У нас постоянное чувство долга перед этими ребятами

Март 02, 2018  |   Автор :   |   Общество

Вместе мы можем свернуть горы. Наглядным доказательством этой  прописной истины служит недавно открытый Реабилитационный центр защитника Отечества в здании Больничного комплекса №1 “Гераци”. Сегодня этот единственный в регионе (по своим возможностям и сверхсовременному оборудованию мирового уровня) центр на бесплатной основе будет не только ставить на ноги наших воинов, но и  решать вопросы их социальной адаптации, образования и работы. Здесь будет действовать принцип “одного окна” для решения медицинских и социальных проблем наших военнослужащих.

Условия для наших защитников созданы, как бы пафосно это ни звучало, просто фантастические. Помимо уникального реабилитационного оборудования, есть два бассейна (для колясочников и тех, кто может передвигаться самостоятельно), комната для игр и отдыха, маленькая библиотека, столовая, стационар на 30 коек и возможность принять еще столько же больных амбулаторно. Поскольку центр действует при Первой клинической больнице Медуниверситета “Гераци”, пациентов наблюдают  его лучшие специалисты. Идея создания этого “дома для солдат”, как его уже прозвали в народе, принадлежит ректору Ереванского государственного медицинского университета им.  М.Гераци Армену Мурадяну. Он, еще будучи министром здравоохранения страны, вместе с группой единомышленников, стал инициатором идеи, которая стала реальностью благодаря сотрудничеству Ереванского государственного медицинского университета и Министерства обороны при содействии Президента Республики и благодаря средствам, пожертвованным многочисленными благотворительными организациями и частными лицами.

Все начиналось с того, что журналист  Айкуи Минасян (председатель общественной организации “Содействие раненым военнослужащим и военным инвалидам”) стала заниматься вопросами военнослужащих-инвалидов. Как-то раз ее пути пересеклись с Арменом Мурадяном в одном из сел Ширакской области.

Они  побывали у военнослужащего-инвалида Шираза Амирханяна, который был прикован к постели и в страшных пролежнях. Парня перевезли  в Ереван на лечение. После этого случая Мурадян решил  побывать у всех солдат-инвалидов — их списки были у Айкуи. В августе 2016 года он взял отпуск за свой счет: объездили всю Армению и Арцах, посетили порядка 100 семей. Зачастую приезжали в села за полночь, где их ждали, несмотря на позднее время. Люди говорили одно: это впервые, когда “государство зашло к нам в дом”.

Армен Мурадян, можно сказать, “использовал служебное положение”: ребят привезли в Ереван, распределили в медцентр “Измирлян”, оказали профессиональную помощь, окружили вниманием и заботой. А на местах решались их социальные и прочие вопросы: теплообеспечение, покупка скотины, обучение компьютерной грамотности, постройка санузлов (порядка 20) и пандусов в их сельских домах.

Сильным стимулом стала история Аркадия Мкртчяна, 9 лет прикованного к инвалидной коляске. После соответствующей реабилитации он стал ходить. Стало понятно, что если бы ребятам вовремя была оказана помощь, многих проблем со здоровьем удалось бы избежать.

Между тем в дни  апрельской войны в военный госпиталь “Мурацан” пришли два кинезиолога Давида — Парян и Арсенян, предложившие свои добровольные услуги раненым солдатам. Причем работали прямо в реанимации, чтобы не упустить бесценное время.

Позднее состоялось их знакомство с Айкуи, и Армену Мурадяну был предложен ряд программ содействия раненым военнослужащим и инвалидам. А уже после своего назначения на должность ректора Медуниверситета, он принял решение превратить часть здания по адресу Абовяна, 58 в реабилитационный центр. Нашим гидом в нем стал один из кинезиологов — Давид Парян. Мы долго говорили с ним о ребятах, о том, как работает уникальное оборудование, привезенное из США, Германии и Италии, и многом другом.

