Вкус нужно воспитывать, а не идти на поводу у обывательщины

Январь 19, 2018  |   Автор :   |   Общество

Интервью с членом Национальной комиссии по телевидению и радиовещанию Арменом Мкртчяном

— Армен Степанович, хотелось поговорить о непосредственных функциях и полномочиях Комиссии — помимо “распределения кнопок” и радиочастот. Надо сказать, что общественность не очень хорошо информирована о деятельности этого ведомства.

— Во-первых, мы конституционный орган, нам посвящена отдельная глава в новой Конституции (в старой была одна статья), и наша первостепенная задача — следить за свободой слова на телевидении и радиовещании, чтобы на них не оказывалось давление и чтобы они выдавали разностороннюю и свободную информацию. Ну, и в наши полномочия входят чисто технические вопросы — выдача лицензий, объявление тендеров, контроль за соблюдением соответствующих законов Республики Армения касательно теле- и радиовещания.

— В контент вы вмешиваться не можете, но именно сетка вещания очень многих наших каналов вызывает большие нарекания и справедливое возмущение части общественности. Низкопробные отечественные сериалы, идущие в “прайм-тайм” и пропагандирующие насилие, низменные и неприемлемые поведенческие нормы и т.д.  Нет ни одного сериала, где бы можно было наблюдать крепкую, счастливую армянскую семью — повсеместно трагедии, насилие, зло. Смещены понятия добра и зла, не говоря уже о пагубном влиянии на подрастающее поколение, особенно мальчиков. Будущие солдаты армянской армии видят совсем другую “реальность”: герои “нашего времени” — это сплошные “аперо”, “хужаны”, криминальные элементы, которые только и делают, что пуляют друг в друга, делят деньги, бизнес или наследство, и прожигают жизнь в казино и саунах с девицами легкого поведения… А потому возникает закономерный вопрос — что делать? Я понимаю, что в демократичной стране речи не может идти о жесткой цензуре, но хоть какой-то контроль должен иметь место?

— Я полностью разделяю ваше мнение, но, к сожалению, это так. В контент мы не имеем права вмешиваться, кроме  ряда случаев. Первый — это рекламная деятельность (чтобы соблюдались “минуты” рекламы), второй — чтобы не нарушалась 22 статья Закона РА  “О телевидении и радио”, не было бы призывов к насилию и разжиганию межнациональной розни, ну и касательно языкового барьера, чтобы отечественные каналы 55% своих передач вели на армянском языке. И отдельная функция, на короткий срок (во время разного рода выборов), проводить мониторинг — чтобы соблюдалась буква закона и выделялось бы равное количество времени для эфира всем кандидатам.

На законном уровне с этой печальной данностью — давать в эфир не самую качественную продукцию — мы бороться не можем. Но в мире хорошо себя зарекомендовала практика самоконтроля. Каналы сами, исходя из общественного резонанса, подписывают различные хартии и принимают решения относительно “облагораживания” сетки вещания и дальнейших планов. У нас был аналогичный маленький опыт, но он не сработал — мы подписали какую-то неработающую хартию, если не ошибаюсь, в 2012 году.

Тут, на мой взгляд, большую роль могут сыграть общественность и общественные организации, которые должны об этом громко говорить, и под их давлением эта болезненная проблема может найти свое решение. В  Законе “О телевидении  и радио” ясно написано, что критерии (какого рода должен быть контент и чего он не должен содержать) должны быть приняты законом. А ранее закон давал это право нам, и мы эти так называемые “искаженные критерии” обозначили . Маленький такой документик  на 2-3 страницы. Но в него мы уместили  все, что прочли, перелопатив 2000 страниц другой литературы — изучили международный опыт и очень хорошо его проработали. Но потом было принято решение, что любой запрет должен быть закреплен на законодательном уровне, а не исходил от нас. И, на мой взгляд, это правильно. Теперь сомнительные, так сказать, и недопустимые критерии должны быть указаны в законе. Но их не могут прописать вот уже 6 лет. Я понимаю, почему —  это будет непопулярный, непопулистский ход. Сразу заговорят об ущемлении свободы слова и так далее.  Будь он, у нас хотя бы была возможность хоть как-то обозначить возможные риски или вред, который наносит контент того или иного канала. Если, к примеру, мы видим непатриотичные, антипедагогичные, принижающие роль  родителей фильмы или передачи. Однако могу сказать, что сейчас опять идет работа над Законом РА “О телевидении  и радиовещании”. В него должны быть внесены серьезные изменения и дополнения, и я надеюсь, что хоть на этот раз там что-то изменится — в плане появления каких-то механизмов воздействия на неприемлемый телеконтент.

