейчас мы готовим более расширенный курс с охватом на год. Уже готово и методическое пособие на армянском и английском языках. Кстати, с 2013 года мы имеем право проводить здесь и полный курс магистратуры: в составе Научно-учебного центра НАН РА у нас есть кафедра нейрофизиологии и токсинологии. Но курс по тканевой инженерии идет как бы отдельно. Обращаться для участия в нем могут не только люди с биомедицинским опытом. Ведь тканевая инженерия — область междисциплинарная, использующая высокие технологии, поэтому она перспективна и для специалистов IT, решивших посвятить себя биоинформатике, — детально изложила суть дела директор Института физиологии.

В планах — создание регионального центра

Руководит лабораторией тканевой инженерии также наша соотечественница, репатриант  США — Заруи Карабекян. Пару лет назад возглавляемая ею лаборатория получила от благотворительного фонда “Степан Гишян” грант на приобретение современного инкубатора, обеспечивающего самую близкую к человеческому организму среду. Новое оборудование позволяет посредством стволовых клеток выращивать в лаборатории человеческую кожу для трансплантации, используемую в хирургии.

— На самом деле, за годы существования лаборатории мы добились ее эффективного функционирования. Сегодня у нас реально есть возможность производить некоторые ткани, причем речь не только о человеческой коже, но и кардиомиоцитах, которые могут стать очень хорошим подспорьем в кардиологии, к примеру, для  шрамов на сердце после инфаркта, — объяснила глава Института физиологии.

Во многих развитых странах при физиологических институтах действуют клиники с тем, чтобы те разработки, которые делаются в научном институте, имели возможность апробироваться на уровне доклинических и клинических исследований. В Армении это, к сожалению, не так, потому что медсектор, по словам г-жи Айвазян, работает по своим внутренним законам и с большой неохотой идет на контакт с научной средой.

— Сложно ответить, вопрос ли это недоверия или просто отсутствия интереса вносить какие-то инновации в уже устоявшуюся  и довольно жесткую систему. Правда, мы работаем с несколькими клиниками, но сказать, что наши начинания доходят до клиник — нельзя, — констатировала наша собеседница.

Однако в планах на будущее у Института физиологии — основать в Армении центр тканевой инженерии уже с выходом на медклиники. Тем самым можно будет выйти и на региональный уровень, заинтересовав соседние страны — Турцию, Грузию, Иран, поскольку  ближайшее место, где проводятся прикладные научные исследования в области тканевой инженерии — это Израиль.


facebook twitter gplus linkedin