Один из пациентов — Айк Торосян, получивший осколочное черепно-мозговое  ранение в апрельской четырехдневке, проявившееся левосторонним парезом. Динамика хорошая, постепенно восстанавливаются двигательные функции левой руки и ноги. Айк — студент ЕГУ, будущий соцработник. Шагает по движущейся дорожке, смотря на экран, где извивается дорога с препятствиями, которые нужно обойти. Айк “гуляет” по виртуальной реальности, а тем временем 3D камера тренажера делает антропометрическое сканирование, фиксирует параметры и отклонения  в движении. Сенсоры под лентой все фиксируют, а компьютер выдает биомеханический анализ и указывает на проблемные места. Тренажеры предлагают и интерактивные игры, действующие по принципу обратной биологической связи, что делает лечение более продуктивным. Айк переходит к другому аппарату и на нем уже выступает в роли лыжника — “катается” с горы, балансируя на движущейся круглой платформе. Есть в центре и аппарат, обеспечивающий изотонический, изокинетический, изометрический режимы работы (для активных и пассивных движений), с возможностью интерактивных игр. Особая гордость центра — единственная в регионе система для нормализации походки и равновесия Zero-G.

О своих ребятах Давид может говорить бесконечно и с необыкновенной теплотой.

— Поначалу, когда все это начинали, преобладали эмоции, а потом уже появилось чувство огромной ответственности. Бывает тяжело, так как мы сталкиваемся с очень тяжелыми случаями. Но среди них есть такие ребята, которые силой своего духа придают нам силы и вдохновляют. Это такой пример для подражания. Хочу также отметить Аветиса Заргаряна, который был ранен в апреле 2016 года в Талыше. Вместе с командиром и товарищами пытался вынести тела наших погибших солдат с территории захваченного поста. Командир Аргишти Габоян погибает, а на носилках, на которых должны были вынести погибших, принесли Аветиса. У него очень тяжелое ранение: пуля вошла в челюсть, прошла сверху вниз, повредив позвоночник. Он проявил недюжинную волю и продолжает ее проявлять. При этом он очень умный и сознательный парень. Сейчас предпринимаем попытки поставить его на ноги: мы опровергли и превзошли все прогнозы и добьемся большего. Динамика положительная как в плане здоровья, так и психологически.

Сам Аветис немногословен, скорее строг и суров. Сказал,  страха в бою не было: только одна мысль — нужно остаться в живых и сохранить жизнь друзьям. Сейчас главная цель — ходить, а все остальное приложится. А вот его мама Соня Заргарян рассказала, что они  из Вардениса, уехали в Краснодар на постоянное жительство, но сын вернулся к призыву с четким решением служить в Армении.

— Когда Аветис с друзьями отправились за телами своих товарищей, турки уже выдвинули усиление. Впятером приняли бой против этой “орды”.  Верю, что он встанет на ноги, хотя после ранения ему врачи даже ноль процентов жизни не давали. Давидов бог послал к нам, это чудо: он еще в реанимации лежал, и они с ним стали работать, что очень помогло.  Он шел на доброе дело, а добро всегда побеждает. Сейчас службу проходит и мой младший сын.

Давид подчеркивает, что наши парни — настоящие мужчины.

— У нас любят причитать, что 18-летние солдаты — “бедные”, дети еще… И забывают, что у нас в Арцахе был воющий отряд 12-13-летних ребят, о котором, к сожалению, практически не упоминают.  К этому вопросу нужно подходить серьезно: какой ребенок, если он идет защищать родину? Еще любят говорить: пошел в армию — стал мужиком. Это не так: нужно мужчину воспитать, чтобы и в армии он вел бы себя соответственно. А если сюсюкать над ним: ой, заноза в руку попала, ой, поцарапался, то и в армии это будет не солдат, а размазня. Такая психология вредная и  ослабляет наши позиции. Нам нужно вести правильную, четкую пропаганду в этом плане. Расскажу один случай. Как-то один из наших духовников отправился в паломничество в  Западную Армению, и у церкви Аркелоц к одной из женщин-армянок из группы подошел курдский мальчик, толкнул и выхватил конфеты, для них же предусмотренные. Она его оттолкнула,  возник конфликт с местными, ее ударили. И когда священник сделал замечание,  мол, как можно поднимать руку на женщину, ему через переводчика ответили: “Кто такая армянка, чтобы поднимать руку на курда? 14-летний курд — уже аскер, на лошадь садится, держит оружие в руках”.

