Турецкое подстрекательство и нефтяной фактор военной авантюры

15 октября, 2020  |   Автор :   |   Экономика

К основной причине нынешней, несравнимой по масштабам военной авантюры — нескрываемому турецкому подстрекательству, — приплюсовался долговременный спад цен на нефть и тенденция к снижению ее добычи в Азербайджане. Такое мнение высказал в беседе с нами доктор экономических наук, профессор Ашот Тавадян.

Азербайджан переоценил свои возможности

Заявления азербайджанской стороны о том, что причиной конфликта стало ужесточение позиции Армении и что с предыдущим руководством удавалось достичь определенных договоренностей, не выдерживает никакой критики, полагает наш собеседник.

“Этому явно противоречит военная авантюра 2016 года. В то время, кстати, тоже было резкое падение цен на нефть. Присутствовал и турецкий фактор, правда, не в такой явной форме, как сейчас”, — отмечает профессор.

Апеллируя цифрами, он пояснил, что если в сентябре 2014 г. цена за один баррель нефти марки Brent составляла 115 долларов, то после началось ощутимое и весьма болезненное для Азербайджана снижение цен на нефть. В апреле 2016 г. стоимость нефти опустилась до 38 долларов за баррель, а бакинская нефть имеет одну из самых высоких себестоимостей в мире. В этом году нефть марки Brent опять-таки значительно снизилась — с почти 70 долларов до 43 долларов за баррель, причем цена снижалась и до отметки 23 доллара. При этом нет предпосылок для существенного роста цен на нефть. И наряду с этим в Азербайджане наблюдается тенденция к снижению добычи нефти.

В структуре экспорта Азербайджана весомую часть — 75,4% — составляет сырая нефть, на долю нефтепродуктов и экспортных поставок газа приходится 12,1%. Суммарно общий экспорт нефти и нефтепродуктов составляет 91%, экспорт же овощей и фруктов составляет 3%. Экспорт другой продукции не превосходит 1% от общего экспорта. Понятно, что при резком сокращении цен на нефть валютные поступления в Азербайджан должны падать. В итоге приток валюты сократился примерно вдвое, что привело к довольно ощутимым последствиям для азербайджанской экономики.

“Президент Азербайджана И.Алиев неоднократно заявлял, что у них крепкая экономика. Кстати, это позиция тоталитарного государства, которое склонно к явной переоценке своих возможностей по всем позициям. При этом курс азербайджанского маната неоднократно значительно снижался. Если в 2015 г. один доллар стоил 0,78 маната, то сейчас официально 1,7 доллара. И это при определенных валютных ограничениях. С такой динамикой, при значительном понижении цен на нефть, к которой приплюсовалась военная авантюра, риск ее внезапного понижения значителен. С учетом сокращения золотовалютных резервов Азербайджана и низких цен на нефть имеется большая вероятность дальнейшего понижения курса маната с непредсказуемой динамикой. Кстати, за этот год резко понизился и курс валюты подстрекателя этого конфликта — турецкой лиры. За этот год курс доллара к турецкой лире значительно изменился (с 5,9 до 7,9), то есть рост курса доллара составил 34%. При этом Турция еще не справляется с короновирусом. В сентябре по отношению к августу число смертности увеличилось практически втрое. С учетом ее геополитических аппетитов военная авантюра при таких обстоятельствах в первую очередь при рисках Азербайджана для Эрдогана вполне кстати”, — детально проанализировал ситуацию г-н Тавадян.

Не сможет достичь своих реваншистских целей

Подобный расклад, с курсом маната, ценами на нефть, притоком валюты, естественно, скажется на уровне жизни азербайджанского населения. Реальная заработная плата населения понижается, и, поскольку продукты первой необходимости в основном импортируются, то повысятся и цены на них. А так все можно списать на войну, говорит наш собеседник, добавляя, что в бюджете Азербайджана заложена стоимость одного барреля нефти в 55 долларов, что далеко от реальности.

“После турецкого подстрекательства это следующий фактор военной авантюры — отвлечь население от возникших социально-экономических трудностей. Снижаются финансовые возможности Азербайджана, как, впрочем, и Турции, закупать оружие в том же темпе. А военная продукция морально стареет. Таким образом, к авантюре Турции, имеющей свои интересы, прибавились и экономические факторы: падение цен на нефть, снижение золотовалютных резервов, в ближайшей перспективе сокращение возможностей военных расходов. Для того, чтобы отвлечь внимание населения от социально-экономических проблем и воспользоваться уже сделанными военными расходами и, конечно, явной военной помощью Турции, возросло стремление руководства Азербайджана осуществить эту военную авантюру. Заявления же Армении тут существенной роли не играют. Это только повод, а его всегда можно найти. Кстати, большой вопрос, совпадают ли в реальности интересы Турции с интересами Азербайджана”, — отметил экономист.

Политический же фактор этой авантюры со стороны Азербайджана, продолжил он, очевиден для всех. Из-за прямого подстрекательства Турции произошла потеря понимания геополитической и военной ситуации.

“Думаю, Азербайджан окончательно убедился, что, исходя из экономической, геополитической и, конечно же, военной ситуации, приведшей к значительным потерям людей и техники, он не сможет достичь своих реваншистских целей. Даже при значительном росте цен на нефть, что маловероятно, ключевые мировые игроки будут стремиться к сохранению военного паритета. Уверен, что фактор Турции тут не сыграет ведущую роль.

Есть международные принципы, и необходима последовательная работа по признанию приоритета права народа на самоопределение. Кроме того, мировое сообщество, особенно после явного вмешательства Турции, воспринимает ситуацию так: Карабах — это самоопределившаяся республика, которая может в целом решать свои задачи. Поэтому и выдвигается прямое требование прекратить военные действия и договариваться. Сильные мира сего будут стремиться к этому, — считает г-н Тавадян. — Результат единогласный — срочно прекратить военные действия. Мы же должны добиться того, чтобы Республика Арцах активно подключилась к переговорам и сама решала свою судьбу. Для Азербайджана это только территория, все остальное для них слова. Ключевой фактор — волеизлияние жителей Арцаха невозможно не учесть”, — констатировал профессор.

Необходимо также совместно с Республикой Арцах в обязательном порядке укреплять военный потенциал, активно развивая экономику. Для этого следует в ближайшее время, исходя именно из наших особенностей, скорректировать свою модель военно-экономического развития Армении. “Но это уже отдельная тема”, — резюмировал профессор А.Тавадян.


facebook twitter gplus linkedin