— И это очень печально, что нельзя хотя бы установить какие-то “квоты” — на передачи культурной направленности, детско-юношеской…

— Не вмешиваться в контент-  это мировая практика: люди голосуют пультом, и, если канал смотрят, дают ему много рекламы, значит, он хороший. Человек сам выбирает, что ему смотреть. Во многих странах есть государственное, общественное и частное телевидение. У нас государственного нет — есть Общественное телевидение (два канала — H1 и Шогакат) и радио, и по новой Конституции у нас есть право контролировать их контент. Здесь мы конкретно смотрим, сколько часов отдают тем или иным передачам для соблюдения разнообразия сетки вещания. Хотелось, чтобы Общественное телевидение на самом деле стало Общественным. Мы, налогоплательщики, прямо скажу, весьма неплохо его содержим. Оно же, по моему мнению, еще не соответствует своему названию. Есть подвижки, но это не то, что должно быть. Общественное телевидение должно полностью служить общественности — быть ближе к народу. Не должно гнаться за рейтингами, дешевыми и популярными шоу, а давать людям объективную информацию, причем не только о политике, и решать серьезные задачи. Нужно также побольше детских и культурных передач. Вкус нужно воспитывать, а не идти на поводу у обывательщины. В какой-то мере телевидение должно “инструктировать” общественность: принимаются законы — а какое влияние они на нас оказывают? Не все граждане нашей страны (особенно пожилые и жители регионов) могут получать объем нужной информации через интернет. Тут и вопрос компьютерной грамотности, и общего уровня образования и осведомленности. Максимум в селах интернет служит для связи с родственниками за рубежом.  Не  думаю, что сельчанин из приграничного села зайдет на сайт arlis.am (систему доступа к правовой информации) и будет искать, к примеру, законы, направленные на поддержку сельского хозяйства или фермеров. В лучшем случае 8-12% жителей регионов пользуется интернетом с этой целью. А потому эту нагрузку должно взять на себя Общественное телевидение — то, чего оно сегодня не делает. Ему нужно расширить диапазон своей деятельности и правильнее работать — давать тот контент, который нужен, а не тот, который хочет видеть обыватель. Люди должны быть информированы и “подкованы”, знать, почему, к примеру, масло и бензин подорожали… Информационную роль свою Общественный канал на высоком уровне пока не выполняет. Следует каналу расширить особенно новостной блок, плюс добавить в сетку вещания две-три общественно-политические программы.  Считаю, что и каналу “Шогакат”, где хоть и показывают хорошие и добрые фильмы и передачи, нужно поработать над контентом и сделать его более интересным.  Определенную нагрузку берет на себя Общественное радио — оно на ведущих ролях, но в плане охвата аудитории уступает радиостанциям, транслирующим музыку в стиле рабиз, шансон и пр. Ему тоже не мешало бы поработать над своими программами и перетянуть на свою сторону слушателей. Повторюсь, Общественные телевидение и радио должны поднапрячься и взять на себя повышенные обязательства. Стать востребованным и примером для остальных. И это, на мой взгляд, тоже подвигнет другие телеканалы  на пересмотр своего “поведения”.

 


facebook twitter gplus linkedin