По его словам, команда работников центра будет пополняться, сюда все время приходят молодые профессионалы, горящие желанием помочь. Постоянно будет организовываться переподготовка персонала. Ближайшая задача — создание подобных центров в регионах, в первую очередь, там, где много людей, ставших инвалидами после службы: в Сюникской,  Гегаркуникской, Тавушской областях должны открыть небольшие подразделения. В частности, при военных госпиталях Берда, Сисиана, Вардениса.  Естественно, такой аппаратуры там не будет, но  минимальная необходимая помощь должна будет оказываться на местах. В сложных случаях пациентов привезут в Ереван.

“Мы в целом должны поменять ситуацию: создать профессиональную школу реабилитационной медицины. И важные шаги в этом направлении уже сделаны. Мы не первый год воюем — почти 30 лет, но только после апреля дело сдвинулось с мертвой точки.  Наличие профессионального реабилитационного звена — насущная необходимость. Живем в сейсмоопасной зоне, могут быть техногенные катастрофы. Ежегодно на улицах от ДТП в 20 раз больше погибает людей, чем в армии. Люди не запрещают своим детям выходить на улицу, садиться за руль без подготовки, а вот насчет службы в армии “переживают”. Не стоит забывать и о гражданских инвалидах, которых немало, и им тоже нужна помощь”, — отмечает Д.Парян.

А вот насчет негативного отношения части общества к реформам армии и ее нужным и важным проектам Давид приводит фразу Наполеона Бонапарта: “Не хочешь кормить свою армию, будешь кормить армию врага”.

— Тем, кто недоволен всем, что делается в армии, для солдат, могу сказать одно: скатертью дорога за пределы нашей Родины. Наша Родина чем-то сродни боевому посту. Стоим здесь до конца, нам некуда отступать. А кому страшно здесь жить, пусть уезжают. Наша армия сильная и способна не только пресечь, но и ликвидировать любую угрозу.

Покидая Реабилитационный центр защитника Отечества, мне вспомнился наш разговор с ректором Ереванского медицинского университета Арменом Мурадяном,  состоявшийся после апрельской войны, когда центр был еще проектом на бумаге.  Я тогда сказала, что для него, тогдашнего министра здравоохранения, это время было не только сложным рабочим периодом, но и стало осознанием своей дальнейшей миссии — долга перед ребятами, не пожалевшими своих жизней и здоровья ради Родины. Ответ Армена Мурадяна можно считать лейтмотивом того, что сегодня стало реальностью и важной частью его нынешней деятельности.

— В годы Карабахской войны начала  90-х мое поколение только формировалось, и тогда наши чувства и переживания были иными. Теперь же я все это воспринимал с позиции гражданина своей страны, отца,  и, естественно, это всколыхнуло мою душу. Я действительно очень глубоко пережил все, что произошло, и готовность этих ребят, их массовый героизм, конечно не только подстегнули мои патриотические чувства, но и во многом обязали. Я был поражен и понял, что нельзя воспитать сына героем — это все на генетическом уровне происходило, это их национальная память, которая позволила им стойко противостоять врагу. Я думаю, что сегодня каждый гражданин на своем месте, в своей профессии должен думать о том, что у нас постоянное чувство долга перед этими ребятами. Ситуацию нужно переживать не только эмоционально, но и дельно — помогать не в виде одиночного “флешмоба” типа сдачи крови или сбора перевязочных материалов, а реальными, серьезными, долгосрочными делами и проектами. Я перед собой “поручился” за них, и я несу за них ответственность.


facebook twitter gplus linkedin